Кораблестроитель

Продукция  этого  карельского производства известна во всем мире: от Твери и до Антильских островов. Ее снимали в фильмах Вербински и Говорухин. В проекте «Делаем в Карелии» — уникальная верфь деревянного судостроения «Варяг».

Петрозаводская верфь «Варяг»  свою историю ведет с 90-х годов. Хотя ее создатель  Павел Мартюков любовью к кораблям заболел в  раннем детстве.

Верфь "Варяг"

Павел Мартюков. Фото: «Республика»/Николай Смирнов

— Начал с того, что строгал кораблики из дощечек и пускал в лужах, — вспоминает директор ООО «Варяг».

После школы поступил в Ленинградский кораблестроительный институт имени Ленина. После окончания вернулся в Петрозаводск, пять лет работал на заводе «Авангард», набирался опыта. А в 1989 году подался на вольные хлеба: сам  занялся строительством деревянных судов. В 1992 году создал свое предприятие.

— На тот момент это была чистая романтика, и меньше всего думалось о заработках. Да и сейчас-то, в общем, не очень думается. Для меня главное – заниматься любимым делом. То есть это болезнь, которая, наверное, уже не пройдет.

Верфь "Варяг"

На верфи много бывших работников «Авангарда» Фото: «Республика»/Николай Смирнов

Уникальное производство быстро нашло свою нишу. И даже в суровые 90-е удалось держать верфь на плаву.

— Сначала не было ничего: ни постоянной бригады, ни инструментов, ни материалов, ни собственных площадей. Бывали и сложные времена. В 1998-м мы и лестницы для коттеджей, и оконные блоки делали. Но зато предприятие и людей сохранили. Только в 1999-м нам удалось, наконец, выкупить часть цеха петрозаводской судоверфи.

— Первый корабль, который мы строили самостоятельно – это шхуна «Святой Петр», — рассказывает Павел. —  Это корабль в стиле петровских парусных кораблей. Строили мы его по заказу петербургской фирмы, и капитаном на нем был Владимир Мартусь. Сейчас  он ходит на известном питерском  фрегате «Штандарт».

Капитан несколько лет ходил на «Святом Петре» по Балтике, а потом продал англичанам, которые перевели ее в Карибское море. Сейчас судно  возит туристов на Антильских островах.

— Этот корабль успел сняться в «Пиратах Карибского моря, но, правда, на вторых ролях, но практически в каждом фильме я его видел, — не без гордости рассказывает владелец верфи.

 

Павел старается отслеживать судьбу каждого своего «детища».

Так реплику первого линейного корабля российского флота по заказу администрации Воронежской области строили три года.

— Это был масштабный и интересный  проект  – корабль длиной  40 метров и водоизмещением в 300 тонн. Сейчас он используется как плавучий музей в Воронеже. Местные его выставили на конкурс как символ города на сторублевую купюру.

Верфь «Варяг» в Петрозаводске строит разные корабли: от маленьких лодок и катеров, до больших копий исторических судов, стоимостью от 260 тысяч и до нескольких десятков миллионов рублей (все зависит от потребностей и возможностей заказчика). На предприятии трудятся до 35 человек, средняя зарплата – 25 тысяч. Среди заказчиков и частные лица, и госучреждения, и коммерческие фирмы из России, Норвегии, Швеции, Финляндии, Литвы, Латвии. Корабли работы петрозаводских мастеров ходят  в Португалии, Испании, Италии, на Канарских островах, в Англии.

— В этом году мы 13 шлюпок отправили на Дальний Восток, заказчиком выступил Морской государственный университет имени Невельского и детский центр «Океан». В прошлом году мы для МГУ построили научно-исследовательское судно «Профессор Сенкевич» для проведения исследования в акватории Белого моря, — рассказал Павел.

Еще один крупный интересный заказ был в 1997 году. Строили суда для съемок английского сериала «Хорнблауэр» по роману Форестера, сюжет которого был посвящен войне на море во времена Наполеона.

— Мы построили 11 моделей кораблей конца XVIII — начала XIX века от 5 до 11 метров в длину и шлюпки разных типов.

