Из леса — для бизнеса

Новый карельский бренд возник буквально за год: промышленное производство — на основе ремесла, сырье – прямо под ногами. Владелец компании «Мама Карелия» знает, как вывести местный иван-чай и лесные ягоды на всероссийский и международный рынки. И последовательно идет к этому.

— Производство у нас в Суоярви, а склад — в Петрозаводске. Мы работаем с «Сигмой», «Бородинским», сетью ТНК по всей Карелии, Марциальными водами, Кижами. Из Петрозаводска проще логистику выстраивать, — рассказывает Григорий Щеголев, провожая нас в небольшой производственный цех.

Здесь фасуют остатки — последний иван-чай, собранный прошлым летом:

 

Рабочие руки и станки

Фирму «Мама Карелия» Григорий открыл год назад. За этот небольшой срок успел поставить весь процесс: сбор-обработка-фасовка-упаковка.

— Мы все силы отдаем тому, чтобы на выходе получить продукт промышленного качества. Пока еще производство не большое, но мы все равно стараемся, чтобы продукт соответствовал всем требованиям. Пусть пока это штучное производство, а не поточная линия.

Период сбора иван-чая ограничивается 20-30 днями. За это время прошлым летом для «Мама Карелия» собрали около 15 тонн сырья. В леса и поля Суоярвского района высадили целый десант сборщиков (их число доходило до 100 человек). Сырье доставляли в мобильные цеха, где лист иван-чая скручивают специальные машины — китайские роллеры. Там же камеры и печи — в них чай ферментируют и сушат.

Мама Карелия

Сейчас мобильный цех законсервирован. До нового сезона. Фото: «Республика» / Николай Смирнов

Для фасовки закупили аппарат, контролирующий влажность, станок, который контролирует вес каждой порции, и вакууматоры. За год произвели две с половиной тонны готового чая.

— Большое подспорье в деле оказала субсидия от Министерства экономического развития: она нам компенсировала половину стоимости оборудования. Я как скептик и пессимист не очень верил в то, что это возможно, но написал бизнес-план, подал документы, и нас поддержали.

Директор ООО «Мама Карелия» Григорий Щеголев:

— Если бы мне год назад сказали, что я буду производить иван-чай, я бы рассмеялся. 12 лет я занимался продажей алкоголя, работал руководителем высшего звена у крупнейшего дистрибьютора в Карелии. Это стало уже утомлять, захотелось развивать свое дело.

Увидел в Сибири на полках обычных магазинов рядом с китайским и индийским чаем их местный иван-чай. У них это обычный, повседневный продукт. Меня это удивило. Родилась мысль: если это там так востребовано, то почему не будет востребовано у нас?

В фасовочном цехе есть и новый станок, его привезли на производство не так давно и даже не успели до конца освоить. Он будет паковать мелкий лист в пакетики для заваривания. Аппарат заказывали в Китае.

Мама Карелия

Новый китайский аппарат сделает продукт более массовым и доступным. Фото: «Республика» / Николай Смирнов

— Европейцы производят только промышленные станки для больших производств. Российские станки делают «аптечные» пакеты-подушки, которые надо разрывать. У нас будет пакетик однокамерный, но с ниткой и с ярлычком.

Одно неудобство — китайцы не приложили к аппарату подробной инструкции и спецификаций. Поэтому все постигают путем эксперимента.

— Купили бумагу одной плотности, но пакетики из нее не тонут. Их приходится ложкой топить в чашке. Пошли шутки, что наш чай не тонет, поэтому пришлось купить бумагу меньшей плотности.

Ярлычки для чайных пакетов — тоже непростое дело. Типографий, которые печатают ленту шириной 20 миллиметров и длиной 300 метров, в стране немного. Большинство работают с тиражами от пяти миллионов штук.

— Понятно, что у нас при всем желании и старании не скоро получится выйти на такие объемы. Поэтому сейчас ведем переговоры, чтобы для нас выпускали бобины ярлычков меньшего количества.

На карельском рынке пакетированный иван-чай — абсолютная новинка.

Коллективный бренд

Когда Григорий начинал производство, он был нацелен на внешние для Карелии рынки — Москву и Санкт-Петербург. Надеялся выйти за счет бренда и имиджа Карелии. Однако пробные продажи начали в республике.

— Хотелось послушать людей. Стояли на мероприятиях в Петрозаводске: на Дне города, на «Калакунде», — вспоминает предприниматель. — Нас звали и Минсельхоз, и администрация Петрозаводска, и республиканские власти. Очень мы им понравились сразу же.

Во время таких промоакций поняли, что продукт интересен и местному потребителю. Жители Карелии готовы его покупать, готовы поддерживать местного производителя.

— Раньше я как скептик считал, что потребительский патриотизм надуманный. Но мы и от подростков, и от пенсионеров слышали: «Молодцы! Наконец-то в Карелии кто-то начал делать что-то новое».

Навстречу новому бренду пошли и местные торговые сети. Здесь Григорию помогли старые связи по алкогольному бизнесу.

— В «Сигме» мне лично сказали: самая большая проблема местных производителей в том, что они не могут обеспечить качество и количество, у них либо все портится, либо исчезает вообще, либо появляется в другом качестве.

