Заповедник

Карелия — это лес, озеро, болото. Краснокнижные растения и непроходимые, нетронутые леса (хоть сегодня их и осталось немного). В новом выпуске проекта «100 символов Карелии» рассказываем об особо охраняемых природных территориях республики и экологическом туризме.

В Водлозерском национальном парке. Фото: Игорь Георгиевский

В Водлозерском национальном парке. Фото: Игорь Георгиевский

Сначала цифры. Заповедники, национальные парки, заказники и ботанические сады официально называются особо охраняемыми природными территориями. Занимают примерно 5,5% площади Карелии.

Самый старый — заповедник «Кивач» (с 1931 года). За это время поменял свою площадь, территория увеличилась в пять раз. Заповедник — самая строгая форма охраны природы: без сопровождающих здесь находиться запрещено, работают только лесные службы и наука.

Но в последние годы и в заповедниках открываются экскурсионные зоны. Туристы, которые приезжают посмотреть на то, как «алмазна сыплется гора», обычно проходят по территории метров двести — до водопада и обратно. И не знают, что «Кивач» теперь предлагает уникальные маршруты для маленьких групп (такие, как «Полторы тысячи шагов в природу»).

Сегодня экологические тропы есть на территории всех заповедников Карелии.

Восемь природоохранных территорий Карелии находятся в федеральном подчинении (смотри карту). В республиканском подчинении гораздо больше — 141. И цифра постоянно меняется.

— Время от времени Министерство природных ресурсов выпускает хороший сборник особо охраняемых территорий, — говорит Елена Кузнецова, ведущий специалист по экологическому просвещению Дирекции региональных ООПТ Карелии. — И случается, что он устаревает еще в издательстве, потому что как раз в этот момент создаются два новых заказника.

— В этом году появилась новая категория — природно-рекреационные территории, — продолжает тему руководитель дирекции Николай Палагичев. — Места массового посещения, которые испытывают наибольшую антропогенную нагрузку. Сейчас у нас два таких пилотных проекта: территория вокруг озера Лососинное и берег Онежского озера рядом с лагерем «Водник». Места, куда летом весь Петрозаводск отправляется загорать и купаться.

Николай Палагичев, руководитель Дирекции особо охраняемых природных территорий регионального значения Республики Карелия. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Николай Палагичев, руководитель Дирекции особо охраняемых природных территорий регионального значения Республики Карелия. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— Режим посещения здесь будет, конечно, более мягким по сравнению с заказником или национальным парком, любой человек может приехать в Лососинное отдохнуть. Скоро здесь появятся и платные услуги: крытые беседки, где можно расположиться с компанией, прогулочные лодки и катамараны. Чтобы поддерживать порядок, нужны деньги.

Но территория вокруг озера Лососинное, которую нам отдают в постоянное бессрочное пользование (а там участок почти в 116 гектаров), — это не только беседки для шашлыка. Это в будущем экологические тропы, организация просветительских экскурсий для детей и взрослых. Потребность такая есть, сегодня многие хотят уехать от шума большого города.

Национальный парк

 

Национальные парки (в отличие от заповедников) создаются для экологического просвещения. Да, это заповедные территории, но они готовы принять туристов. Сюда приезжают те, кто хочет оказаться в дикой природе и чувствовать себя комфортно — на территории парка с туристами часто работает сопровождающий. Рассказывает, показывает, помогает.

Все особо охраняемые природные территории имеют так называемую рекреационную нагрузку — если проще, свой туристический предел. К примеру, Паанаярви в год принимает не более семи тысяч туристов. Больше народу принимать, конечно, могут, но тогда от национального парка мало что останется.

В Паанаярви у туриста ощущение, что ты один. Так толково построены домики и продуманы места для стоянок, что даже если парк полон под завязку (а так обычно и есть), то остается ощущение одиночества в дикой природе.

 

 

— В Водлозерский национальный парк сегодня ездят в основном рыбаки, — говорит Елена Кузнецова. — Это жаль, потому что в Водлозерье большой потенциал, который пока до конца не раскрыт. Настоящий парк ведь начинается за озером, там совсем дикая природа. Места для туристов, которых надо еще вырастить и воспитать.

Мы можем говорить об экологическом туризме в Карелии, он устойчив. Не только финны хотят сюда приезжать, есть много российских путешественников, готовых к экопутешествию. Это не дешевые туры, не массовые туры. И турбизнес к ним пока не готов.

Заказник

— В заказниках режим обычно мягче, чем в заповеднике и национальном парке. Рыбалка, грибы и ягоды (в разумных пределах) — пожалуйста, — говорит Николай Палагичев. — Но люди должны понимать, где они находятся. На территории заказника часто запрещены не только автомобили, но и квадроциклы, мотоциклы. Есть территории, где гулять можно только пешком.

