Сортавала: архитектура

Готические стрельчатые окна, романтичные башенки под красной черепицей, строгие геометрические фасады — в Сортавале есть всё. Малая архитектурная энциклопедия, созданная лучшими архитекторами Финляндии, в новом выпуске «100 символов Карелии».

Улица Карельская. Автор рисунка - Николай Попов, из книги "История архитектуры города Сортавала"

Улица Карельская. Автор рисунка - Николай Попов, из книги "История архитектуры города Сортавала"


«Из Гельсингфорса мы поехали по железной дороге в Сердоболь. Удивительно, для нас, русских, совсем непонятно, чтобы такой маленький городок, каков Сердоболь, был таким благоустроенным: мостовые, тротуары, водопровод, канализация, освещение, общественный великолепный <…> парк, телефоны во все дома — и все это в прекрасном виде и порядке».

 


Таким в конце XIX века путешественники видели Сердоболь — нынешнюю Сортавалу. Город был маленьким и провинциальным. Но именно тогда начал расцветать: стал центром торговли, обзавелся учительской семинарией, лицеем, банками, ратушей.

Здания для них строили лучшие финские архитекторы. В Карелии других городов с такой архитектурой просто нет — Сортавала уникальна.

История

История Сортавалы началась в Средние века, когда на берегу Ладоги обосновалось племя корела — предки современных карелов. А ближе к XIV веку на этой территории появился Никольско-Сердобольский погост, входивший в состав Водской пятины Новгородской земли.

Времена были неспокойные: земли приграничные, то и дело на местных нападали шведы и финны. Погост за несколько десятилетий не единожды менял хозяев, пока не оказался в составе Шведского королевства.

Король Густав II Адольф, объединитель шведских земель, хотел закрепить территорию со стратегически выгодным положением в составе своего государства и приказал заложить на месте погоста город. Случилось это примерно в 1632 году. В город стали прибывать шведские и финские лютеране, а жившие ранее на этих землях православные карелы двинулись вглубь русских земель.

Граффити на стене в одном из дворов. Сортавальцы помнят. Фото: "Республика" / Леонид Николаев

Граффити на стене в одном из дворов. Сортавальцы помнят. Фото: «Республика» / Леонид Николаев

Не прошло и семидесяти лет, как началась великая Северная война. Россия получила доступ к Балтийскому морю, а заодно вернула себе Северное Приладожье вместе с поселением, которое по-шведски называли Сордавалла.

Город тут же переименовали в Сердоболь. К тому времени в нем жили русские, финны и шведы. Постепенно он становился все более финским, пока наконец не стал таковым официально. Произошло это уже в начале века 19-го, после последней русско-шведской войны и образования в составе Российской империи Великого княжества Финляндского. В него на правах уездного города вошел и Сердоболь.

А в 1918 году Финляндия обрела независимость. Сердоболь стал Сортавалой, с этим именем город жил и после того, как вошел в состав СССР в 1944-м.

Школьная ярмарка в Офис-Клаб


План-аксонометрия Сортавалы. Автор - Николай Попов, из книги "История архитектуры города Сортавала". Рисунок принадлежит Региональному музею Северного Приладожья

План-аксонометрия Сортавалы. Автор — Николай Попов, из книги «История архитектуры города Сортавала». Рисунок принадлежит Региональному музею Северного Приладожья

Архитектурная энциклопедия

— Центр города, который мы сегодня называем историческим, создавался с конца XIX века и по 1939 год, — рассказывает ученый секретарь Регионального музея Северного Приладожья Игорь Борисов. — Сортавала в то время была развивающимся, торговым городом — поэтому, кстати, здесь так много банков. В округе работали самые разные предприятия: плавили медь, олово, заготавливали лес. В самом городе был порт, через который проходило великое множество торговых путей.

Игорь Борисов. Фото: "Республика" / Леонид Николаев

Игорь Борисов. Фото: «Республика» / Леонид Николаев

На этой волне Сортавала строилась. Из местных архитекторов особо отличились отец и сын Леандеры. Старший, Йохан Оскари, владел строительной фирмой, столярной мастерской и кирпичным заводом. А в плане архитектуры был самоучкой, что, впрочем, не помешало ему построить 70 с лишним зданий. Его сын, Оскар Йоханнес, пошел еще дальше: спроектировал 127 зданий за 10 лет.

Серьезный вклад в создание облика города внес Уно Ульберг, на то время лучший архитектор Выборга. В Сортавале он построил семь зданий, а еще по его проекту был разбит сквер, где находится памятник рунопевцу Петри Шемейкке (без этого сквера город сегодня представить невозможно).

