Юрий Андропов

Личность Юрия Андропова и его роль в истории страны сегодня вызывает самые разные, зачастую полярные, оценки. Но в Карелии к нему особое отношение. У нас молодой комсомольский, а потом партийный лидер проработал 11 лет, это были сложные и тяжелые годы войны и послевоенного восстановления. О том, что сделал Андропов для республики, в новом выпуске проекта «100 символов Карелии».

Ю.В. Андропов - Генеральный секретарь ЦК КПСС. г. Москва. 1983. Фото из фондов Национального архива РК

Ю.В. Андропов, Генеральный секретарь ЦК КПСС. г. Москва. 1983. Фото из фондов Национального архива РК

12 ноября 1982 года после смерти Леонида Брежнева Генеральным секретарем ЦК КПСС стал Юрий Андропов. А в следующем году, в марте, вышло постановление ЦК и Совмина СССР «О мерах по ускорению жилищного, капитального и культурно-бытового строительства в Карельской АССР в 1984―1990 годах». У нас в республике его так и называли — «андроповским». По сути, это был комплексный план развития, предусматривающий строительство нового жилья, объектов ЖКХ, социальной сферы, образования, здравоохранения, промышленности. Во многом благодаря ему в столице Карелии появились новые жилые кварталы на Древлянке и Кукковке.

Сделать удалось далеко не всё. Андропов пробыл на посту генсека лишь 15 месяцев. В середине 1980-х началась перестройка, и через несколько лет мы все оказались уже в другой стране. И всё же сам факт того, что Юрий Владимирович, став одним из крупнейших деятелей СССР, а потом и главой государства, не забыл о Карелии, говорит о многом.

Новый комсомольский лидер для новой республики

В Карелию 26-летний Юрий Андропов был направлен в июне 1940 года из Ярославля, где он занимал пост первого секретаря Ярославского обкома ВЛКСМ. К этому моменту молодой комсомольский лидер уже успел зарекомендовать себя как организатор: так, сумел мобилизовать почти 7 тысяч комсомольцев на стройку Рыбинского и Угличского гидроузлов. За это спустя несколько лет Андропов был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Ю.В. Андропов на комсомольской работе в Карелии. Фото из фондов Национального архива РК

Ю.В. Андропов на комсомольской работе в Карелии. Фото из фондов Национального архива РК

Одна из загадок личной жизни Андропова тех лет: почему вместе с ним в Карелию не переехала его семья? Юрий Владимирович был женат уже пять лет, у него с супругой Ниной было двое детей. Но за мужем Нина Ивановна в Карелию не последовала. Одна из версий: только что родился младший ребенок, было тревожно ехать с малышами в республику с непростой послевоенной обстановкой.

В марте 1940-го закончилась Советско-финляндская война. На карте СССР появилась новая союзная республика — Карело-Финская, в которую и была включена основная часть территорий, отошедших от Финляндии Советскому Союзу по мирному договору.

В состав КФССР была включена большая часть Выборгской губернии (территории на Карельском перешейке и в Северном Приладожье), часть общин Салла и Куусамо. На переданных в состав КФССР бывших финских территориях были образованы семь новых районов — Выборгский, Кегсгольмский, Куркиёкский, Питкярантский, Сортавальский, Суоярвский и Яскинский районы, а также три сельсовета — Алакурттинский, Кайрольский и Куолаярвский, включенные в состав Кестеньгского района.

— Эти новые территории надо было осваивать, работать с населением, и в первую очередь с молодежью. Это была одна из важнейших задач, которую предстояло выполнить новому комсомольскому лидеру Карелии, — говорит ветеран УФСБ России по Республике Карелия, историк спецслужб Константин Белоусов.

В Карелии Андропов был избран первым секретарем ЦК ЛКСМ. На первом съезде комсомола КФССР он выступил с докладом о задачах комсомольской организации в новых условиях.


Нежельская П.П. Фото из фондов Национального архива РК

Нежельская П.П. Фото из фондов Национального архива РК

Из воспоминаний П. Нежельской, газета «Карелия», № 21, 2004 год:

«На трибуну поднялся незнакомый нам, делегатам, высокий, стройный, темноволосый молодой человек. Это был Юрий Андропов. Четкая дикция, спокойный голос, лаконичные предложения делали речь докладчика доходчивой, привлекающей внимание, а содержание ее показывало, что докладчик — большой знаток комсомольской работы».


