Варежки

В музеях Карелии варежки — редкость. Хотя носили их северные жители с осени до весны, почти не снимая: и в лес на охоту-работу, и на рыбалку, и на деревенский чемпионат по кюккя. И не сохранялись они, исторические, именно потому, что изнашивались до нитки. О самом практичном и нужном предмете-символе нашей северной республики — в новом выпуске проекта «100 символов Карелии».

Северные варежки. Фото: ИА "Республика" / Любовь Козлова

Северные варежки. Фото: ИА "Республика" / Любовь Козлова

Слово «варега» впервые встречается в письме крестьян села Хрепелево к Ивану Грозному (1579 год). В нем описывается разграбленное имущество жителей села и Покровского девичьего монастыря.

Список похищенного занимает почти две страницы. Тут и «двое жеребят Нагайские да три кобылы Немецкие», и «однорядка синя Аглинская», и «ножи Угорские кости рыбей», и «ферези лазоревы Аглинские». И в том числе — «пятеры рукавици с варегами».

Сразу проясним: это сегодня рукавицы и варежки — синонимы. А в прошлом на руку сначала надевали теплую варежку (нижнюю), а уже сверху — рукавицу, более прочную и непромокаемую.

Ученые выдвигают аж пять гипотез происхождения слова «варежка», включая славянскую, финно-угорскую и скандинавскую версии.

Ирма Муллонен. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Ирма Муллонен

Ирма Муллонен, главный научный сотрудник сектора языкознания ИЯЛИ КарНЦ РАН, доктор филологических наук:

— Буквально недавно я читала статью своих коллег в журнале «Русская речь» о слове «варежки». Авторы статьи (больше языковеды, конечно, чем этнографы) доказывают, что слово это пошло от варягов еще в XIII-XIV веках.

Ученые, изучив говоры юго-западного Беломорья, приходят к выводу, что исторически в языке противопоставлялись «русские» и «норвежские» (пошедшие от варягов, скандинавов) рукавички. И различие между ними заключается в технике вязки: для изготовления «русских» рукавиц использовался архаичный способ вязания одной иглой, а «норвежские» варежки вязались на спицах, что позволяло придать им более аккуратную форму и связать резинку на запястье.

Одной иглой

На Севере без варежек было не обойтись, их носили и дети, и взрослые. А для работы поверх вязаных теплых «варег» часто надевали еще и защитные рукавицы. Особенно такой двойной комплект был необходим рыбакам, которые работали с мокрыми неводами: «нужда рукавицу с варьгой сроднила».

Рыбаки. Начало XХ века. Село Гридино, Кемский район. Фото из фондов Национального музея Республики Карелия

Рыбаки. Начало XХ века. Село Гридино, Кемский район. Фото из фондов Национального музея Республики Карелия

Верхние рукавицы шились из ткани, из выделанной кожи и меха. Северные карелы для их изготовления использовали даже собачий мех. У охотников, которые настраивали ловушки и нажимали курки своих часто самодельных ружей, были особенные рукавицы, с отделением для указательного пальца.

Теплые нижние варежки вязались из овечьей шерсти двумя способами — на пяти спицах (как это сейчас делают все, кто вяжет) и одной иглой.

Одной иглой в Карелии (да и везде в Северной Европе) вязали со средних веков. Такие варежки получались прочными, служили долго благодаря плотному переплетению нитей. А если протрутся, так и заштопать можно.

 

Наталья Денисова. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Наталья Денисова

Наталья Денисова, мастер традиционного костюма, член клуба исторической реконструкции «Скёль», сотрудник Ресурсного языкового медиацентра карелов, вепсов и финнов:

— Вязание иглой — это, по сути, шитье. Когда мы вяжем на спицах или крючком, мы из клубка нитку тащим, она непрерывная. А вязание иглой идет из отдельных кусков нити. По сути это как петельный шов, которым край обрабатывают — только без ткани, а в воздухе. И количество переплетений нити может быть разное. В Финляндии средневековой одно, у вепсов другое.

