Этот камень вода не точит: карельский мастер открыл производство дизайнерских раковин

Каменщик Артур Погосян сначала трудился на карьере, а потом решил открыть свое дело и начал вырезать из камня раковины авторского дизайна. По словам Артура, карельский камень лучше всего подходит для этого: он плотный, непористый, не впитывает влагу. Как из валуна получается дизайнерский эксклюзив — в новом выпуске спецпроекта «Делаем в Карелии».

Артур Погосян. Фото: "Республика" / Кирилл Оськин

Артур Погосян. Фото: "Республика" / Кирилл Оськин

Артур Погосян переехал в Карелию — на родину своей мамы — из солнечной Армении 17 лет назад. Здесь женился, родил троих детей и открыл свое дело. Сначала они с супругой снимали квартиру, недавно купили свое жилье на станции Шуйской. Обживаются. Артур говорит, что не любит жару, на севере ему лучше, но рад теплому карельскому лету.

Артур — каменщик. Начинал работать в карьере в Рыбреке: сначала был мастером, потом начальником цеха камнеобработки. Сейчас он предприниматель.

«Я работаю один, наемных  работников нет. Оформил себя как самозанятый: сам нахожу заказчиков, сам изготавливаю, сам продаю. Изучил всю технологию от распиливания камня до продажи. В продвижении продукции помогает супруга», — уточнил мастер.

Артур Погосян. Фото: "Республика" / Кирилл Оськин

Артур Погосян. Фото: «Республика» / Кирилл Оськин

«Я умею работать  с камнем, значит, если уходить в свой бизнес, надо делать то, что хорошо умеешь. Памятниками мне заниматься не хотелось никогда, да и нет таких ресурсов, чтобы сразу открыть цех или небольшой завод. И я решил, что самое оптимальное для меня — это раковины из камня. Стал мониторить рынок, оказалось, что из Индонезии возят такие раковины, и все это продается в России, а у нас этого камня  столько, что можно работать и не останавливаться. Дома, квартиры, гостиницы строятся постоянно, много интересных дизайнерских проектов, поэтому такие раковины востребованы», — рассказал Артур Погосян.

По словам мастера, первый год было очень сложно. Приходилось брать подработки, чтобы прокормить семью, но мысль о дизайнерских раковинах его не отпускала. Постепенно дело пошло, об Артуре узнали, стали поступать заказы, начались продажи.

Гранит и гнейсы

«Я использую для раковин гранит и гнейсы, также есть вулканические породы камня. Самое главное в моем материале — структура и плотность. Гнейс похож на гранит. Не каждый камень подходит для изготовления раковин, я сначала привозил, что попало, отбраковал большую часть. А за три года уже такой опыт у меня —  смотрю на камень, и все мне понятно. Породы в Карелии твердые, в нашем камне нет пор, для раковин — это идеальный вариант. То, что привозят из-за границы, — это камни мягких пород, они впитывают жир, пятна остаются. На карельские раковины хоть масло лей — ничего не останется. Вид не теряет, долговечный материал и в дизайнерских проектах очень востребован», — продолжает Артур.

 


Гнейс  — древняя горная порода с чередующимися светлыми и темными полосами. По химическому составу гнейсы близки гранитам и глинистым сланцам.

Природный дизайн

«Дизайн придумывает природа, а я только пильщик. По заказу подбираю камни и по размеру, и по форме. И мои раковины накладные, не встроенные».

Раковина в интерьере. Фото предоставил Артур Погосян.

Раковина в интерьере. Фото предоставил Артур Погосян.

Процесс выпиливания раковины из камня очень трудоемкий. Артур Погосян использует современные инструменты, но труд все равно ручной. Когда он только начинал, то на одну раковину у него уходило три дня, теперь он делает в день по раковине.