Андропов выступал не только на трибунах, но и в газетах. У Юрия Владимировича с молодости была склонность и к журналистике, и к литературному творчеству. Он писал стихи, но никогда их не публиковал: знавшие его близко люди вспоминали, что в них нередко проскакивали, мягко говоря, не подходящие для печати словечки. Но это было позже…

А на должности первого секретаря комсомольской организации республики Андропов писал статьи в местные газеты, а также в «Комсомольскую правду», журнал «Смена» — конечно, без всяких вольностей и в стилистике тех лет. Но это всё равно были материалы, с одной стороны, явно демонстрировавшие аналитический склад ума автора, с другой — написанные живым, простым и доходчивым языком.

Историк Юрий Васильев в своей книге «Юрий Андропов. На пути к власти» утверждает: в комсомольской среде Юрий Владимирович выделялся своим интеллектуальным уровнем. Главный редактор «Комсомольской правды» Борис Бурков написал Андропову личное письмо и попросил присылать материалы.

Маршрут ТВ


Ю.В. Андропов на трибуне во время парада физкультурников. г. Петрозаводск. 1940. Фото из фондов Национального архива РК

Ю.В. Андропов на трибуне во время парада физкультурников. г. Петрозаводск. 1940. Фото из фондов Национального архива РК

Словом, новый комсомольский лидер сумел вдохновить молодежь Карелии, которая с энтузиазмом восприняла призыв поехать в новые районы: восстанавливать предприятия, налаживать торговлю, открывать школы, клубы, работать в сельском хозяйстве. Осенью 1940-го в новых районах действовало уже 355 комсомольских организаций.

Между двумя войнами

Однако было ясно, что мирная жизнь продлится недолго. Как отмечает Константин Белоусов, высшее политическое и военное руководство страны не сомневалось, что большая война грядет. Менялись только взгляды на то, кто будет главным противником СССР: до конца 1937 года одним из наиболее вероятных врагов считали Польшу. В 1940 году в стратегических планах Генштаба на случай вступления Советского Союза во Вторую мировую войну акцент смещается уже на нацистскую Германию… А среди стран, которые могут поддержать ее на Западе, упоминается Финляндия.

Таким образом, еще одной важнейшей задачей становится военная подготовка молодежи, причем с учетом опыта Зимней войны. Юрий Андропов пишет обращение к комсомольцам: «Становитесь на лыжи!».

В республике начали массово возникать лыжные команды, проводились многокилометровые лыжные походы. О том, насколько потом пригодились эти навыки, есть немало свидетельств. Например, Евдокия Аникиева, которую в начале войны зачислили медсестрой в истребительный батальон для борьбы с финскими десантами, вспоминала: «Зима 1941-1942 годов вся прошла на лыжах»….

"В бой за родину" от 10 декабря 1943 года. Источник: <a href="http://elibrary.karelia.ru/" rel="noopener" target="_blank">Электронная библиотека Республики Карелия</a>

«В бой за Родину» от 10 декабря 1943 года. Источник: Электронная библиотека Республики Карелия

— Выросло целое движение, развивались и другие военно-прикладные виды спорта. В результате мы сумели подготовить к войне в зимних условиях большое количество молодежи, — отмечает Константин Белоусов.

Большие перемены в этот период произошли и в личной жизни Юрия Андропова. Он познакомился с женщиной, с которой затем прожил до конца своих дней.

Комсомольский актив. В первом ряду в центре - Самознаева (Андропова) Т.Ф. 1939-1940. Фото из фондов Национального архива РК

Комсомольский актив. В первом ряду в центре — Самознаева (Андропова) Т.Ф. 1939-1940. Фото из фондов Национального архива РК

Татьяна Филипповна Лебедева (Самознаева) была секретарем Зарецкого райкома комсомола в Петрозаводске. Энергичная, деловая женщина с сильным характером — по крайней мере, так о ней писали различные авторы. Юрий Владимирович развелся с первой супругой и женился на Татьяне Филипповне. В 1941 году у них родился сын, затем, уже после войны, на свет появилась дочь.

