Дело в шляпе

Нина Белякова – профессиональная модистка. Шляпы любит и носит всю свою жизнь. То, что ей предлагали в магазинах, не нравилось. Тогда она решила делать шляпки сама. И теперь своим искусством радует не только себя, но и всех ценителей шляпной красоты.

Мокрое валяние. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Мокрое валяние. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

«Свет далекой звезды», «Лабиринт», «Ландыш», «Изабелла» — у каждой шляпки Нины Беляковой свое название. Мастерица отталкивается от образа. Говорит, что не успевает свалять одну шляпу, новые идеи тут же рождаются в голове.

Нина Белякова. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Нина Белякова. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

— Каждая шляпка имеет свое название, тогда у нее есть душа, если это шляпки раз, два, три, четыре, пять, то это неправильно. У каждой своя история. У меня была шляпка «Удивительный сон петунии», для которой я даже придумала сказку, — говорит модистка.

Нина Николаевна всю жизнь любит и носит шляпы. В Карелию она переехала из Петербурга, где пыталась устроиться в шляпную мастерскую подмастерьем. Не удалось. Предприниматели побоялись, что она пришла выведывать секреты для конкурентов. Позже одноклассница познакомила ее с модисткой, которая показала, как работает мастерская, и рассказала об особенностях производства фетровых шляп.

Нина Белякова. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Нина Белякова. Фото: из личного архива

— Я работала в этой мастерской три дня и даже сделала одну шляпку, ее потом даже продали. Но изготовление фетровых шляп – это такое грязное производство… Когда я приходила домой, черная пыль была везде: в ушах, в носу, в горле, на одежде. Я отказалась от такой работы и стала там заказывать шляпки. Так у меня появилась личная модистка. Я ее просила: сделайте мне такую шляпу, чтобы трамваи останавливались. И когда я выходила на Невский проспект, трамваи, конечно,  не останавливались, но оглядывались не только мужчины, но и женщины.

Супруг Нины Беляковой родом из Сортавалы, поэтому они решили переехать в Карелию. Купили участок в Лососинном на берегу озера, построили новый дом, где модистка обустроила себе мастерскую.

Нина Белякова. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Нина Белякова. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

— Однажды соседка позвала меня на мастер-класс по валянию. Я посмотрела, какие цветы получаются из шерсти. И я захотела попробовать. Дочь мне на 8 Марта подарила мешок шерсти. И я начала брать уроки в интернете. Мне повезло, я сразу наткнулась на хороших мастеров, — поделилась мастерица.

Первое, что сваляла наша героиня,  — банные шапки-котики для мужа, сына, зятя и внуков на 23 февраля. Всё чаще будущая модистка заглядывала в интернет и познакомилась с известной уже не только в России, но и за рубежом шляпнице Ириной Спасской.

— И когда я увидела ее шляпы, я поняла, что я пропала. Это не шляпки – это произведения искусства. Мне очень захотелось попасть к ней на мастер-класс, и я поехала в Петербург, где она вела курс. Это было очень здорово, я так многому научилась, теперь мои пальцы имеют глаза и уши. А шляпки стали другими.

Нине Беляковой 61 год. Наша героиня призналась, что совсем не ожидала, что в этом возрасте у нее начнется другая – творческая — жизнь.

Шляпы Нины Беляковой. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Шляпы Нины Беляковой. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

— Я окончила питерский Политех, работала в «Колэнерго» (Кольский полуостров) на подстанции с отверткой с приборами, потом устроилась на работу в «Карелэнерго». Там занималась инженерной графикой, но внутри всегда сидело творчество. Я любила рисовать. В детстве поступила в художественную школу, но не пришлось учиться, и мое творческое начало было не востребовано, и, как говорится, прорвало.

Нина начала делать шляпки сначала только для себя. Но потом она поняла, что остановиться не может, а двести шляп носить не успеет. И решила превратить хобби в маленький и приятный бизнес.

Шляпа Нины Беляковой. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Шляпа Нины Беляковой. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Шляпы Нины Беляковой. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Шляпы Нины Беляковой. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

— Я попробовала предложить свои шляпки на реализацию в разные магазины Петрозаводска. От меня шарахались и даже смотреть не стали. Но, в конце концов, я нашла пару магазинов, с которыми сотрудничаю. Постепенно мои шляпы стали продаваться, теперь у меня есть возможность покупать хорошую шерсть, я заказала бирки и визитки. Кроме того, я стараюсь участвовать в ярмарках, общаюсь с клиентами в соцсетях. Вот сейчас новогодняя ярмарка в «Лотос Plaza», где я представлю свои шляпки.

Модистка не делает повторов и не берет заказы. Признается, что для нее это уже не творчество, а слишком большая ответственность.