 

 

Имя Элиэля Сааринена, в отличие от Ульберга, на рубеже веков было мало известно. Он только-только окончил университет в Хельсинки и начал работать в составе архитектурного бюро «Гезеллиус — Линдгрен — Сааринен». Для Сортавалы молодой архитектор выполнил проекты банка и знаменитой дачи доктора Винтера.

После этого Сааринен начал «сольную» карьеру и быстро стал по-настоящему знаменит. В Хельсинки построил здания железнодорожного вокзала и Национального музея. А в конце 1920-х годов уехал в Америку.

— Сааринен был одним из людей, которые учили американцев строить небоскребы, — говорит Игорь Борисов. — Он строил школы, концертные залы, библиотеки. В Чикаго проектировал высотки, а в Детройте вместе с сыном Ээро построил технический центр General Motors.

 

 

Кроме Ульберга и Сааринена в Сортавале работали еще полдюжины архитекторов, строили в очень разных стилях. И общими усилиями создали малую архитектурную энциклопедию Финляндии под открытым небом.

Поговорим о стилях.

Эклектика

В основе эклектики — использование элементов разных стилей: классицизма, барокко, готики, ренессанса. Причем стиль постройки и элементы декора выбираются в зависимости от функции здания: для церкви — одна комбинация, для школы — другая, для жилого дома — третья. Этим эклектика отличается от большинства стилей, диктовавших одни и те же решения для любых объектов.

 

Здание ратуши
1885 год, архитектор — Франс Анатолиус Шёстрём

 

Ратуша когда-то была центром жизни Сортавалы: в ней работали бургомистр и городская дума, устраивались приемы и обеды, судебные заседания и собрания.

— В советское время здесь был партийный кабинет, тут же проводили выставки достижений народного хозяйства местного значения, — говорит Игорь Борисов. — Потом библиотека, которая в 2013 году переехала. Сейчас здание пустует.

Несколько лет назад ратушу «усыновил» Фонд имени Кронида Гоголева. Дочь знаменитого сортавальского художника Мария с командой уже начала реставрировать внутренние помещения. Скоро здание выставят на продажу, и фонд планирует его купить, чтобы продолжить работу.

Финский национальный романтизм

Эта разновидность модерна родилась на волне пробуждения национальной гордости и протеста против царской власти. В его основе — романтическое обращение к корням: национальной культуре, народным традициям, средневековым мотивам, эпосу «Калевала».

Признаки финского романтизма — сложный силуэт здания, асимметрия, использование красной черепицы и природного камня, разнообразный декор с растительными и животными мотивами.

 

Здание бывшей гостиницы Päivölä
1900 год, архитектор — Йохан Алвар Окерман

Здание бывшей гостиницы Päivölä. Фото: "Республика" / Леонид Николаев

Здание бывшей гостиницы Päivölä. Фото: «Республика» / Леонид Николаев

— Обратите внимание: в этом здании нет одинаковых объемов. Один угол оформлен в виде эркера, вход расположен несимметрично. Окна все немного разные и раньше имели характерную мелкую расстекловку — всё это яркие признаки финского романтизма, — рассказывает Игорь Борисов.

Когда-то в этом здании располагалась гостиница, а в цоколе «жил» магазин А. Кохонена. Сегодня его занимает Сортавальское центральное лесничество.

 

Здание бывшего Национального акционерного банка
1905 год, архитекторы — Элиэль Сааринен, Армас Линдгрен и Герман Гезеллиус

 

— Тут признаки романтизма тоже налицо: асимметричная, сложных очертаний крыша, когда-то покрытая красной черепицей, множество эркеров, фронтон, украшенный орнаментом с Древом жизни, — перечисляет Игорь Борисов. — Главный вход богато оформлен местным гранитом, как и цокольный этаж.

Когда-то в здании размещался Национальный акционерный банк и магазин строительных товаров. На втором этаже жило руководство банка, в том числе его директор Оскар Леандер (тот самый, который был еще и архитектором).

Подписка на газету Карелия - читаем как оформить.

 

Здание бывшего Объединенного банка Северных стран
1913 год, архитектор — Уно Ульберг

 

— Еще один очень характерный пример финской национальной архитектуры. Посмотрите на полубашенки-эркеры, выступающие по углам: они создают образ средневекового замка, — говорит Игорь Борисов. — Крыша черепичная, главный вход смещен в левое крыло и украшен картушем, на котором изображен вензель SF — Suomi Finland. А под ним два рога изобилия.