Всё для фронта

23 июня 1941 года, на следующий день после нападения Германии на Советский Союз, по всей Карелии прошли митинги. Общее настроение людей: сделаем все для победы, будем работать так, чтобы полностью обеспечить нужды Красной армии.

 

 

Комсомольская организация Карелии под руководством Андропова с первых дней развернула огромную работу. Комсомольцы строили убежища, организовывали пожарные дружины, шили маскхалаты, стирали и чинили белье. На лесозаводах наладили изготовление лыж для красноармейцев и партизан, волокуш для перевозки раненых, винтовочных прикладов, ящиков для противопехотных мин.

Выписка из наградного листа на Андропова Ю.В., представленного к награждению орденом Красного Знамени. 23 сентября 1944 года:

«По инициативе комсомола молодежь республики еженедельно работала 2 часа сверх рабочего времени в помощь фронту. В еженедельные комсомольские вторники сделано и передано Армии и партизанам свыше 50 тысяч пар лыжных колец, 4200 минных ящиков, выстирано и отремонтировано 20 тыс. кг белья, собрано и заготовлено 92 800 кг грибов, 82 215 кг ягод и т. д.

Тов. Андропов Ю.В. во всех мероприятиях комсомольской организации проявляет личную инициативу и обладает большими организационными способностями».

Разумеется, молодежь уходила и на фронт, в партизанские отряды. Ей на смену на фабрики и заводы пришли 13 — 15-летние подростки. Уже в 1942 году на многих предприятиях республики доля совсем юных тружеников тыла составляла до половины работников. Очевидцы вспоминали, что, например, в одном из цехов Кемского лесозавода, где делали мины для фронта, рядом почти с каждым рабочим местом стояли чурбачки, чтобы работавшие здесь мальчишки могли дотянуться до станков. На другой завод подростки приезжали на самодельных самокатах, по просьбе детей директор даже оборудовал во дворе специальную стоянку.

Комсомольская организация Карелии также активно собирала денежные средства для строительства боевой техники для Красной армии. Танковая колонна «Карельский колхозник», авиаэскадрилья «Комсомолец Карелии», самолет «Карельский пионер»…

В 1943 году Юрий Андропов и комсомольская организация Карелии за сбор денег на вооружение для Красной армии получили благодарность лично от Иосифа Сталина.

Еще одно уникальное начинание, личная инициатива Юрия Андропова — так называемая «комсомольская промышленность». Кроме вооружения, лыж и прочего бойцам партизанских отрядов в Карелии требовалось еще множество вещей. Например, финские ножи, которые были просто незаменимы в походных условиях. А еще бритвы или такие, казалось бы, приметы сугубо мирной жизни, как наборы шашек, домино или шахмат — их тоже ждали в отрядах. В январе 1942 года Андропов приехал в Сегежу, где на основе ремонтно-механического завода ЦБК был развернуто военное производство. И сумел добиться, чтобы наряду с минами, минометами, автоматами здесь начали изготавливать и «финки», и другую продукцию «комсомольской промышленности».

Партизаны и подпольщики

Кроме того, карельские школьники и молодежь дежурили в военных госпиталях. Одной из юных санитарок стала Мария Мелентьева. Пряжинский райком комсомола направил ее в эвакогоспиталь в прифронтовую Сегежу. В этом городе она познакомилась с Анной Лисицыной. Мария была карелкой, Анна — вепсянкой. Обе девушки знали финский язык. Именно поэтому Юрий Андропов решил привлечь их к подпольной работе.

 

 

Две трети территории КФССР были оккупированы финнами в первые же месяцы войны. Подготовкой партизан, подпольщиков для работы в тылу противника занимались НКВД, ЦК Компартии и ЦК ЛКСМ. Юрий Андропов не только лично отбирал кандидатуры среди комсомольцев для подпольной работы на оккупированных территориях, но и разрабатывал для них легенды. У самого Юрия Владимировича был позывной «Могикан».

