Клубнику в массы

Карелия – идеальное место для сельского хозяйства, считают фермеры Юлия и Денис Шелемех. Они готовы засадить 200 гектаров смородиной и еще 30 – клубникой. Сегодня со своей клубничной плантации собирают по 600 килограммов ягод в день. Накормили бы всю Карелию, только не хватает свободных земель.

— На завтра уже нет, у нас до четверга все расписано, — телефон Юлии Шелемех не умолкает с самого утра. Ее клубнику с фермы в Виданах разбирают чуть ли не с куста. Покупатели сами приезжают на поле и увозят ящики со спелой ягодой.

— Очень неудобно отказывать людям, когда приезжают, а у меня ничего нет. Я готова сквозь землю провалиться, — сетует фермер. Но спрос в разы превышает предложение. Например, в один из выходных дней продали 600 килограммов клубники. К семи вечера уже ничего не было, а люди все ехали.

Ферма Юлии и Дениса Шелемех

Денис и Юлия Шелемех: «Не знаем, почему в Карелии умерло сельское хозяйство. Хороший у нас край, и всё тут растёт. Просто своё дело нужно полюбить». Фото: «Республика» / Сергей Юдин

Ближе к земле

Ферме Юлии и Дениса Шелемех четыре года. Как рассказывают супруги, много лет они проработали служащими, а потом потянуло к земле. Начали с тюльпанов. Их выращивают весной – к 8 марта. Как только сходит снег, начинается сезон клубники.

— Мы родом из Краснодарского края. Привыкли жить на земле. У меня была хорошая работа и у мужа. Но мы потихонечку оставили свои работы и полностью ушли сюда. Это благодарное дело, каждый день видишь результат, — говорит Юлия.

Денис побывал на семинаре, где финны рассказывали о своем опыте выращивания клубники. По их советам стали закупать голландские саженцы. В растениеводстве это – основа основ. Поставщиков выбирали очень тщательно.

— Помимо того, что можно купить кота в мешке, можно еще в землю занести всякую заразу, например, нематоду. Потом никак не избавишься, только снимая почву. Голландия дает гарантию, что никакой заразы не будет, — поясняет фермер.

Набравшись опыта, стали расширять линейку. Пробуют разные сорта, смотрят, как они здесь растут. В первую очередь ориентируются на вкус, во вторую – на зимостойкость и урожайность.

Юлия Шелемех: — Потому что даже если клубника урожайная, но не вкусная, конечно, второй раз к нам никто не приедет.

Ферма Юлии и Дениса Шелемех

Голландская клубника дает урожай дает уже через шесть-восемь недель после посадки. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

Участок в 20 гектаров рядом с деревней Виданы три года был в аренде. После фермеры его выкупили и оформили в собственность. Земля хоть и сельхозназначения, но была заброшена с 1993 года. Пришлось все заново перепахивать.

Сегодня под посадки занята половина участка – 9,7 гектаров. Для мульчирования – защиты почвы — используют агроволокно. Оно, во-первых, помогает бороться с сорняками, во-вторых, земля не попадает на ягоды, в-третьих, черный материал притягивает солнце. Еще один метод против сорняков – опилки, которыми просыпают участки между грядками.

— Мы не хотим использовать гербициды. Конечно, так травы вообще бы не было. Но эти ягоды мы едим сами, едят наши дети, поэтому никакой химии не применяем, — поясняет фермер.

Для борьбы с птицами, которые постоянно норовят поклевать клубнику, на полях установлены громпушки. С интервалом в пару минут над участком разносятся громкие хлопки. Что касается почвы и климата, то, по словам фермеров, условия для клубники в Карелии – идеальные.

Юлия Шелемех: Клубника – это что? Это же садовая земляника. А земляника где растет? В лесу. Здесь, в Карелии, для нее идеальное место.

Тем не менее, карельская почва достаточно кислая. Чтобы поднять pH земли используют доломитовую муку.

Ферма Юлии и Дениса Шелемех

Клубничная плантация — прямо посреди карельского леса. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

Методом проб

Супруги-фермеры признаются, что каждый день получают от своей работы удовольствие, хоть дело это не простое. Было немало проб и ошибок.

— Первое поле у нас было под финской пленкой, — рассказала Юлия. — Потом, когда сделали ограничения по ввозу — до 35 килограммов — и евро подорожало, стало просто не рентабельно ее возить. Мы нашли двух поставщиков в России. Засадили поле голландскими саженцами и эта пленка вся растрескалась. Что-то мы успели спасти и заново пересадить, а остальное просто перекопали. Очень было жалко и обидно.

Ферма Юлии и Дениса Шелемех

Сборщики идут с двумя ведрами. Одно — для хороших ягод, другое – для плохих. Порченую снимают, чтобы не гнила и не заражала другие. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

В прошлом году на ферме вырастили 20 тонн клубники, в этом рассчитывают минимум на 25. Хотя в планы вмешалась непредсказуемая карельская погода. В ночь с 31 мая на 1 июня был мороз -2 на уровне земли. Побил 30 процентов урожая.

— Мы были не готовы к этому. Такое случилось впервые за четыре года. Конечно, будем на следующий год умнее, — говорит Юлия.

Аномальная июльская жара также прибавила хлопот. На ферме не предусмотрена система полива. Она была просто не нужна: влажный карельский климат делал все сам. В последние дни, когда температура воздуха превышает +30, приходится проходить между рядами с опрыскивателем.

