Кэжуал с местным колоритом

В беспокойные девяностые три товарища открыли в Петрозаводске швейное производство. С тех пор одевают всех: строителей, хоккеистов, танцоров, просто активных людей. Спецодежду делают на заказ, а вещи в стиле «кэжуал» можно найти в торговых центрах, по соседству с федеральными сетями.

— Нас трое участников, и мы все с детства шьем, — говорит Олег Хайрудинов, стоя посреди швейного цеха. — Мы встретились в 1996 году и решили попробовать себя на рынке одежды. Специально не учились, нет, мы вообще связисты по образованию.

Когда трое товарищей открыли в Петрозаводске швейное производство, окружающие только пальцем у виска крутили: в России это нереально, надо идти в торговлю. Но все получилось: уже двадцать лет фирма шьет спецодежду для рабочих и повседневные куртки-футболки-толстовки. Последние вы наверняка видели, если бывали в самом большом ТРЦ карельской столицы.

Олег Хайрудинов. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов.

Олег Хайрудинов. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Мейнстрим и немного фантазии

Во главе предприятия, кроме Олега Хайрудинова, стоят Валерий Воробьев и Алексей Жидков. В начале девяностых, еще до организации фирмы, у каждого уже был какой-то опыт в пошиве одежды на продажу: скупали, например, кожаные плащи в комиссионках и шили из них куртки (они тогда были в моде, но мало где продавались).

В теперешнем ассортименте кожи нет. Повседневную верхнюю одежду шьют из мембранной ткани со специальным утеплителем. На отделку идет мех, обязательно искусственный, на толстовки и футболки – качественный хлопковый трикотаж.

Олег показывает пару курток. Это, говорит, стиль кэжуал: у моделей спортивная посадка, они не стесняют движений. И спросом пользуются не только у молодежи.

— Это не про возраст, а скорее про определенный стиль жизни, — улыбается Олег. — Одежда для активных людей. Вообще сейчас рамки возрастные во всем мире размытые.

Все модели раскраиваются вручную. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов.

Все модели раскраиваются вручную. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Готовыеизделия собирают в соседнем помещении. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов.

Готовые изделия собирают в соседнем помещении. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Модели Олег с товарищами разрабатывают сами. Велосипед не изобретают: за основу берут готовые лекала и дорабатывают в соответствии со своим опытом и запросом покупателей.

— Мы постоянно придумываем новые модели и в то же время ориентируемся на то, что предлагают федералы. Покупатель ведь в массе достаточно консервативный, он только говорит, что хочет яркие цвета, а в результате все равно купит черное.

Рабочую одежду фирма шьет на заказ. Главное требование здесь – чтобы сидела хорошо и была удобна в работе. Ну и карманы в нужных местах.

В спецодежде от местного производителя ходят сотрудники компаний «ВЕК», «Ситилинк», «КСМ», «Телекомстрой». Много клиентов из других городов, особенно из Москвы.

— Как-то москвичи заказали нам комбинезоны для монтажников, которые работают на большой высоте. Попросили сделать максимально теплыми, потому что зима была суровая и рабочие мерзли. Мы сделали, а на следующий год нам позвонили и сказали: ваши комбинезоны настолько теплые, что ребята перестали работать, сидят там наверху и спят, — смеется Олег.

Лекала. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов.

Лекала. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Комибензон для монтажника. Отправится в Москву. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов.

Комбинезон для монтажника. Отправится в Москву. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Отдохнуть от мейнстрима помогают индивидуальные заказы. В какой-то момент фирма стала одевать спортсменов: юных хоккеистов, лыжников, танцоров, гимнастов. Форму для них делают методом полноцветной печати: белую ткань красят в командные цвета и сразу же наносят фамилии, логотипы, эмблемы.

Дизайн разрабатывают вместе с клиентами, получается очень узнаваемо. На такие заказы уходит много времени, в основном за счет доработки макета.

— Крупные столичные фирмы готовы внести две-три правки, а дальше – только за деньги. У нас макет можно мучить бесконечно: то букву передвинуть, то цвет поменять, то вообще полностью концепцию. Ну вот осознал вдруг человек, что это не его цвет, — иронично улыбается Олег. — Приходится переделывать.

Форма для юных хоккеистов: сразу видно, откуда спортсмены приехали. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов.

Форма для юных хоккеистов: сразу видно, откуда спортсмены приехали. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Жилетки для горнолыжников. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов.

Жилетки для горнолыжников. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Был бы спрос

На производстве работают закройщицы, конструкторы и швеи – всего человек 20. Коллектив чисто женский, но очень дружный, кое-кто трудится в фирме с самого ее основания.

— У нас нет ежедневных планерок, построений, жесткой иерархии подчинения. Мне это сначала казалось странным, а потом я узнал, что это шведская модель управления. Она, кстати, работает, текучки практически нет.

Спецодежда местного производства разъезжается по разным городам, а вот повседневные вещи продают только в Петрозаводске и Кондопоге. Руководители фирмы пытаются продвинуть бренд за пределы Карелии, но пока не получается: слишком большая конкуренция с федеральными сетями.

Очень бы хотелось получить поддержку от властей, говорит Олег. В свое время фирму вывозили на выставки в Москву и Финляндию, туда приезжали с целой машиной товара, а уезжали пустыми – всё раскупали.

Ткани закупают в основном импортные. В России и качество хуже, и цены выше. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов.

Ткани закупают в основном импортные. В России и качество хуже, и цены выше. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Сейчас работать в какой-то степени сложнее, чем даже в беспокойные 90-е. Безудержного потребления одежды нет, покупательский спрос упал. И это мировая тенденция: отказ от лишних покупок, громких брендов.

— Многие молодые люди хорошо получают. Но вы бы видели, в чем они ходят! Деньги они тратят в основном на дорогие кроссовки и гаджеты. А одежда… Иногда приносят куртку, просят починить. А там чинить и нечего, ее выкидывать пора. Но они просто не заморачиваются насчет одежды.

Предпринимателей это, конечно, не останавливает. Последние полгода фирма развивает полноцветную печать на ткани, заказов на такие вещи все больше. Долгосрочные планы тоже есть – например, открыть интернет-магазин, так сейчас торгует вся Европа.


Проект «Делаем в Карелии» рассказывает о людях, которыми мы восхищаемся. На них просто смотришь и веришь: у тебя тоже получится. Чем так вдохновляют эти люди? Они делают свое дело. Им непросто. Часто совсем невесело. Бывает, они тоже унывают и сдаются. Но они продолжают работать. Ловить рыбу или разводить кур, строить дома или варить сыр. Да песни петь, наконец. Но так, чтобы жизнь вокруг наполнялась смыслом. О неравнодушных. О тех, кому больше всех надо: предпринимателях, фермерах, общественниках, массовиках-затейниках. О тех, кому всегда есть чем заняться.

Хорошие карельские книги. Почти даром