 

 

У партизанской и подпольной работы в Карелии были свои особенности, к ней был неприменим опыт Белоруссии или Украины. Так, многих русскоязычных жителей сел и деревень финны поместили в концлагеря. Почти половину оставшегося на оккупированных территориях населения составляли карелы, вепсы, ингерманландцы. Поэтому и для подпольной работы в тылу врага выбирали людей, знающих карельский или финский. Андропов принял смелое решение: наряду с молодежью, которая родилась и выросла в Карелии, он привлек к подпольной, диверсионной и разведывательной работе канадских и американских финнов, недавних иммигрантов. Среди них были и те, чьи родители были репрессированы в годы Большого террора.

Андропов подготовил и направил на подпольную работу десятки человек. Кроме Марии Мелентьевой и Анны Лисицыной, которые стали легендами партизанского движения в Карелии и были посмертно награждены званиями Героев Советского Союза, это Сильвия Паасо, Анастасия Звездина, Павел Удальцов и многие другие.

Секретари подпольных райкомов, разведчики, радисты, связники эффективно работали на оккупированных территориях. Агентурная цепь была хорошо законспирирована.

— В неопубликованных мемуарах первого секретаря ЦК КП(б) Карело-Финской ССР Геннадия Куприянова есть такая фраза: всё об организации работы подпольщиков в республике знали только три человека. Это сам Куприянов, заведующий орготделом ЦК Иван Власов и Андропов, — говорит Константин Белоусов.

 

 

Возможно, организовать такую схему Андропову помогли уроки Отто Куусинена, председателя Президиума Верховного совета КФССР, который сам в свое время прошел школу нелегальной работы, занимался подготовкой нового восстания в Финляндии уже после поражения там революции. По воспоминаниям современников, опытный коминтерновец, имевший немалое влияние в политическом руководстве страны, Куусинен благоволил молодому комсомольскому лидеру.

«Добрый день, Алексей Николаевич!

В такие дни, как сейчас, очень хочется с кем-нибудь поделиться тем, что чувствуешь, чем живешь. Мы — прифронтовая полоса. Пишут о нас мало (в сводки пока не входили), но дела делаем. На днях был на самых передовых (район Суоярви). Дела там горячие. Комсомол, по-моему, никогда не работал еще так энергично и активно, как сейчас. И жизнь сейчас еще полнокровнее. Роем, строим, укрепляем. Словом, и финны, и немцы сломят себе шею, об этом мы всячески постараемся. Видал теперь, впервые в жизни, настоящую боевую жизнь. Довелось даже пострелять врага.

Как я себя чувствовал? В основном неплохо, но, честно говоря, в себя пришел не сразу.

Ну теперь — «мы солдаты стреляные».

Эти строки из письма Юрия Андропова второму секретарю Ярославского обкома партии Алексею Ларионову. Судя по всему, и после переезда в Карелию у Юрия Владимировича сохранились с ним очень дружеские отношения. Письмо было обнаружено в ярославском архиве в 2010 году.

Андропов и Куприянов

«Солдаты стреляные» — возможно, здесь у Андропова была доля самоиронии. Один из вопросов, которые особенно часто звучали после перестройки: почему Юрий Владимирович сам не был на фронте или в подполье? Ситуацию подогрели попавшие в публичное пространство выдержки из неопубликованных рукописей Геннадия Куприянова.

Писатель Леонид Леонов, поэт Степан Щипачев и секретарь ЦК КП(б) Г. Куприянов. Фото из газеты "Ленинское знамя" за 1949 год

Писатель Леонид Леонов, поэт Степан Щипачев и секретарь ЦК КП(б) Г. Куприянов. Фото из газеты «Ленинское знамя» за 1949 год

Первый секретарь ЦК компартии, генерал-майор и член Военного Совета Карельского фронта Геннадий Куприянов оставил противоречивые отзывы об Андропове. Например, упоминавшийся выше наградой лист с самыми лестными характеристиками первого секретаря ЦК ЛКСМ подписан именно Куприяновым.

В то же время в датированных первой половиной 1960-х рукописях Геннадий Николаевич фактически обвиняет Андропова в том, что тот в годы войны прятался «за свою номенклатурную бронь, за свою болезнь, за жену и ребенка».

