Чайных дел мастера

Наши дальние предки не покупали чай, они его собирали. Этот  опыт Максим и Светлана Хюрри из Пряжи оформили в бизнес-план и начали зарабатывать деньги. Их история – в проекте «Делаем в Карелии».

— Как пришла идея собирать иван-чай? Это же надо встать, пойти и начать собирать…
— Ну, мир вообще очень сложный. Некоторые люди, вон, каждый день на работу ходят.

В квартире супругов Хюрри нас первым делом усаживают пить чай. Не удивительно: Максим и Светлана — юристы по образованию, но главным делом для них стал травяной чай. Супруги живут в Пряже, а их чай знают уже по всей стране.

Иван-чай Светланы и Максима Хюрри

Светлана — петрозаводчанка. В Пряжу поехала за мужем. Фото: ИА «Республика» / Борис Касьянов

Светлана: — У нас продукция отличается. Потому что наш чай ручной обработки, а сейчас, в основном, продают через мясорубку прокрученный — гранулированный.

— А какой чай считается лучше?
— У крупнолистового меньше соприкосновение с металлом, поэтому он меньше окисляется.

Первый чай — комом

Молодые люди поженились четыре года назад. Тогда же появилась идея собирать травы на чай.

Максим: — Мы как-то всегда интересовались славянской тематикой — все свое, родное. Перешли на хлеб бездрожжевой, более полезный. Решили попробовать делать чай. Изучали историю чая, традиции чаепития.

Цех по переработке размещается здесь же — в маленькой двухкомнатной квартире на первом этаже. Сейчас сезон только начинается. А в июле-августе — в самый разгар заготовки — ароматы трав разносятся на весь подъезд.

Светлана: — Сначала мы делали чай для себя. До сих пор храним банку с первым чаем, неудачным. Через год только поняли, как правильно делать: чтобы получался черный, а не зеленый.

Иван-чай Светланы и Максима Хюрри

Банку с первым чаем хранят как талисман. Фото: ИА «Республика» / Борис Касьянов

Светлана и Максим вместе работали с фондом «Мельница» в проекте «Ремесла пряжинских карел». Фонд закупал оборудование, обучал местных жителей ремеслам и давал им станки в пользование. Так, например, в Святозеро увезли гончарный круг с печкой. Светлана и Максим помогали ремесленникам продавать свою продукцию. В Пряже открыли лавку при этнокультурном центре. Решили выставить в ней и свой чай как сувенирную продукцию.

Так поняли, что травяные чаи — не только хобби. Они могут приносить деньги. Стали возить свою продукцию на выставки народных умельцев, проводить мастер-классы. Сарафанная почта сделала свое дело: чай  стали брать в сувенирные магазины.

Чайная линейка

Чтобы находить новые сочетания, супруги Хюрри много экспериментируют. Поначалу собирали разные травы — все, что можно. Сейчас устоялась уже небольшая продуктовая линейка:  шесть видов чая.

«Иван-чай» — традиционный русский чай (его еще называют копорским), крупнолистовой, ручной обработки.

«Карельский пуэр» — с листом малины. Весной он достаточно нежный. Чем ближе к августу, тем он становится насыщеннее, ярче.

«Женский чай» — крупнолистовой иван-чай, листья черники и шиповник — полезная смесь для женского здоровья. Чай более зеленый за счет черники.

«Мужской чай» — иван-чай, зверобой и еловая хвоя. Мелкие гранулы лучше завариваются, и чай получается крепким. Дополнительные ингредиенты придают запах костра.

«Северная Карелия» — крупнолистовой иван-чай, закопченный на углях можжевельника, и хвоя сосны. Напиток получается «с дымком».

«Южная Карелия» — крупнолистовой иван-чай, морошковый лист и немного ягод (в разработке).

В ассортименте супругов Хюрри и ограниченные серии. В чае «Minä suvaičen sinuu» (с южно-карельского — «я люблю тебя») иван-чай сочетают с листом черноплодной рябины  и лепестками дикой розы. Его делают на праздники — 14 февраля и 8 марта. К Новому году готовят «Ёлочкин чай» с добавлением хвои сосны и ели.

 

Есть и оптовые заказчики, для которых Светлана и Максим подбирают эксклюзивные составы. В сувенирный магазин «Легенды севера», который первым пошел на сотрудничество, поставляют фирменный иван-чай: засушивают его с мёдом. Для турбазы «Денисов мыс» сделали чай с хвоей.

Новый партнер супругов — организатор полумарафона «Karjala» Евгений Жирнель (к слову, замдиректора по научной работе Карельского научного центра РАН). Он попробовал чай от Хюрри еще в прошлом году. А в этом попросил сделать специальный чай для будущего забега.