— Я пробовала, я сделала три шляпки на заказ. Но я поняла, что не могу творить как обычно, ведь делаешь не то, что хочешь, а то, что надо. И очень большое чувство ответственности. Я решила, что заслужила делать то, что я хочу.

Шляпная математика

Нина Николаевна рассказала, что делать одинаковые шляпки ей просто неинтересно. Она всегда любила задачи со звездочками (повышенной сложности). А шляпное искусство – та еще высшая математика.

В мастерской. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

В мастерской. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

— Техническое образование очень помогает. При создании шляпки я использую все: здесь и начертательная геометрия, сопромат и математика, геометрия и физика. Я могу все высчитать. Я рассчитываю математическим методом, как сделать раскладку шерсти, чтобы получить желаемый размер и дизайн.

Фокусы из шляпы

Шляпы Нины Беляковой не боятся никаких экспериментов. Во время нашей встречи она берет одну из своей коллекции и показывает фокусы.

Форма шляпы после того, как на ней посидели. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Форма шляпы после того, как на ней посидели. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Сначала садиться на нее, а когда встает, шляпка принимает прежнюю форму. Дальше — больше, она наливает полную шляпу из-под крана воды. Головной убор не мокнет и не пропускает воду. Такую шляпку трудно испортить.

 

— Я валяю свои шляпки только из натуральной крашеной заводской шерсти. А технология валяния такая, что шерсть запоминает форму. При этом она не мнется, не садится в размере, не линяет. Никаких обработок и пропиток. Шерсть, теплая вода и детское мыло. Горячая вода – это не шляпный вариант, изделие будет грубое и покроется пупырышками.

Цветная шерсть. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Цветная шерсть. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Шерсть мастерица заказывает в интернет-магазинах. Приходится переплачивать за доставку, но в Петрозаводске такой шерсти не купишь. Наша модистка ведет специальный дневник, где записывает все о своей работе, о каждой модели. Сейчас в ее дневнике 75 свалянных шляпок.

— Я хожу всю зиму в своих шляпах, они уникальные: в них не жарко и не холодно, они не продуваются,  хотя совсем тонкие. Весят не более 50 граммов, поэтому совершенно не портят прическу.

Валяние шляпки. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Валяние шляпки. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Для производства шляп Нина Николаевна заказывает специальные деревянные болваны разных размеров и форм. После вымачивания шерсти изделие натягивается на болван и ему придают форму.

Выкладка шерсти для шляпы. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Выкладка шерсти для шляпы. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

— Выкладываю шерсть тонкими прядками, раскладка одной стороны длится три часа, в целом изготовление шляпы у меня занимает 3-4 дня. Я меняю вид работы: поваляю, потом пойду поформую.

В мастерской, как и в голове модистки, математический идеальный порядок. Вот уж где не увидишь творческого хаоса.

В мастерской. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

В мастерской. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

— Некоторые любят работать в художественном беспорядке. А я люблю порядок, я знаю, где у меня что лежит. Протянула руку — и все нашла.

Для заготовки мыльного раствора модистка натирает детское мыло на терке, затем его растворяет в воде и добавляет капельку оливкового масла с лавандой, а затем густой массой смачивает будущую шляпку.

— Торопиться в этом процессе не надо. Все делаю спокойно, каждый сантиметр разглаживаю и растягиваю. Вот для чего нужны глаза и уши на кончиках пальцев, чтобы понять, услышать, какой хочет быть шляпка. В ход идут разные инструменты: ложки и вилки. Кто-то работает серебряной ложкой, у меня обычная нержавейка.

Валяние шляпки. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Валяние шляпки. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Валяние шляпки. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Валяние шляпки. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Наша героиня призналась, что супруг к ее творчеству относится очень хорошо, он помогает ей выезжать на ярмарки. А вот носит шляпки в семье только сама модистка. Дочь, невестка и сестра к таким головным уборам не готовы.

— На ярмарках я поняла, что женщины делятся на  три категории: первые любят шляпки и носят их, независимо от возраста, вторые – не носят категорически, третьи – им нравится, но они боятся. С ними надо работать. Я вообще поняла, что моя миссия такая: донести женщинам, что не стоит бояться. Они думают, что им ничего не идет. И тогда я разговариваю с ними. Ведь к шляпе не нужна специальная одежда, у меня такие модели, которые можно носить и с пуховиком, курткой, а не только, как все привыкли одна сторона – с драповым пальто.

Шляпа Нины Беляковой. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Шляпа Нины Беляковой. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

По словам модистки, шляпы идут всем. Просто нужно найти свою – это раз, а второе – шляпу нужно играть. Артистичным женщинам, по ее наблюдениям, идут все шляпки.

— Я могу утром выйти одна, днем — вторая, а вечером — третья. Один раз я спортсменка, второй раз – комсомолка, а на третий раз — просто красавица.