Что касается состояния здоровья, то Андропов действительно страдал тяжелым заболеванием почек, из-за чего еще в 1936 году был освобожден от призыва в РККА и признан негодным к строевой службе. Впоследствии именно эта болезнь убьет его, не позволив даже толком развернуть преобразования в стране.

— Мемуары Куприянова написаны после того, как он отсидел срок по «ленинградскому делу». Этот человек, безусловно, многое пережил. Его воспоминания — без сомнения, интереснейший материал. Но они носят очень субъективный характер. Мы обсуждали с коллегами-историками возможность публикации этих рукописей. Мое мнение — такие вещи надо издавать с подробным научным комментарием, иначе будет неизбежен новый шквал спекуляций, — отмечает Константин Белоусов.

Онегомедиа

Руководители подпольного движения в Карелии в годы Великой Отечественной войны. Слева направо: зав. организационным отделом ЦК КП(б) КФССР И.В. Власов, Ю.В. Андропов, член Военного совета Карельского фронта Г.Н. Куприянов. г. Беломорск. 1943-1944. Фото из фондов Национального архива РК

Руководители подпольного движения в Карелии в годы Великой Отечественной войны. Слева направо: зав. организационным отделом ЦК КП(б) КФССР И.В. Власов, Ю.В. Андропов, член Военного совета Карельского фронта Г.Н. Куприянов. г. Беломорск. 1943-1944. Фото из фондов Национального архива РК

Куприянов и Андропов проработали вместе 10 лет. Именно Геннадий Николаевич рекомендовал Юрия Владимировича на пост секретаря горкома Петрозаводска в сентябре 1943-го, после освобождения карельской столицы от оккупации, а спустя три года — на должность второго секретаря ЦК Компартии республики.

В 1949 году до Карелии докатилось так называемое «ленинградское дело». Под каток репрессий попали не только руководители парторганизаций Ленобласти, но и выходцы из Северной столицы, к тому моменту работавшие в других областях и республиках. Среди них оказался и Куприянов, начинавший свою партийную карьеру на берегах Невы.

Первого секретаря Карельского ЦК партии обвинили в невыполнении планов в промышленности и сельском хозяйстве, зажиме критики и прочее. Андропов поддержал ряд обвинений. Но был ли у него другой выход?

— Судьба Куприянова, конечно, была уже решена, и решена не Андроповым. Задача уже была поставлена, приехали товарищи из ЦК готовить пленум. Андропов выступал далеко не первым в списке и определяющего влияния оказать не мог. Да, ему пришлось лавировать, но выбор был невелик: либо он спасает себя, либо тоже получает срок, при этом, конечно, ничем не сумев помочь Куприянову, — добавляет Константин Белоусов.

Надо отметить, что в 1938 году сам Куприянов входил в состав особой тройки НКВД, выносившей приговоры. Арестованный в 1950-м, первый секретарь карельской парторганизации получил 25 лет лагерей. Освобожден был в 1956-м, вскоре реабилитирован. Во многом при содействии Андропова ему были возвращены не только все награды, но и воинское звание генерал-майора вместе с мундиром. Помог Юрий Владимирович и решить вопрос с публикацией книги Куприянова в Ленинграде.

На самого Юрия Владимировича в период «ленинградского дела» тоже был составлен донос. По одной из версий, Андропова тогда спасло заступничество Куусинена, занимавшего, кроме должности в Карелии, высокий пост заместителя председателя Президиума Верховного совета СССР.

Окончание войны и восстановление Карелии

Партизанское движение в Карелии внесло большой вклад в победу над врагом.

Директор Института истории, политических и социальных наук ПетрГУ Сергей Веригин. Фото: "Республика" / Леонид Николаев

Доктор исторических наук, директор Института истории, политических и социальных наук ПетрГУ Сергей Веригин считает:

— Партизаны нанесли большой ущерб финским войскам: и живой силе, и технике, и коммуникациям, и дорогам. Финны не чувствовали себя уверенно, боялись партизан, выделяли специальные отряды для борьбы с партизанским движением.