Режим посещения заказника устанавливается на республиканском уровне. Бывает, что со временем ужесточается — как в Муромском заказнике в Пудожском районе. С этого года здесь запрещен не только автотранспорт, но и палатки с кострами вне установленных стоянок, и рыбалка сетями.

 

 

Территория Муромского заказника — это онежские петроглифы. Недавно памятник вошел в Предварительный список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО, что подразумевает серьезную работу по сохранению не только наскальных изображений, но и всей рекреационной зоны.

— Специалисты говорят, что в Муромском заказнике теперь режим — пограничный, между нацпарком и заповедником, — говорит Николай Палагичев. — Но это не значит, что туристам сюда вход запрещен. Более того, мы серьезно работаем над тем, чтобы здесь стало комфортнее. Сейчас мы сносим старые, стихийные стоянки (вид неприглядный, материал подручный). В этом году мы уже закупили оборудование для 12 стоянок (туалеты, навесы, антивандальные костровища), к следующему туристическому сезону планируем их установить.

Экологический туризм

Костомукшский заповедник. Фото: Игорь Георгиевский

Костомукшский заповедник. Фото: Игорь Георгиевский

— Как большинство людей представляют себе выезд на природу? Пиво, шашлык и музыка на всю катушку, — считает Алексей Тигушкин, директор Информационного туристского центра Республики Карелия. — По моему глубочайшему убеждению, для того, чтобы приучать людей к экологическому туризму, нужно структуру природоохранных территорий создавать рядом с большими городами — как в Костомукше.

Основной офис Костомукшского заповедника находится на городской территории. И вокруг развитая инфраструтура: это и экологические тропы, и вышка для наблюдения за птицами. Есть оборудованные места для стоянок, где можно отдохнуть и пожарить сосиски.

 

— Я уж не говорю о лучшем на сегодняшний день в Карелии интерактивном музее, — продолжает Алексей. — В Костомукшском заповеднике прекрасная экспозиция, посвященная бережному отношению к природе, переработке мусора. Здесь дети узнают, как в принципе взаимодействует человек с природой.

И люди в заповедник идут. Я своими глазами видел, как в зимние каникулы это место каждый день было полно посетителей, потому что тут тебе и экопросвещение, и горки с «ватрушками», и детские снегоходы.

Я не говорю, что все жители Костомукши уже стали экопродвинутыми. Но у детей такой шанс есть. Нужно воспитать, научить поколение нынешних первоклассников понимать, что такое экологический туризм. Что это значит — отдыхать на природе, не нанося ей ущерба.


Алексей Тигушкин, директор Информационного туристского центра РК. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Алексей Тигушкин, директор Информационного туристского центра РК. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Особо охраняемые территории как символ Карелии представляет Алексей Тигушкин, директор Информационного туристского центра Республики Карелия:

— Много лет я работал в Водлозерском национальном парке. Поездил по природоохранным территориям Карелии, России, Финляндии.

В Карелии что прекрасно? Есть развитая система охраны природы, есть национальные парки и заповедники, есть заказники и памятники природы регионального значения. Правда, добираться до них порой приходится за 400, за 600 километров.

Но есть люди с достатком выше среднего, которые готовы к таким подвигам — чтобы оказаться среди настоящей лесной тишины. А вот молодое поколение стало другим: нет вай-фая? Не едем.

Я разговаривал со многими молодыми людьми, которые говорят: мы не хотим, Алексей, три дня идти по лесу в тяжелых ботинках с рюкзаком и спать в палатке у костра. Мы хотим выехать на природу, но чтобы это было комфортно.

И в Карелии появляются глэмпинги, появляется Karjala Park, «Точка на карте», Дача Винтера. Здесь ты и живешь с комфортом, и профессиональные гиды вывозят тебя на природу — показывают ее лайтово.

И это нормально. Для начала. Потому что экологическому туризму нужно учиться. И Карелия для этого — замечательное место.


Над проектом работали:
Мария Лукьянова, редактор проекта
Елена Фомина, журналист, автор текста
Игорь Георгиевский, фотограф
Леонил Николаев, фотограф
Павел Степура, вёрстка
Елена Кузнецова, консультант проекта

Идея проекта «100 символов Карелии» — всем вместе написать книгу к столетию нашей республики. В течение года на «Республике», в газете «Карелия» и на телеканале «Сампо ТВ 360°» выйдут 100 репортажей о 100 символах нашего края. Итогом этой работы и станет красивый подарочный альбом «100 символов Карелии». Что это будут за символы, мы с вами решаем вместе — нам уже поступили сотни заявок. Продолжайте присылать ваши идеи. Делитесь тем, что вы знаете о ваших любимых местах, памятниках и героях — эта информация войдет в материалы проекта. Давайте сделаем Карелии подарок ко дню рождения — напишем о ней по-настоящему интересную книгу!