Инфографика: клубничная ферма Шелемех

Юлия Шелемех признается, что проводит на полях все время: она здесь с пяти утра до одиннадцати вечера. Есть работники, но весь процесс нужно контролировать. Некоторые работы, например, посадку саженцев, фермер мало кому доверяет. Вместе с помощницей только в этом году она высадила 62 тысячи саженцев.

—  Это самый ответственный момент, — объясняет фермер. — Рассада фриго (специальный вид рассады, которую можно выращивать круглый год – прим. ред.) вообще приходит замороженная. Надо правильно ее разморозить, правильно замочить, и самое главное – правильно посадить. Не ниже, не выше, не заглубить корень. Иначе она умрет.

Ферма Юлии и Дениса Шелемех

«Клубника не такая уж прихотливая культура. С бубном над ней стоять не надо». Фото: «Республика»/Сергей Юдин

Экспериментировать не боятся. Посадили голландскую смородину, голубику. Сделали большую теплицу. В ней Юлия выращивает огурцы – на пробу.

— Мы ездили в Рязань от Минсельхоза, почему-то там говорили про огурцы. Немного зацепило то, что в Олонецком районе фермер почти восемь тонн собрала с двух теплиц, — признается фермер. — Она может, а я нет? Приехала, быстро заказала семена, посадила. И знаете, я в шоке от количества желающих, хотя, вроде я не дешево их продаю.

Необходимые гектары

Фермеры хотят расти и развиваться. На базе хозяйства уже формируется кооператив. Люди, которые пришли к Шелемех поработать, изучили процесс и организацию, создают свои крестьянские (фермерские) хозяйства.

— Если мы в кучу соберемся, нам гораздо дешевле выйдут те же саженцы, нам гораздо дешевле выйдет собрать фуру и отправить ее куда-то. Сейчас у нас нет излишков, но если мы будем разрастаться, то они появятся — надо думать о переработке. На тонну клубники ее ставить нет смысла. А если  нас десять человек и с каждого по тонне? Мы ее заморозим, расфасуем и предоставим в магазины уже готовый продукт. Ягоды можно сушить, можно варенье делать – много направлений. Для этого мы и создаем кооперацию. А пока собираем потенциальных любителей клубники, — говорит Юлия.

Ферма Юлии и Дениса Шелемех

Сергей Сакинин приехал в Карелию с юга. Фото: «Республика»/Сергей Юдин

К фермерам приехал товарищ из Ростовской области. Сергей Сакинин – специалист по рассаде и агротехническим приемам. Он тестирует на ферме особую израильскую технологию разведения клубники.

— У нас, на юге, везде поля и температура в районе 40 градусов в тени, сухой воздух. Это нагрузка и для растений, и для человека. А здесь хороший климат и условия: белые ночи, чистая вода. Зима холодная — все бактерии и вирусы в земле умирают, — рассказал Сергей. – Это и для моей семьи хорошо. Тем более у меня жена беременная. Для меня важно, где вырастет мой ребенок.

Ферма Юлии и Дениса Шелемех

Как вырастить лучшую рассаду — знают, но не расскажут. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

Поддержку активным сельхозпроизводителям оказывают и власти Карелии. Впервые за всю историю Карелии Минсельхоз поддержал закладку многолетних насаждений – 167 тысяч на гектар. Фермеры Шелемех засадили в этом году 4,2 гектара и подали заявку на субсидию. Кроме того, для хозяйства и будущего производства закупили специализированную технику: трактор, дисковую борону, упаковщик. Минсельхоз Карелии возвратил 30 процентов от стоимости.

— Когда Владимир Витальевич Лабинов (Министр сельского и рыбного хозяйства Карелии – прим. ред.) приезжал, я ему сказала: «Низкий поклон Минсельхозу», — вспоминает Юлия Шелемех. Работы у них море. К ним уже не то, что там сам идешь, пороги обиваешь. Они сами к тебе идут, предлагают, чем они могут помочь. Твое дело только собрать документы и принести им. Там нет никаких сложностей. Даже если есть какие-то ошибки, и  я не знаю, как правильно сделать, они помогают. Там все доброжелательные, готовы вытянуть за уши всех, лишь бы люди работали.

Ферма Юлии и Дениса Шелемех

Есть сорта с оттенком вкуса персика, есть — особо сладкие. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

Фермеры хотят поставлять свою продукцию на прилавки Карелии. Уже даже подготовили участки под три торговые точки в Петрозаводске. Спрос на свежие ягоды есть и в Санкт-Петербурге. Но объемов не хватает – все забирают с поля.

Половину из имеющихся 20 гектаров нужно оставлять под сидерацию — запахивание в почву зеленой массы растений, которые обогащают почву и убивают сорняки. Под сидератами поля должны быть хотя бы год. Так с имеющимися площадями супруги Шелемех не могут выйти за предел в 10 гектаров. Главную проблему – недостаток земель — пока разрешить не удалось.

— У нас проблема единственная — нет земли. Если бы она была, мы бы гораздо быстрее развились и больше засадили. Земли вокруг — федеральные, относятся к Росимуществу, и на праве бессрочного пользования у опытной станции. Эти земли зарастают лесом, но пока возможности их передать нет, — рассказала Юлия Шелемех.

Ферма Юлии и Дениса Шелемех

Ферма Юлии и Дениса Шелемех. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

— Если нам выделят земли, мы готовы 200 гектаров смородины посадить, немного красной – для розницы и черную – для переработки. Гектаров 30 бы засадили клубникой. И несколько гектар – до пяти – голубикой, — говорит о планах Денис Шелемех.

 

Хорошие карельские книги. Почти даром