Финский капрал Лейнонен писал своему другу в июле 1943 года: «Последние две недели мы всё время были в тревоге. Узнали, что иваны находятся в движении. Пришлось за ними гоняться. Финская армия ни к черту не годна. Она не способна защищать даже мирное население. Русские хозяйничают на нашей территории как им заблагорассудится«.

Из интервью «Республике» в рамках проекта «Наша война».

Как свидетельствует приведенное выше письмо Ларионову, Юрий Владимирович нередко лично сопровождал группы для отправки в глубокий тыл противника, так что на передовой ему бывать действительно доводилось не единожды. И именно Андропов стал первым из руководства республики, кто прибыл в освобожденный Петрозаводск.

Окончательно территория Карелии была освобождена от оккупантов к 30 сентября 1944 года. Впереди была огромная работа по восстановлению народного хозяйства.

Выступление Ю.В. Андропова на митинге, посвященном Дню Победы. г. Петрозаводск. 09.05.1945 г. Фото из фондов Национального архива РК

Выступление Ю.В. Андропова на митинге, посвященном Дню Победы. г. Петрозаводск. 09.05.1945 г. Фото из фондов Национального архива РК

О масштабах разрушений говорят материалы Чрезвычайной республиканской комиссии. Только в Петрозаводске была практически уничтожена промышленность, более половины жилфонда, взорваны электростанции и мосты, разрушены учреждения образования, науки, культуры… По сути, город и значительную часть республики пришлось отстраивать заново.

Андропов в этот период становится сначала одним из руководителей карельской столицы, а затем и всей республики. Темпы восстановления промышленности и социальной сферы впечатляли. В первую пятилетку после войны в Карелии заработали более 200 предприятий.

 

 

Кроме возрождения производств, появлялись новые заводы и фабрики, выпускавшие самую разную продукцию, от судовых двигателей и кранов-погрузчиков до шерстяных тканей, рыбных консервов, трикотажа.

Сегежский ЦБК уже в 1946 году достиг довоенного уровня производства, в 1948-м превысил его вдвое. В целом за послевоенную пятилетку промпроизводство в Карелии увеличилось в 4,7 раза. Для сравнения, в среднем в РСФСР этот показатель был 1,6.

Хотя в ряде отраслей, например в лесозаготовках, было не все гладко: показателей пятилетнего плана достичь не удалось (что и было поставлено в вину Куприянову). В этой сфере остро не хватало рабочих кадров, использование труда военнопленных было малоэффективным.

И все же мирная жизнь в республике возрождалась очень быстро. Люди добровольно после работы выходили на восстановление городского хозяйства, трудились на стройках. Уже на следующий день после освобождения Петрозаводска тысячи людей вышли на очистку улиц от завалов, строительство мостов.


Константин Белоусов. Фото: "Республика" / Сергей Юдин

Константин Белоусов. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

Юрия Андропова как символ Карелии представляет ветеран УФСБ по Карелии, историк спецслужб Константин Белоусов:

— Роль Юрия Андропова и в организации партизанской и подпольной работы в Карелии, и в последующем послевоенном восстановлении нашей республики, без сомнения, значительна. Меня, например, очень поразил один факт, о котором я прочел совсем недавно: уже в первые послевоенные годы, в еще полуразрушенной Карелии, действовали 30 домов отдыха для трудящихся. Это доказывает, как много внимания руководство республики, в число первых лиц которого входил Андропов, уделяло восстановлению полноценной мирной жизни.

Кроме роли Андропова в истории нашей республики не менее важно и то, что значили эти 11 лет работы в Карелии для самого Юрия Владимировича. Он приехал сюда молодым 26-летним человеком и вырос до второго секретаря ЦК Компартии КФССР. По сути, здесь происходил первый этап его становления как партийного и государственного деятеля. Неслучайно Андропов и после своего назначения на высокие государственные посты не забывал Карелию, посещал республику, общался с ее руководством и руководством органов госбезопасности Карелии, лично вникал в ситуацию. Неслучайно появилось и «андроповское» постановление о комплексном развитии Карелии.

