Савва Лошкин

Кормщика Савву Лошкина в Карелии знают намного меньше, чем ледового капитана Владимира Воронина. Между тем именно Лошкин в XVIII веке совершил важный для картографии прорыв: он открыл для поморов восточный берег Новой Земли, уточнив тем самым островное происхождение архипелага. О поморах-мореходах и их свершениях — в новом материале проекта «100 символов Карелии».

«Тегетгофф». Открытие Земли Франца Иосифа.  Художник - Алексей Григорьев

«Тегетгофф». Открытие Земли Франца Иосифа.  Художник - Алексей Григорьев

Освоение Арктики — захватывающая эпопея, начавшаяся примерно в XII веке. О каждом открытии здесь можно снимать кино в разных жанрах: от исторического до фильма-катастрофы. Сейчас в составе Арктики — территории материков Евразии и Северной Америки. Воды здесь больше, чем суши. Арктика — это почти весь Северный Ледовитый океан и части акваторий Атлантического и Тихого океанов. Обычное агрегатное состояние воды — лёд. Площадь Арктики — около 27 млн кв. км.

Огромную роль в освоении Арктики сыграли наши земляки-поморы. Они осваивали новые земли, необходимые для промысла рыбы и зверя. Поморы строили крепкие суда — лодьи и кочи. Ориентировались по ветру, звездам, потом — по простому магнитному компасу. Их мужество и терпение помогло обнаружить не только новые острова и проливы, но и открыть новые пути сообщения в не самых комфортных для путешествий условиях.

Мы решили рассказать только о двух людях, повлиявших на освоение Арктики. Их, возможно, объединяет общая малая родина, а также то, что они были исследователями Новой Земли. На современных картах их именами названы острова и горы этого архипелага.

 

 

Несмотря на то, что о Савве Лошкине мы знаем очень мало, а некоторые люди вообще считают его мифологическим персонажем, нам показалось правильным представить именно его одним из символов Карелии. Во-первых, он был среди первых исследователей Новой Земли, во-вторых, нам кажется, что имя его оказалось незаслуженно забытым. А проект «100 символов Карелии» как раз и существует  для того, чтобы не только рассказывать о знаменитых людях и явлениях, но и вспоминать героев, о которых говорят до обидного мало.

Савва Лошкин

Из альбома, посвященного традиционному судостроению. Музей "Полярный Одиссей". Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Из альбома, посвященного традиционному судостроению. Музей «Полярный Одиссей». Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Почему остров у северных берегов и горы на западном берегу Новой Земли, а также остров в архипелаге Норденшёльда в Карском море носят имя Саввы Лошкина? Кто он такой?

Достоверных сведений об этом полярном мореходе мало. Нам известно, что, вроде, в 1760 году Савва Лошкин совершил первое в истории плавание вокруг острова Новая Земля. Ровно через столетие маршрут Лошкина повторит Павел Иванович Крузенштерн, сын первого русского кругосветного мореплавателя.

Известно, что помор Савва (Феофанович) Лошкин был кормщиком, то есть рулевым, имел промысловую артель. Что первым прошел вдоль всего восточного берега Новой Земли и обогнул ее. Что провел на восточном берегу две зимы и только на третье лето вышел к западным берегам. Идя морем к северу от Карских ворот вдоль восточного берега, Лошкин «принужден был зимовать дважды на сих пустых берегах, ибо по прошествию первой зимы, в следующее лето не допустили его великие льдины пройти в Западное море мимо Доходов» (Крестинин В.В., «Географическое известие о Новой Земле»).

Много вопросов связано и с тем, когда и где родился и жил Савва Лошкин. В статье о мореходе в Большом биографическом словаре об этом ничего не говорится. Во многих источниках родным городом Лошкина указывают Олонец. В некоторых современных текстах речь идет даже о Петрозаводске, что явно не соответствует действительности. Информация о том, что Лошкин родился в Олонце, появилась, скорее всего, благодаря справке Василия Крестинина, который в 1759 году основал Общество для исторических исследований. Он говорит о нем так: «…кормщик Савва Лошкин, родом Олончанин». Между тем, по-мнению Сергея Борисовича Потахина, доктора географических наук, доцента ПетрГУ, более вероятным представляется происхождение Лошкина из Кеми, поселения, ставшего в 1785 году уездным городом Олонецкого наместничества.

