«Круче нефти и газа»: фермер Ксения Сосункевич уверена, что будущее за сельским хозяйством

Почему поселок Шуя можно назвать картофельной столицей республики, что такое микроклональное размножение растений и как государственные субсидии фермерам помогают сдерживать цены? Ответы «Республика» получила от молодого, но успешного фермера Ксении Сосункевич.

Шуйский картофель. Фото: "Республика"/Кирилл Оськин

Шуйский картофель. Фото: "Республика"/Кирилл Оськин

Ксения Сосункевич — одна из самых оптимистичных бизнес-леди в Карелии. В сегодняшнее непростое время она не просто сохранила производство картофеля и клубники, но вместе с отцом намерена вдвое увеличить посевные площади, закупить новую технику и дополнительно заняться свеклой и морковью. Учитывая, что сейчас хозяйство Сосункевич снимает урожай картофеля с 55 гектаров, а клубники с пяти, цифры получаются внушительные. Вообще, Ксения считает, что за сельским хозяйством — будущее России.

Девушкам и фермерам надо помогать

Смотреть с такой уверенностью в будущее ей помогает отец, собственное трудолюбие и меры государственной поддержки. Их достаточно много. Так, хозяйство Сосункевич постоянно пользуется субсидией на покупку минеральных удобрений. Например, субсидия этого года составит один миллион рублей — в хозяйстве используют много удобрений.

«Это очень хорошая, весомая помощь для нашего хозяйства. Мы получаем также субсидию на покупку техники в размере 30%. В 2021 году от карельского Минэка мы получили субсидию на нашу теплицу — в районе трех миллионов. Плюс через то же министерство получили деньги на закрытие процентных ставок на субсидирование — в районе 700 тысяч рублей. Это несказанно ощутимая поддержка. Вернувшиеся за счет субсидий деньги мы опять пускаем на перевооружение и на комплектование хозяйства», — отметила Ксения.

Ксения Сосункевич. Фото: "Республика"/Кирилл Оськин

Ксения Сосункевич. Фото: «Республика»/Кирилл Оськин

30% стоимости грузовика, на котором шуйский картофель возят в петрозаводскую «Сигму», хозяйству вернул карельский Минсельхоз. Но самая большая помощь государства еще впереди. Сейчас Сосункевич собирают документы на федеральный грант «Семейная ферма». На развитие фермерского хозяйства можно получить до 30 млн рублей, отчетный период — пять лет. За счет этого гранта Ксения рассчитывает купить картофелеуборочный и плодоовощной комбайны. И после получения новых земель увеличить посевные площади вдвое, а около 20 га отдать под свеклу и морковь.

За рынок сбыта в хозяйстве не переживают. Со столовым картофелем всё понятно: люди со всех населенных пунктов вокруг Шуи, включая Петрозаводск, давно привыкли — за картошкой к Сосункевичам. Кроме того, Ксения держит связь с менеджерами федеральных торговых сетей. Ей звонят из «Пятерочки», «Светофора» и просят до 600 тонн в месяц.

Востребован и семенной картофель из Шуи. В ближайшее время 40 тонн фермеры Сосункевич отправят на Ставрополье. По словам Ксении, в этом году в стране случился неурожай картошки и за семенным материалом выстраиваются в очередь даже южные регионы.

Картофель из Шуи. Фото: "Республика"/Кирилл Оськин

Картофель из Шуи. Фото: «Республика»/Кирилл Оськин

Меры господдержки позволили Ксении обзавестись уникальным оборудованием для выращивания клубники. За семь миллионов рублей она купила английскую теплицу с полезной площадью в один гектар. Три миллиона в виде субсидии вернулись через правительство Карелии.

«В теплице у нас находятся 54 тысячи растений клубники, — рассказывает Ксения. — Это интересная технология для наших северных краев. Благодаря тому, что она защищает от ветров и заморозков, мы повышаем урожайность, снижаем риски. В прошлом году мы ее использовали, но пока на полную урожайность не вышли, потому что нам поставили некачественный посадочный материал, пришлось перезакладывать теплицу. В этом году мы должны выйти на максимальный урожай. Я рассчитываю получить в районе 15 тонн с одного гектара».

У прогрессивной Ксении Сосункевич на полях скоро появится голландская теплица и срок выращивания клубники можно будет продлить. Фото: Игорь Подгорный для Баренц-Пресс Швеция

Урожай 2020 года. Фото: Игорь Подгорный для Баренц-Пресс Швеция

Английская теплица в Шуе даст фермеру Сосункевич треть всей клубники, несмотря на то, что занимает всего один гектар, а площадь всех остальных посадок в этом году будет пять гектаров. В Карелии такая теплица всего одна. Да и в стране их немного, Ксения вспомнила всего четыре хозяйства.