Исторической реконструкцией я увлеклась в 2003 году. Надо было одеться соответствующе — и тут пошли вопросы: что на ноги, что на руки? Именно тогда я и узнала, что средневековые варежки и носки должны быть связаны иглой. Училась у друзей и по финским видеоурокам. Сейчас такие рукавички вяжу часто: на очередном фестивале те, что на руках, обязательно кому-нибудь подаришь.

 

 

Кстати, реконструкция вязанных иглой носков работы Натальи Денисовой выставлена в экспозиции Национального музея Республики Карелия — в разделе, посвященном средневековой истории Карелии. Потому что настоящих с той эпохи не сохранилось.

Конский волос

Варежки для промысла карельские рыбаки вязали себе сами. Промысловая магия: рука женщины не должна касаться рыбацкого инструмента.

Важная деталь: вязали такие варежки/рукавицы из конского волоса (или с добавлением его). И не протирались, и отталкивали воду: представьте, что через ваши руки проходят десятки метров мокрой ледяной веревки.

В середине XIX века такие волосяные рукавицы из Сегозерья были даже направлены на выставку в Москву в качестве «местной диковины», хотя распространены были и у карелов, и у русских Заонежья, и у поморов.

 

 

Эти мохнатые варежки очень жесткие на ощупь. Состав мог быть разный: либо из чистого конского волоса (он скручивался и использовался в качестве нити при вязании), либо в смеси с пеньковой или шерстяной нитью.

Такие рукавицы не только грели, но и кололись. И это было хорошо — разгоняли кровь, не отморозишь руки.

Южные и северные

По-карельски вязаные варежки или рукавицы — kintahat (kindahat), lapaset, rukkaset.

Рабочие шерстяные варежки в Южной Карелии вязали без узора, из некрашеной овечьей шерсти. А вот праздничным полагалось быть красивыми.

Варежки. Начало ХХ века. Деревня Толларека, Калевальский район. Из фондов Национального музея Республики Карелия

Варежки. Начало ХХ века. Деревня Толларека, Калевальский район. Из фондов Национального музея Республики Карелия

Без варежек не обходилась ни одна карельская (ливвиковская, к примеру) свадьба. Сваты, войдя в дом, вежливо спрашивали у родителей девицы, можно ли положить рукавицы на полку. Если хозяева это сделать разрешали, то сватовство могло состояться. Если получали отказ, то это был провал.

Жениху на венчании тоже полагалось быть в рукавичках, снимал он их только тогда, когда садился за стол. Кстати, и накрывали свадебный стол в варежках, независимо от времени года — на важном мероприятии они играли роль оберега.

Узорные варежки до музейных коллекций Карелии не дошли: если в фондах Национального музея республики еще можно найти пару артефактов, то в Олонецком музее карелов-ливвиков из вязаного — одни  белые нарядные ажурные чулки, сохранившиеся в одном из ливвиковских сундуков.

А вот в финских музеях вязаное праздничное богатство есть. На севере Карелии жаккардовые (узорные) варежки с ярким орнаментом на пяти спицах вязали много.

В окрестностях Ухты (Калевалы) и Вокнаволока любили белые с широкой узорной полосой по краю, до самого пальца. Вязали и контрастные, из черной некрашеной шерсти, сочетая ее с красным, синим или фиолетовым.

 

 

Чем дальше на север, тем ближе к лопарям — там и варежки другие, ярче и пестрее. Верх у них и ромбами, и «хвостами лосося», и прочими фигурами вывязан (сегодня мы такую технику называем жаккардом). А на носах и на большом пальце кисточки на саамский манер.

— Моя бабушка (а я из Калевалы) сколько помню, вязала разные рукавицы, — вспоминает Наталья Денисова. — Рабочие, на каждый день — просто серые с цветными полосками. А нарядные всегда были с узором: по ладони рябенькие, а сверху «звезды» норвежские. Сейчас, когда я начала изучать музейный каталог Финляндии, то знаю, что такой узор характерен для округа Häme, а это неблизко от нынешней границы с Карелией.