К сожалению, все меньше остается людей, которые знали Юрия Владимировича. И это прежде всего касается периода его работы в нашей республике. В июне этого года ушла из жизни последняя зафронтовая разведчица в Карелии Клавдия Ефимовна Колмачева. Ей было 95 лет. Ее подруга Евдокия Васильевна Аникиева, скончавшаяся в возрасте 93 лет, лично общалась с Андроповым. Обе бывшие разведчицы, и не только они, отзывались о Юрии Владимировиче с огромным уважением и теплотой.

Это важно для объективного понимания личности Андропова. А она вызывает тем больший интерес, чем больше отдаляется от нас советская эпоха.


В июне 1951 года Юрия Андропова перевели из Карелии в Москву, в аппарат ЦК ВКП(б). Впереди его ждала очень тяжелая и трудная, но при этом головокружительная карьера. Посол СССР в Венгрии во время вспыхнувшего там антикоммунистического восстания — уроки и впечатления от этих страшных и драматических событий останутся в его памяти навсегда. Председатель КГБ, занимавший этот пост в течение 15 лет и создавший одну из самых эффективных спецслужб мира. Один из немногих настоящих интеллектуалов в политической элите той эпохи. Генеральный секретарь, который в своей программной статье после избрания написал удивительную по откровенности фразу: «Мы еще до сих пор не изучили в должной мере общество, в котором живем и трудимся, не полностью раскрыли присущие ему особенности». Государственный деятель, которого одни считают чуть ли не либералом и «духовным отцом» Горбачева, другие — преследователем диссидентов, душителем свобод, возлагают на него вину за ввод советских войск в Афганистан.

В итоге до сих пор не утихают споры, по какому пути могла бы пойти страна, если бы Андропову судьба отпустила чуть больше времени на посту главы государства.

Уникальная картина

Валентин Чекмасов. Фото: "Республика" / Леонид Николаев

Валентин Чекмасов. Фото: «Республика» / Леонид Николаев

— Я считаю, что, если бы Юрий Андропов поработал на посту руководителя СССР хотя бы пять лет, он бы сумел добиться перемен и направить нашу страну в нужное русло, — говорит народный художник России Валентин Чекмасов.

Валентин Сергеевич — автор картины «Андропов у карельских чекистов». Ее можно считать уникальной. Юрий Владимирович, в отличие от Леонида Брежнева, не любил, как бы сейчас сказали, личного пиара. И если портретов и особенно бюстов Леонида Ильича в свое время было предостаточно, то живописных или скульптурных произведений, изображающих Андропова, судя по всему, практически нет.

— По крайней мере, я не могу вспомнить, чтобы когда-нибудь видел портреты Юрия Андропова на выставках, — отмечает Валентин Чекмасов.

Как же появилась картина «Андропов у карельских чекистов»? В 1978 году председатель КГБ СССР приехал в Петрозаводск, чтобы вручить городу орден Трудового Красного Знамени. На площади Ленина состоялся торжественный митинг, и, кроме того, Андропов принял участие в заседании коллегии карельского комитета госбезопасности. В архиве сохранились фотографии этих событий. Но картина была написана значительно позже, уже после смерти Юрия Владимировича.

Митинг у памятника В.И. Ленину. У микрофона - П.В. Сепсяков, председатель Петрозаводского горисполкома. г. Петрозаводск. Август 1978 г. Фото из фондов Национального архива РК

Митинг у памятника В.И. Ленину. У микрофона — П.В. Сепсяков, председатель Петрозаводского горисполкома. г. Петрозаводск. Август 1978 г. Фото из фондов Национального архива РК

В 1986 году Валентину Чекмасову, который тогда возглавлял карельский Союз художников, позвонил председатель КГБ КАССР Валериан Крыжановский и спросил, может ли кто-нибудь из художников написать картину, посвященную Андропову и карельским чекистам. Валентин Чекмасов, тогда уже известный в республике портретист, решил сделать это сам.

— Мне был интересен сам жанр — жизненная сценка, групповой портрет, разнообразные типажи людей, многие из них весьма яркие. Юрия Владимировича Андропова я писал, разумеется, по фотографиям. Но все остальные герои написаны с натуры. Я поставил единственное условие: чтобы каждый мне позировал столько, сколько нужно. Вначале подготовил эскиз, потом рисунок, сфотографировал и направил в Министерство культуры СССР, — добавляет Валентин Чекмасов.