В 2007 году для киностудии «Вертикаль» создали большую модель барка «Крузенштерн». Он снимался в фильме «Пассажирка» Станислава Говорухина.

Летом 2016 года в рекордные сроки на верфи «Варяг» построили реплику дубель-шлюпки «Якутск» для съемок исторического фильма «Созвездие морей». Подобный корабль в середине XVIII века участвовал в экспедиции Витуса Беринга и исследовал Северный Ледовитый океан. После съемок это судно будет использоваться в качестве учебного в Якутии.

Верфь "Варяг"

Ходовые испытания показали, что мореходные качества у этого судна на высоте: плавная качка, хорошая скорость, под парусом она идет даже быстрее, чем под двигателем. Фото: «Республика»/Николай Смирнов

— Уникальность этой истории в том, что на таком сравнительно небольшом корабле с экипажем в 54 человека, вместе с суровыми мужчинами пошла и хрупкая женщина – жена капитана корабля Василия Прончищева.  Супруги умерли в этой экспедиции, их могила на побережье Северного Ледовитого океана сохранилась до сих пор, — рассказал руководитель верфи.

Павел Мартюков показал нам новое судно:

—  Обычных кораблей у нас почти и нет. Все они уникальны, — считает судостроитель. — В наше время строить деревянные суда серийно практически не реально. Поэтому мы строим любые заказы, в этом и есть наш конек.

Верфь "Варяг"

Катер проекта «Аскольд-18» предназначен для отдыха на воде. Но стилизован он под буксиры, главная его «изюминка» – это цельнодеревянная конструкция с использованием таких материалов как дуб, тик, красное дерево и архитектура корпуса. Фото: «Республика»/Николай Смирнов

Судно начинается с идеи: с клиентом могут очень долго обсуждать детали, чтобы понять, что он хочет получить в итоге. Дальше разрабатывают  техническое задание: определяют размеры судна, его конструкцию и комплектацию. Следующий этап – проектирование, а затем – строительство. На верфи делают корабли «под ключ», начиная от корпуса и заканчивая внутренним оснащением.

— Учитывая то, что предприятие небольшое, обязанностей у всех много. Сотрудники, которые строят корабли, как правило универсалы. Они могут работать и с деревом, и с металлом. Мы сами себе проектанты, снабженцы, приходится сочетать много обязанностей.

— Надо успевать сразу делать все. И знания надо все время пополнять. Поэтому я не могу этим заниматься восемь часов в день, я этим занимаюсь все время.

 

За почти 20 лет работа отлажена до мелочей: есть база надежных поставщиков, славу об эксклюзивном производстве разносит сарафанная почта. Поэтому на вопрос о проблемах бизнеса Павлу ответить сложно.

— Налоги надо платить, мы платим регулярно и аккуратно. Если предприятие работает нормально, стабильно, то сейчас можно работать, можно жить. В какой-то особой поддержке мы, скорее всего, и не нуждаемся. Контакты у нас есть и в администрации города и в правительстве. Про нас знают, регулярно у нас бывают гости из республики, которые с интересом наблюдают за строительством деревянных судов. Но есть у нас проблема в том, что верфь не имеет выхода к воде. Мы пытаемся ее решить. Надеемся, что здесь власти республики нам помогут. Нам нужна достроечная стенка. Любое судостроительное предприятие имеет так называемую достроечную набережную, то есть причал, у которого достраивают суда. Вот здесь есть определенные трудности.

Верфь "Варяг"

Фото: «Республика»/Николай Смирнов

Оба сына Павла пошли по стопам отца. Старший – Петр — уже работает на верфи и перенимает опыт.

— Мой отец из Тетемского района Вологодской области. В Тотьме раньше набирали рекрутов на флот, тотемские купцы доходили до русской Америки. Я недавно обнаружил список экипажа шлюпа «Надежда», который участвовал в первой русской кругосветной экспедиции под командованием Крузернштерна и Лисянского. В составе экипажа «Надежды» значится матрос по фамилии Мартюков. Я не берусь утверждать, что это мой предок, но чем черт не шутит, — смеется кораблестроитель.

Хорошие карельские книги. Почти даром