Откуда моя бабушка его взяла? Маленькой я ее не спрашивала, конечно, я и слов-то таких не знала –-традиционные варежки. А сейчас думаю, что она, возможно, пронесла эти звезды через поколения.

Варежки на конкурс

— Прошлой зимой, когда музей «Кижи» объявил конкурс «Варежки Карелии», я решила принять участие, — говорит Татьяна Кириллова. — Номинаций было много, я выбрала ту, что называлась «Рукавица — чтоб теплу храниться» (варежки, связанные с использованием традиционных способов и техник).

Татьяна и Марк Кирилловы с четырьмя маленькими детьми с весны до осени живут в деревне Тенгусельга, зимой — в Олонце.

 

 

— Работы в деревне очень много, — говорит Татьяна. — И мне жальче всего, что я мало успеваю вязать. Я занимаюсь вязанием орнаментальных рукавиц, из народного костюма. И время есть только ночью, когда все уснут. Когда уже и петли путаются, и цвета меняются — иногда приходится распускать половину.

По узорным карельским варежкам информации оказалось мало, хотя в той же Архангельской области, говорит Татьяна, очень много музейных образцов мезенских и лешуконских рукавичек. А по родному Олонецкому району — почти ничего.

— Тогда я обратилась в группу в «ВКонтакте» «Традиционный костюм Карелии». И мне показали несколько образцов из коллекции Национального музея Финляндии. Узорные, жаккардовые варежки, связанные в районах Калевалы — Кеми. И я решила их повторить. Первые связала совсем традиционные, а вторые — в цветах флага Ухтинской республики. Конкурс, правда, не выиграла, но северные рукавички вязать научилась.

 

 

Кстати, в этом году музей-заповедник «Кижи» опять объявил рукавичковый конкурс — «Варежки узорные». Вы как раз успеете поучаствовать.

От овцы до варежки

Вязание широко распространилось в Карелии в конце позапрошлого века по причине простой: начали выращивать овец. Растили и разводили овец финской, шведской и русской длиннохвостной породы. А шерсти с каждой настригали по полтора кило в год. Продолжали вязать иглой, но повсеместно уже были распространены и спицы, и крючок.

 

 

Сегодня на острове Кижи восстановлен полный цикл традиции: выращивают овец, стригут с них шерсть, чешут — ну а дальше веретено-прялка, шерстяные нитки, их окрашивание натуральными красителями, сушка. И — вязание.

В Заонежье (да и во всей Карелии) любимым занятием девушек были прядение и вязание. Карельская девушка в XIX веке «зимними вечерами пряла лен, шерсть, вязала чулки и alaiset — перчатки с отдельным помещением для одного большого пальца» (П.Лесков, Поездка в Корелу // Живая старина, 1895).

Для пожилых людей вязали теплые фуфайки, для молодых парней — нарядные шерстяные чулки, верхняя часть которых «должна была быть видна из голенища пальца на два, на три, а потому у многих они вязались из разноцветной шерсти».

 

 

Памятник рукавице

В карельской деревне Киндасово стоит первый в мире памятник рукавице. Открыли его десять лет назад, к юбилею местного праздника смеха. Идею объяснили так: название деревни происходит от карельского kindas, kinnas — рабочая рукавица.

Памятник рукавице в Киндасово. Фото: Игорь Георгиевский

Памятник рукавице в Киндасово. Фото: Игорь Георгиевский

Жаль разрушать легенду, но это топонимический миф.

— Я записывала в Киндасово топонимику, собирала информацию, — рассказывает Ирма Муллонен, доктор филологических наук и заслуженный деятель науки России. — И местные мне говорили: вы знаете, у нас за деревней есть болото, по форме похожее на рукавицу!

Понятно это желание наложить символ на карту, объяснить. Но на самом деле Киндасово — название очень старое, вполне возможно, имеющее еще саамские корни. В основе лежит саамский термин — kintes, это такая поляна, поросшая травой, на высоком берегу.