Картина В. Чекмасова "Андропов у карельских чекистов". Фото из книги "Судьба страны. Судьба чекистов: из истории органов безопасности Республики Карелия". Петрозаводск : Острова, 2012.

Картина В. Чекмасова «Андропов у карельских чекистов». Фото из книги «Судьба страны. Судьба чекистов: из истории органов безопасности Республики Карелия». Петрозаводск : Острова, 2012.

В Москве концепцию одобрили, и художник приступил к работе. Некоторые из героев картины к тому моменту уже трудились в столице, и Валентин Чекмасов ездил туда, чтобы встретиться с ними.

Были ли какие-то проблемы со столь высокопоставленными руководителями, может быть, кто-то был недоволен?

— Да нет, проблем никаких не было. Конечно, они сами назначали время, но это все люди ответственные, дисциплинированные, встречи никогда не срывались. С каждого я написал подготовительный этюд, потом многим из них подарил эти этюды. Конечно, приходилось искать, что-то переделывать… «Андропов в гостях у карельских чекистов» — это самая большая из моих картин, ее размер 2,2 на 3,1 метра, люди изображены практически в полный рост. Работа над ней заняла почти два года, — вспоминает Валентин Чекмасов.

Кроме интереса к жанру, по словам художника, решающим для его согласия для работы над картиной стала личность Юрия Андропова.

— Если бы мне, например, предложили написать портрет Брежнева, я бы отказался. Когда нет уважения, теплого отношения к человеку, работать над его портретом невозможно. Про Леонида Ильича в последние годы его руководства страной уже анекдоты ходили… Черненко, который пришел на смену Андропову, практически ничем не запомнился. А Юрий Андропов – это был совершенно новый руководитель, который начал наводить порядок, бороться со злоупотреблениями местных начальников… С ним люди связывали большие надежды на изменения. Поэтому мне было интересно работать над этой картиной, — рассказывает Валентин Чекмасов.

Сейчас полотно находится в здании УФСБ по Республике Карелия, расположенном на улице Андропова. Эту улицу, которая ранее носила название Повенецкой, затем Комсомольской, переименовали в честь Андропова после его смерти в 1984 году. А спустя двадцать лет здесь появился памятник Юрию Владимировичу.

 

 

В последние десятилетия активно развивается изучение спецслужб России как одно из направлений исторических исследований. Научные конференции по этой тематике регулярно проходят в Москве и Санкт-Петербурге. В Петрозаводске провели уже семь таких конференций под названием «Исторические чтения на ул. Андропова, 5». Темы исследователи представляют самые разнообразные, касающиеся в том числе самых малоизученных аспектов деятельности отечественных спецслужб в разные периоды истории. Конечно, часть докладов традиционно посвящается и Юрию Андропову — государственному деятелю, роль которого в истории и нашей республики, и страны все еще предстоит в полной мере осмыслить и оценить.

 

 

При подготовке статьи использованы материалы книг: Ю.Васильев. «Юрий Андропов. На пути к власти». Москва: Вече, 2018. Ю. Шлейкин, «Андропов. Карелия. 1940–1951…». Петрозаводск:Острова, 2014.


Над проектом работали:
Мария Лукьянова, редактор проекта
Наталья Овсянникова, журналист, автор текста
Леонид Николаев, фотограф
Сергей Юдин, фотограф
Павел Степура, вёрстка
Елена Кузнецова, консультант проекта

Идея проекта «100 символов Карелии» — всем вместе написать книгу к столетию нашей республики. В течение года на «Республике», в газете «Карелия» и на телеканале «Сампо ТВ 360°» выйдут 100 репортажей о 100 символах нашего края. Итогом этой работы и станет красивый подарочный альбом «100 символов Карелии». Что это будут за символы, мы с вами решаем вместе — нам уже поступили сотни заявок. Продолжайте присылать ваши идеи. Делитесь тем, что вы знаете о ваших любимых местах, памятниках и героях — эта информация войдет в материалы проекта. Давайте сделаем Карелии подарок ко дню рождения — напишем о ней по-настоящему интересную книгу!