«Привожу в свой цех валуны. Из цельного камня полностью выпиливается раковина, потом идет полировка, она естественная, никакой химии я не использую, камень ничего не боится, кроме сильных ударов, и не требует специального ухода. Премиум раковины, вот вы видите, полируются со всех сторон, но есть и не шлифованные снаружи. Это по желанию заказчика», — рассказал мастер.

Небольшой цех Артуру дал в аренду знакомый. Он установил там специальную промышленную вытяжку, покупает дорогие респираторы, приобрел автомобильный прицеп, чтобы возить камни и специальную тачку, чтобы перемещать валуны в цехе.

 

«Производство, конечно, пыльное и тяжелое. Сначала я сам все поднимал, таскал, потом понял, что так меня надолго не хватит, надо поберечь спину, приобрел необходимое оборудование, специальный промышленный пылесос «Циклон», у меня везде порядок и есть все, что нужно», — поделился Артур Погосян.

Вне конкуренции

В Карелии у Артура Погосяна пока конкурентов нет. По его словам, подобное производство есть в Сочи и Набережных Челнах, но в Сочи делают только маленькие раковины для гостиниц, такого выбора, как у нашего мастера, нет.

«А я делаю все, и фигурные раковины, и любого размера. Требует моя душа творчества. Доставляем мы по всей России, а также в Армению, Казахстан, Белоруссию. Отправляем транспортными компаниями, страхуем наш товар, уже не одну сотню отправили. Стоимость варьируется в зависимости от размера и полировки: от 9 000 до 25 000. Весит такая раковина от 20 до 45 килограммов. Есть у нас и оптовые заказчики, они берут партиями в магазины, там уже реализуют вместе с другой сантехникой».

Покупают раковины из карельского камня и в республике. По словам Артура, его пригласили поучаствовать в сельской осенней ярмарке. Он поехал и сразу продал несколько штук. Говорит, что людям было интересно посмотреть на необычные раковины.

Раковины из камня. Мастер Артур Погосян. Фото: "Республика" / Кирилл Оськин

Раковины из камня. Мастер Артур Погосян. Фото из личного архива

Антироссийские санкции карельскому каменщику пошли только в плюс. Раковины из камня перестали возить из Индонезии, а значит, спрос на внутреннем рынке вырос. Вопрос с инструментами Артур тоже решил.

«У меня все инструменты зарубежного производства. И мне постоянно нужны к ним расходные материалы. В связи с последними событиями, цены, конечно, на это все выросли. Но я помониторил, прошелся по магазинам и нашел выход — покупаю расходные материалы российского производства. В три раза дешевле получается. Выход всегда есть».

Инструмент каменщика. Фото: "Республика" / Кирилл Оськин

Инструмент каменщика. Фото: «Республика» / Кирилл Оськин

«У меня иногда спрашивают, а чего так дорого продаешь?! Я сразу вспоминаю анекдот: к врачу, который 20 лет учился, приходит пациент. За 10 минут приема врач взял с больного 10 тысяч. Тот спрашивает: а чего так дорого? Доктор отвечает: а я что зря 20 лет учился? Так вот, труд каменщика — это тяжелый труд, ручной, и плюс ко всему я делаю эксклюзив».

Артур Погосян. Фото: "Республика" / Кирилл Оськин

Артур Погосян. Фото: «Республика» / Кирилл Оськин

 


Проект «Делаем в Карелии» рассказывает о людях, которыми мы восхищаемся. На них просто смотришь и веришь: у тебя тоже получится. Чем так вдохновляют эти люди? Они делают свое дело. Им непросто. Часто — совсем невесело. Бывает, они тоже унывают и сдаются, но они продолжают работать. Ловить рыбу или разводить кур, строить дома или варить сыр. Да песни петь, наконец. Но так, чтобы жизнь вокруг наполнялась смыслом. О неравнодушных. О тех, кому больше всех надо: предпринимателях, фермерах, общественниках, массовиках-затейниках. О тех, кому всегда есть чем заняться.