В те далекие времена это была большая редкость — откуда взяться поляне, если не было ни земледелия, ни покосов? Скорее всего, это было место сезонного саамского поселения. Так что рукавица тут, увы, ни при чем.

Бренд

Ксения Комиссарова — дизайнер вязаного трикотажа. Пару лет назад она решила создать бренд карельской вязаной одежды. И начала с традиционных узоров.

— Перебрала тогда очень много литературы на эту тему. Меня интересовало прямо true карельское, нативное, коренной карельский узор для вязаных вещей. А его нет. На спицах, как правило, вязали либо однотонное, либо полосатое. Еще нашла упоминание про «простой геометрический узор», что бы это ни значило.

А мне хотелось яркого, необычного. И я начала переводить карельские узоры для вышивки в жаккардовые схемы. Разработала несколько полноценных жаккардовых узоров для вязальщиц. Связала шапки, снуды и варежки.

 

 

— Это была сложная работа — наши завитушки и диагональки переложить для вязания, — говорит Ксения. — Но сегодня мне кажется, что эти варежки и шапки получились слишком сувенирными. Купил, подарил — а потом вещь лежит в шкафу, никто ее не носит. Ярко, нарядно, но не на каждый день. А вязаные вещи обязательно нужно носить! Куда у нас в Карелии, без них?


Ксения Комиссарова. Фото: ИА "Республика" / Любовь Козлова

Ксения Комиссарова. Фото: ИА «Республика» / Любовь Козлова

Варежки и вязание как символ Карелии представляет Ксения Комиссарова, дизайнер вязаной одежды:

— Рукавичка, варежка как символ — это мне нравится. Мы Север, у нас зима. И всё, что касается теплых вязаных аксессуаров, это очень по-нашему.

Да, пока вязание не стало современным символом Карелии. Но что мешает эту ситуацию изменить? Возьмите, к примеру, традиционный исландский свитер — лопапейсу (с круглой жаккардовой кокеткой). Самый настоящий бренд Исландии, такие свитеры вязальщицы во всем мире вяжут. А всей традиции — от силы полвека. Лопапейса — яркая, нарядная, теплая и удобная просто очень точно зашла в культуру.

И почему мы не можем сделать так же? Кто мешает придумать традиционный карельский свитер? Это, на самом деле, моя мечта: полностью сделать дизайн, связать и пустить в народ. Для меня это квест, сочинение на тему «Как я вижу Карелию в вязании».


Ну и немного «Калевалы» напоследок. В тридцатой руне Лоухи не без помощи карельской магии подморозила корабль любвеобильного Лемминкяйнена. Но тот не растерялся:

Тут беспечный Лемминкяйнен,
тот красивый Кавкомьели,
со скалы настриг шерстинок,
с валунов надрал ворсинок,
навязал чулок из шерсти,
рукавичек наготовил
на места, что больше мерзнут,
что сильней боятся стужи.

 


Над проектом работали:
Мария Лукьянова, редактор проекта
Елена Фомина, журналист, автор текста
Наталья Денисова, специалист по карельскому костюму
Екатерина Логвиненко, специалист по карельскому костюму
Игорь Георгиевский, фотограф
Любовь Козлова, фотограф
Сергей Юдин, фотограф
Павел Степура, вёрстка
Елена Кузнецова, консультант проекта

Идея проекта «100 символов Карелии» — всем вместе написать книгу к столетию нашей республики. В течение года на «Республике», в газете «Карелия» и на телеканале «Сампо ТВ 360°» выйдут 100 репортажей о 100 символах нашего края. Итогом этой работы и станет красивый подарочный альбом «100 символов Карелии». Что это будут за символы, мы с вами решаем вместе — нам уже поступили сотни заявок. Продолжайте присылать ваши идеи. Делитесь тем, что вы знаете о ваших любимых местах, памятниках и героях — эта информация войдет в материалы проекта. Давайте сделаем Карелии подарок ко дню рождения — напишем о ней по-настоящему интересную книгу!