Сергей Потахин. Фото из личного архива

Сергей Потахин

Сергей Потахин:

— В XVIII веке на территории Карелии уже были сформированы этнолокальные группы населения, к которым относились заонежане, водлозёры, выгозёры и поморы. Для каждой группы был характерен свой тип природопользования, но только поморы занимались морским промыслом, который включал морское рыболовство и охоту на морского зверя. Этим они занимались в акваториях Белого и Баренцева морей. Места охоты включали побережья Новой Земли и Шпицбергена (Груманта). Плавание Лошкина, по всей вероятности, — поиск новых охотничьих угодий.

В подтверждение своих слов о том, что Савва Лошкин был, скорее всего, помором, а не олонецким карелом, Сергей Потахин говорит и том, что для последних были не характерны фамилии, заканчивающиеся на -ин.

В 1978 году о Савве Лошкине читателям газеты «Ленинская правда» напомнил историк Николай Супрунов. Многие тогда впервые услышали имя этого морехода.

Заметка из газеты "Ленинская правда" за 1978 год.

Заметка из газеты «Ленинская правда» за 1978 год.

О плавании карельского кормщика вокруг Новой Земли сохранилось только одно документальное свидетельство. В 1788 году в «Новых ежемесячных сочинениях» об этом написал корреспондент петербургской Академии наук Василий Васильевич Крестинин со слов Федота Рахманина, приятеля Лошкина. Говорят, что рассказы о Лошкине и его плавании были свежи среди архангельских мореходов еще в 1821 году.

Датировка экспедиции вокруг Новой Земли Саввы Лошкина до сих пор вызывает споры. Обычно путешествие относят к 1760 году. Другие авторы указывают на 1742 год, ссылаясь на надпись на кресте, найденном в 1833 году мореплавателем Петром Пахтусовым на восточном берегу южного острова Новой Земли, в устье реки Саввиной (название реке дал Пахтусов):

«Поставили сей животворящий крест, на поклонение православным христианам, зимовщики, 12 человек, кормщик савва ф…анов на новой земле, по правую сторону кусова носа «.

Ниже стояла дата, свидетельствовавшая о том, что крест поставили 9 июля 1742 года.

«Около надписи фамилии выветрила(сь) трещина дерева, — писал Пахтусов, — так что в промежутках между Ф и а можно поместить два или три слова [буквы!], например, ОФ или ЕОФ и таким образом составится Фофанов или Феофанов. Нельзя сомневаться, что это тот самый Савва, который обошел Новую Землю кругом около мыса Доходы. Хотя предание называет его Лошкиным, но эта разница в прозвище могла произойти от двух причин: или Савва имел две фамилии — Лошкин и Фофанов, или вырезывавший надпись на кресте из уважения к своему кормщику назвал его по отчеству Феофановым.» (Из «Дневных записок» Пахтусова).

Однако, по мнению исследователей, уверенности в том, что крест в устье реки Саввиной на самом деле был поставлен Лошкиным, нет. Более достоверным временем экспедиции Лошкина всё же считается 1760 год.

 

 

Что для полярных мореходов того времени значила зимовка на Новой Земле? Если почитать описания полярных зимовок того же Петра Кузьмича Пахтусова, становится очевидным, что дело это было героическим. Людям приходилось выживать в зиму, когда температура воздуха опускалась ниже 30 градусов. Трудно было переживать период полярной ночи, который длится 65 дней. Скудный пищевой рацион неизбежно провоцировал цингу. Не давали расслабиться и белые медведи. Современный специалист по экстремальным походам Андрей Серегин считает заслуги Саввы Лошкина выдающимися.


Андрей Серегин. Фото: "Республика"

Андрей Серегин. Фото: «Республика»

Савву Лошкина как символ Карелии Андрей Серегин, мастер спорта СССР, судья I категории по спортивному туризму:

— Новая Земля — гигантский остров. Тысячи три километров примерно вдоль побережья. Это всё равно, что от Петрозаводска дойти до Сочи, но здесь еще самые суровые условия, льды, медведи, которые как раз вдоль берега охотятся на тюленей. Все это очень сложно, тяжело и опасно. Просто выжить там — фантастическое достижение, а провести несколько зимовок — поступок, который, мне кажется, даже нереально повторить. Как они готовили еду? Где брали пресную воду? Любой исследователь в таких обстоятельствах, как правило, испытывает предельные нагрузки: психологические, физические, моральные. Поразительно, как в таких сложных условиях люди умудрялись не только выживать, но и исследовать незнакомые территории, описывать их, составлять карты, которые в дальнейшем могли бы пригодиться другим мореплавателям.