Максим: — Мы для них составили рецепт, несколько раз меняли состав: немного ягод добавили, листьев черноплодной рябины. Всем научным центром пробовали. В итоге их устроило. На финише полумарафона всех будут угощать калитками и нашим чаем. Я вообще восхищаюсь, как Евгений все продумывает, до мелочей! У них подарки из шунгита будут, а кубки из карельской березы.

Мастер-класс

Заготовить иван-чай может каждый. Супруги Хюрри рассказали о тонкостях.

Собирать иван-чай нужно тогда, когда он начинает зацветать. Процесс заготовки состоит из нескольких этапов: сборка, подвяливание, ферментация (вручную или через мясорубку), сушка.

Для наглядности мы записали процесс на видео:

Пошли в рост

В этом туристическом сезоне семейное производство Хюрри выходит на новый рынок: их чай будут продавать на острове Кижи.

Максим: — Тема актуальная, рынок большой. Мы вообще не испытываем никакого стресса по поводу конкуренции. Кроме  откровенного свинства, когда копируют наши идеи.

Изначально чай упаковывали в холщёвые льняные мешочки, делали фирменные набойки. Сейчас на мешочки вешают бирку с логотипом — конкуренты стали копировать упаковку.

Максим: — У нас появился «Женский чай», у них — чай «Женское здоровье», у нас «Мужской чай», у них — «Мужское здоровье».

В этом году будут делать упаковку из холста, закажут лазерную резку логотипа. Оригинальная упаковка, которую сложно повторить, должна служить знаком качества.

За четыре года супруги Хюрри вышли на тот уровень, когда за счет продаж чая можно полностью содержать семью. В прошлом году через магазины продали около четырех тысяч пакетиков по 40 грамм. В этом году планируют заготовить 200 килограммов чая. В сыром виде это больше тонны.

Новый этап — рынок массовый. Ремесленники хотят, чтобы их чай покупали не только туристы, но и местные. Для этого разработали упаковку попроще — бумажную — которая значительно удешевила продукт.

Иван-чай Светланы и Максима Хюрри

Фото: vk.com/hyurri

В новом доме Максима и Светланы (его они строят в Эссойле, в Пряже, говорят, земля слишком дорогая) предусмотрен и небольшой цех.

Максим: — Хотелось бы поставить уже специальную машинку, которая будет скатывать чай. Она стоит 150 тысяч, сушилку можно самим собрать за небольшие деньги. Печку тоже хорошо бы купить, а она стоит от 70 до 150 тысяч.

Для больших объемов нужны и наемные рабочие руки. Максим и Светлана уже привлекают школьников на сбор трав. Теперь собираются искать помощников и на обработку.

 

Сейчас семья Хюрри продает свой чай только как сувенирную ремесленную продукцию: так меньше административных барьеров. Но в ближайшее время собирается регистрировать ООО — это тоже поможет расширять бизнес.

Максим: — С торговыми сетями много проблем и нужны другие объемы. Если будут промышленные масштабы, нужны сертификаты. В Петрозаводске ни у кого их нет. Сертификат на один вид чая стоит 30-40 тысяч, и действует он три года. А какой от него толк? Кто-то платит, получает бумажку и идет дальше собирать вдоль дороги.

Супруги Хюрри знают, куда расти: кроме чая они делают варенье из клевера, сирени, одуванчика и цветов шиповника, крем для тела из пчелиного воска. Мечтают запустить линию одежды в этно-стиле. Разработали концепцию: вещи из натуральных тканей с традиционными элементами, но на каждый день и по доступным ценам.

Мы примерили первые «опытные» образцы:


Проект «Делаем в Карелии» рассказывает о людях, которыми мы восхищаемся. На них просто смотришь и веришь: у тебя тоже получится. Чем так вдохновляют эти люди? Они делают свое дело. Им непросто. Часто — совсем невесело. Бывает, они тоже унывают и сдаются. Но они продолжают работать. Ловить рыбу или разводить кур, строить дома или варить сыр. Да, песни петь, наконец. Но так, чтобы жизнь вокруг наполнялась смыслом. О неравнодушных. О тех, кому больше всех надо: предпринимателях, фермерах, общественниках, массовиках-затейниках. О тех, кому всегда есть чем заняться.

История подвиги: Петрозаводск изначальный
  • qwerty

    Хороший материал. Спасибо автору.
    Однако мне как этнографу-любителю непонятно, почему мастер говорит о «славянской тематике» при сочетании слов «чай иван-чай»… Начиная от Москвы и дальше на север жили далеко не только славяне и чем севернее, тем меньше их было. При этом это не зависело от разговорного языка. Жители Ростова Великого меняли язык, но это не означает что они кардинально меняли и отказывались от своей культуры и истории.
    К тому же мастер сам говорит о пряженских карелах.
    Но интервью есть интервью, что есть то есть)

  • Ксана

    Ребята — большие молодцы! И чай у них — самый вкусный, подтверждаю!