Здание строилось для Объединенного банка Северных стран, сегодня там работает отделение почты.

Псевдоготика

Этот стиль — подражание европейской готике с ее стрельчатыми окнами, вытянутыми вверх фронтонами, арками и башнями. Характерное сочетание цветов — красно-коричневый и белый.

 

Здания Сортавальского лицея и Сортавальской женской школы
1901 и 1911 годы, архитектор — Юхан Якоб Аренберг

 

— Когда-то на этом месте была лютеранская церковь, — рассказывает Игорь Борисов. — И когда приняли решение строить школу и лицей, архитектору поставили условие: сделать так, чтобы здания с церковью гармонировали. У Аренберга это получилось.

Черты готики налицо: мощный цоколь, облицованный гранитом, зубцы а-ля средневековая башня в верхней части фасадов, стрельчатые окна. У женской школы — высокое крыльцо со стрельчатыми арками.

Оба учебных заведения на время создания были передовыми. Женская школа, например, входила в двадцатку лучших в Финляндии. Ученицы изучали языки и готовились поступать в высшие учебные заведения. В советское время в этом здании размещались физкультурный техникум, семилетняя школа и школа-интернат.

После перестройки здание женской школы пустовало. В начале 2000-х после ремонта в него заселился Приладожский филиал ПетрГУ, а в 2013-м он закрылся, и под псевдоготические своды переехала городская библиотека.

Неоклассицизм

В основе стиля — возврат к классическим идеалам: опора на античную архитектуру, симметрия, минимум декора, строгое соблюдение пропорций. Это своеобразная реакция на избыточный и насыщенный декоративными элементами модерн.

 

Здание бывшего Финляндского банка
1915 год, архитектор — Уно Ульберг

 

— Как раз в 1915 году финский романтизм начинает угасать, и архитекторы возвращаются к классике, — рассказывает Игорь Борисов. — Это здание абсолютно симметрично, с одинаковыми окнами в ряду. Главный вход расположен строго по центру, над фасадом — мощный карниз. Здание полностью облицовано гранитом. И весь его облик — уравновешенный, упорядоченный — являет собой стабильность и надежность, символизирующие образ устойчивого банка.

Впрочем, романтические черты не ушли окончательно: это и барельефы в виде растений над окнами второго этажа, и корона, вырубленная в камне над входом.

Ульберг построил это здание для отделения Финляндского банка, сейчас там филиал Банка России.

Функционализм

Девиз этого стиля: «Форма определяется функцией». В облике зданий никаких лишних нефункциональных деталей, чистые геометрические формы, плоские кровли.

 

Гостиница «Сеурахуоне»
1939 год, архитектор — Эркки Хуттунен

 

Когда-то на месте нынешней гостиницы стояла другая, с таким же названием. А потом старое здание в стиле финского романтизма расширили, и родилось новое — уже в стиле функционализм.

— После реконструкции появился огромный кинозал на 350 человек, гостиница, ресторан, офисные помещения, — говорит Игорь Борисов. — В этом здании ничего лишнего: минимум камня, белые стены, прямоугольные окна, строгие геометрические формы, плоская крыша.

В советские времена в здании открыли Дом офицеров. Но когда Минобороны выставило его на продажу, горожане написали петицию президенту Путину, чтобы «Сеурахуоне» передали городу. И победили: теперь в здании работает культурно-молодежный центр.

Сохранность

В Сортавале сохранилось 191 финское здание: половина — деревянные, половина — каменные. Они под охраной государства, но сортавальцы все равно переживают: многие постройки приходят в упадок, рушатся, горят.

— Состояние многих объектов сейчас ниже отметки удовлетворительно, — говорит глава района Сергей Крупин. — Особенно это касается деревянных зданий: дерево менее стойкое к разным воздействиям.

— Отдельная проблема — объекты, которые собственники не используют, — добавляет Игорь Павлов, руководитель муниципального учреждения «Архитектура и градостроительство города Сортавала». — Здания стоят пустые, и это в некоторых случаях ведет к их утере. Тому пример — пожар, который прошлым летом произошел в больнице Диаконис.

Всё дело в бездумной продаже исторических зданий: еще лет десять назад покупатель получал объект, но не обязательства по его восстановлению. Сейчас власти исправляются: выписывают охранные обязательства, через суд заставляют хозяев заботиться о памятниках архитектуры.

 

Отдельная проблема — жилые дома-памятники. Капремонта они требуют, как и любые другие. Но это должна быть не просто починка кровли или фасада, а еще и реставрация. Государственная программа капремонта этого просто не учитывала.