Импортозамещение

Во времена внешних экономических санкций возникает логичный вопрос: а если Ксения Сосункевич захочет поставить вторую такую теплицу, англичане ведь могут в продаже и отказать? Что тогда делать? Ответ простой: российское импортозамещение присутствует и в этом узком сегменте рынка. Английскую технологию уже освоили два предприятия в стране: компания «Хоз Агро» в Краснодаре и «Импотэк» из Тульской области.

То же самое и с парком сельскохозяйственной техники. У Сосункевич в полях основные «рабочие лошадки»-  это три трактора, два немецких и один финский. Когда придет время их менять, в Шуе вполне могут сделать выбор в пользу российской техники, например, «Кировца». В том числе из-за разницы в цене. Один из своих тракторов Сосункевичи покупали за 4,5 миллиона рублей. Сейчас он стоит около 20 миллионов.

«В рамках импортозамещения техники сейчас уже прорабатываются вопросы российских производителей, — отметила Ксения. — Мы получаем от наших коллег положительные рекомендации. В принципе производство техники в России есть, мы готовы ее закупать. Что касается конкретно нашего хозяйства, базовой техникой оно оснащено полностью, эта техника позволит нам работать в районе 3-5 лет. До стабилизации ситуации».

Ксения Сосункевич. Фото: "Республика"/Кирилл Оськин

Ксения Сосункевич. Фото: «Республика»/Кирилл Оськин

Санкции подтолкнут не только российское машиностроение, но и науку, уверена Ксения. Сегодня все фермеры, специализирующиеся на картофеле и клубнике, работают с европейским посадочным материалом. Клубника у нас почти вся голландская. Дело в том, что в Нидерландах разработали технологию выращивания клубники, которая позволяет получать урожай клубники в год посадки. Голландцы назвали эту технологию фриго.

В переводе с итальянского языка frigo — это холод, холодильник. Суть метода заключается в погружении однолетних растений в искусственный сон, который протекает при строгом соблюдении температурного режима (от 0 до -2 градусов) и высокой влажности воздуха. Главное достоинство клубники фриго — возможность получать высокий урожай в первый же год, через 2-2,5 месяца после посадки. Технология фриго дает возможность круглогодичного культивирования клубники, за это фермеры особенно любят этот метод.

Картофель из пробирки

Однако карельские фермеры без рассады не останутся, варианты есть всегда. Например, это микроклональное размножение растений. То есть клубника или картошка из пробирки. Получится дольше, чем у голландцев, но получится.

«В прошлом году мы уже завезли в лабораторию посадочный материал на оздоровление, — рассказала Ксения Сосункевич. — То есть в специальных условиях сотрудники берут почку клубники нашего сорта, обеззараживают при определенном температурном режиме, все вирусы и вредители погибают, и мы получаем чистый , оздоровленный материал. И лаборатория может его размножить в любом коэффициенте. Да, это займет время, но посадочный материал мы себе сможем обеспечить».

Ксения признается, что в ее хозяйстве все настроены очень патриотично. Потенциал российского сельского хозяйства намного сильнее любых санкций.

«Нам бы сейчас чуть-чуть подтянуть науку, потому что она немного отбилась от сельского хозяйства, внедрить технологии, которыми все пользуются, и запустить массовое производство на территории страны. Мы производим все для этого: удобрения, дерево, металл, из которых делают овощехранилища. Площади посадок у нас колоссальные, мы можем кормить весь мир. Могу с гордостью это сказать. Поэтому, мне кажется, в течение пяти лет будет сдвиг экономики от нефтегазовой отрасли к сельскому хозяйству», — заявила Ксения Сосункевич.



Проект «Делаем в Карелии» рассказывает о людях, которыми мы восхищаемся. На них просто смотришь и веришь: у тебя тоже получится. Чем так вдохновляют эти люди? Они делают свое дело. Им непросто. Часто – совсем невесело. Бывает, они тоже унывают и сдаются. Но они продолжают работать. Ловить рыбу или разводить кур, строить дома или варить сыр. Да, песни петь, наконец. Но так, чтобы жизнь вокруг наполнялась смыслом. О неравнодушных. О тех, кому больше всех надо: предпринимателях, фермерах, общественниках, массовиках-затейниках. О тех, кому всегда есть чем заняться.


[/efspanel