Я сказал: «Нет, мы не такие. Мы вам дадим стандартное, стабильное качество, хорошую упаковку и объем». С первым и со вторым мы справляемся. Про объемы я начал уже немного волноваться. Поэтому сейчас мы не ищем новых клиентов, мы старых хотим удержать до нового сезона.

Почему «Мама Карелия»?

— Во-первых, это название сразу запоминается. Во-вторых, это добрый улыбчивый имидж: нет ни одного человека, который, услышав это название, не улыбнулся бы. Кроме того, хорошо звучит на всех языках. Это на случай, если мы перейдем к заграничным рынкам. Работает и имидж самой Карелии: что-то такое экологичное, натуральное, чистое.

 

Григорий Щеголев считает, что «Мама Карелия» может стать брендом Суоярвского района. А небольшие местные производители вместе могут выйти на всероссийский и международный рынки под брендом «Сделано в Карелии».

— Я был на выставке ПРОДЭКСПО (международная выставка продуктов питания, напитков и сырья для них — прим. ред.). Там шикарные стенды представили Томская и Вологодская область. Дикорастущие как раз на первом месте: иван-чай, ягодная пастила, какие-то конфеты и прочее. Посетители просто как муравьи туда шли.

— Я встречался с и. о. министра экономического развития и промышленности Евгением Жирнелем и предложил: почему бы нам не собрать некий клуб малого бизнеса. Это нужно нам, нужно, например, ладвинским сыроварам, «Ягоде Карелии».

Мама Карелия

Фото: «Республика» / Николай Смирнов

Такой клуб, по мнению Григория, сможет при поддержке властей представлять Карелию на подобных выставках. В одиночку, конечно, не справиться, небольшой стенд на ПРОДЭКСПО стоит миллион рублей. Партнеры и коллеги готовы поддержать идею.

— Евгений Викторович тоже заинтересовался, сказал: «Делайте концепцию, мы рассмотрим». Пока денег на эти цели нет в бюджете, но возможно перераспределение.

 

Планы

— Я смеюсь, говорю, что у нас нет конкурентов, у нас есть сподвижники и враги. Те, кто делает плохой чай, — натуральные враги, — считает Григорий Щеголев. — Бывает такое ощущение, что скосили все, что было во дворе, высушили и продают. Люди пробуют такое, принимают за иван-чай и потом ни под каким соусом не соглашаются его пить. С такими конкурентами надо бороться, потому что они портят репутацию продукта. Но сейчас все больше и больше становится хорошего, качественного товара.

Очень крупный игрок по продаже специй «Айдиго» выпустил свой иван-чай. Это показывает, что интерес растет. Появляется качественный продукт, но он при этом занимает ничтожную долю рынка.

— Рынок очень большой, и мы не то что не боимся конкуренции, мы ее приветствуем, потому что конкуренты расширяют сегмент. Если вы попробовали вкусный чай от «Айдиго», вы попробуете и наш.

Свой чай предприниматель позиционирует не как лекарственное средство, экзотику или сувенир, а как обычный, повседневный продукт.

 

Сегодня в линейке «Мама Карелия» есть классический иван-чай и с добавлением брусники, черники, смородины, сосновой почки. Ассортимент постоянно корректируют. В ближайших планах расширить линейку морошкой, малиной и мятой.

Новый продукт фирмы Григория в течение месяца появится в магазинах. Для клюквы в сахаре сейчас разрабатывают упаковку.

А технология уже готова:

В планах на ближайший год — строительство собственных помещений, увеличение объема готового чая до пяти-двадцати тонн, выпуск сиропа из сосновой почки (для него уже готовят оборудование). С Суоярвским хлебозаводом договорились о выпуске печенья на их базе по рецептуре «Мама Карелия».

— Сегмент экопродукции развивается. У нас под ногами реально очень много отличного сырья, которое не используется.

Идей много, а средств не хватает. Григорий ждет, когда компании исполнится год, тогда будет возможность получить кредит.

— Даже если мы не получим никаких кредитов и инвестиций, мы все равно будем это все реализовывать за свой счет, просто это займет не год, не два, а, может, пять.

Григорий сертифицировал свой продукт. Периодически сдает пробы в Роспотребнадзор. Упаковка соответствует всем требованиям Таможенного союза.

— У нас такой подход: мы хотим надолго, навечно. Чтобы нас принял любой магазин, в любые федеральные сети.

Мама Карелия

Фото: «Республика» / Николай Смирнов


Проект «Делаем в Карелии» рассказывает о людях, которыми мы восхищаемся. На них просто смотришь и веришь: у тебя тоже получится. Чем так вдохновляют эти люди? Они делают свое дело. Им непросто. Часто совсем невесело. Бывает, они тоже унывают и сдаются. Но они продолжают работать. Ловить рыбу или разводить кур, строить дома или варить сыр. Да песни петь, наконец. Но так, чтобы жизнь вокруг наполнялась смыслом. О неравнодушных. О тех, кому больше всех надо: предпринимателях, фермерах, общественниках, массовиках-затейниках. О тех, кому всегда есть чем заняться.

История подвиги: Петрозаводск изначальный
  • qwerty

    Интересно всё же, почему производители не используют карельский-вепсский язык в своих этикетках? Ведь это ещё больше привлекает внимание, больше выделяет наш регион среди остальных.
    А так человек смотрит — «мама карелия», «и?» Вон у нас масла всякие с наименованием «Калевала» и «Карелия» делают и из других регионов, играют другие игроки на этом.