— Проблему удалось решить лишь недавно, — рассказал Сергей Крупин. — В итоге выделены средства — пять миллионов на подготовку проектно-сметной документации, чтобы отремонтировать в Сортавале фасады десяти исторических зданий (в том числе деревянных многоквартирных домов). Уже в следующем году начнутся работы.

А еще Сортавала претендует на звание исторического города федерального значения. Для этого нужно определить границы исторической застройки — это недешево и небыстро. Но если все получится, на содержание сортавальских памятников придут федеральные деньги.

«Том Сойер» в Сортавале

Судьбу некоторых зданий горожане берут в свои руки: выкупают, реставрируют, открывают в них музеи, гостевые дома. Кое-где даже появляются элементы доступной среды. Тут есть свои сложности: пандусы и прочие приспособления не должны менять вид фасада. Но складные аппарели, кнопки для вызова помощи — почему нет?

Если пойти по Карельской улице, окажешься в окружении памятников архитектуры. Фото: "Республика" / Леонид Николаев

Если пойти по Карельской улице, окажешься в окружении памятников архитектуры. Фото: «Республика» / Леонид Николаев

А недавно в Сортавалу пришел «Том Сойер Фест» — фестиваль восстановления исторической среды. В 2015 году этот проект начался в Самаре, с тех пор к нему присоединилось несколько десятков поселений по всей России.

Волонтеры своими силами (но под присмотром специалистов) ремонтируют фасады домов конца XIX -начала XX века. Каждый выбирает себе дело: кто-то шкурит, кто-то красит, кто-то общается со спонсорами или властями.

В Сортавале проект курирует петербуржец Роман Булатов. Он работает учителем географии, а еще возит туристов по Карелии. Сортавальские улицы ему как родные.

— Мы планируем восстановить фасад дома на Гагарина, в нем когда-то жил архитектор Леандер, — говорит Роман. — Счистим старую краску со стен и покрасим заново. Мы не профессионалы, но такую работу точно сможем сделать, ничего не повредив. Может быть, заменим элементы вагонки, но это только по согласованию с реставратором Яковом Мусатовым.

Дом, в котором жил Леандер и который собираются приводить в порядок волонтеры. Фото: "Республика" / Леонид Николаев

Дом, в котором жил Леандер и который собираются приводить в порядок волонтеры. Фото: «Республика» / Леонид Николаев

Шкурить и красить волонтеры начнут в июле. А пока Роман собирает команду и начинает сбор денег: восстанавливать исторические дома помогают спонсоры и неравнодушные горожане.


Роман Булатов. Фото: из личного архива

Роман Булатов. Фото: из личного архива

Архитектуру Сортавалы как символ Карелии представляет учитель географии и гид по Карелии Роман Булатов:

— Городов, где так сконцентрирована финская архитектура, в России, пожалуй, всего два — Выборг и Сортавала. Именно благодаря архитектуре они необычны и уникальны. Именно поэтому их облик обязательно надо сохранять. Отдавая дань уважения нашей культуре и истории, культуре и истории Финляндии.

Кроме того, сами по себе дома в Сортавале очень красивы и имеют немалую художественную ценность. А если сносится какое-то старинное здание, на его месте обычно строят что-то уже не такое классное и интересное.

Сортавала хороша тем, что в городе есть не какое-то одно историческое здание, которое все знают. Здесь сложился целый архитектурный ансамбль.

Почему тот же Санкт-Петербург так любят и ценят и в России, и за границей? За уникальный архитектурный облик, узнаваемый, гармоничный. В Сортавале та же самая ситуация: есть ансамбль красивых старинных зданий, о которых мы должны позаботиться.


Над проектом работали:
Мария Лукьянова, редактор проекта
Анастасия Крыжановская, автор текста
Леонид Николаев, фотограф
Игорь Фомин, дизайнер
Павел Степура, вёрстка
Елена Кузнецова, консультант проекта


Идея проекта «100 символов Карелии» — всем вместе написать книгу к столетию нашей республики. В течение года на «Республике», в газете «Карелия» и на телеканале «Сампо ТВ 360°» выйдут 100 репортажей о 100 символах нашего края. Итогом этой работы и станет красивый подарочный альбом «100 символов Карелии». Что это будут за символы, мы с вами решаем вместе — нам уже поступили сотни заявок. Продолжайте присылать ваши идеи. Делитесь тем, что вы знаете о ваших любимых местах, памятниках и героях — эта информация войдет в материалы проекта. Давайте сделаем Карелии подарок ко дню рождения — напишем о ней по-настоящему интересную книгу!