Из книги Бориса Кошечкина «Боже, дай нам ветра»

«Чтобы уберечь себя от цинги, зимовщики всячески боролись с охватывающей их апатией, которая была предвестником болезни. Чтобы не спать, полярники заставляют друг друга вязать узлы на веревках, а потом их развязывать, спарывать с полушубков овчинные заплаты, а потом снова их нашивать».

Поморы. Кемь

Карелия была пионером в создании судоходства на севере и в освоении Арктического бассейна. Главными в этом пионерском отряде были поморы, построившие самые прочные и надежные морские суда, до тонкостей изучившие мореходство в суровых условиях, приспособившиеся к тяжелому промыслу. Лучшими мореплавателями в северных широтах были выходцы из Кеми, Шуи, Сороки, Сумского Посада. Во времена Петра Первого суда кемлян уверенно шли на промысел к берегам Шпицбергена и к богатым морским зверем заливам Новой Земли.

Открытка нач. ХХ века. Из фондов Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого Российской академии наук

Открытка нач. ХХ века. Из фондов Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого Российской академии наук

В первую очередь охотились на тюленя, белуху, добывали моржовую кость. В процессе моржового промысла поморы посетили Шпицберген и Новую Землю, обследовали пространство в направлении Карской и Обской губ.

Сам термин «помор» возник, вероятнее всего, в XVIII веке. Позднее поморами, как указано в энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона, называли занятых на рыбных и зверобойных промыслах промышленников из Архангельского, Мезенского, Онежского, Кемского и Кольского уездов Архангельской губернии, ходивших на Мурман и север Норвегии.

В плаваниях поморы пользовались магнитным компасом, вставленным в деревянное гнездо. Компас назывался маточкой. Широко использовался в Поморье также ветромет. Диск ветромета был разбит на 32 деления, по названиям ветров. В центре устанавливался стержень, по которому в полдень определяли направление север-юг. Направляя компас через центральный стержень на ориентиры на берегу, шкипер мог определить положение судна. Кроме того, поморские мореходы ориентировались по звездному небу. Основные созвездия у них имели прекрасные названия: Большая Медведица называлась Лосем, созвездие Плеяды — Утиным гнездом, Орион — Граблями. Млечный путь поморы называли Гусиной дорогой.

Из словаря поморов

Мангазейский ход — маршрут, пролегавший из Белого моря к устью Енисея.

Гурии — каменные пирамидки, которые поморы устанавливали на мысах для облегчения ориентирования.

Поморские лоции — рукописные руководства по мореплаванию. Лоции постоянно напоминали, когда, при каком положении уровня моря заходить в тот или другой залив или устье реки.

Маточка — компас.

Савва Лошкин развеял миф о единой приполярной суше, дав верное представление о форме и размерах Новой Земли. Среди тех, кто продолжил освоение Арктики, много имен наших земляков: Иван Гвоздарев из Кеми, сумлянин Афанасий Еремин, кемский промышленник Иван Алексеевич Богданов. В 1767 году шуерецкий кормщик Яков Чиракин передал в контору Архангельского порта уникальный документ «Экстракт о местонахождении пресной воды и леса» и план пролива Маточкин Шар, который до нас, к сожалению, не дошел. Это было грамотное навигационное описание со всеми необходимыми для мореплавателей сведениями. С 1840-х годов среди ходивших на Новую Землю широкую известность получил род Ворониных из Сумского Посада. Шхуна Федора Ивановича Воронина, дяди впоследствии прославленного капитана Владимира Ивановича Воронина, красиво называлась «Общее счастье». Поморы промышляли на ней белух, гольца, морского зайца, нерпу.

Воронины

 

В XIX веке артель Федора Воронина спасла потерпевших бедствие участников австрийской полярной экспедиции Юлиуса Пайера. Это произошло летом 1872 года, когда на судне «Тегетгофф» экспедиция достигла западного побережья Новой Земли и оказалась затерта льдами вблизи Баренцевых островов, потом корабль вынесло в открытое море. Вторая зимовка австрийских путешественников прошла на открытой ими Земле Франца-Иосифа, исследовать которую им не удалось из-за погодных условий. На шлюпках они попытались добраться до Новой Земли, силы их были на исходе. Измученных европейцев подобрало судно «Николай», принадлежавшее сумлянину Федору Воронину. Поморская артель с радушием приняла австрийцев, которые провели в путешествии 812 дней.

Интересно, что в 1929 году советский флаг на Земле Франца-Иосифа был установлен членами экспедиции, пробившейся к этим местам на ледоколе «Георгий Седов», капитаном которого был Владимир Иванович Воронин, племянник спасителя австрийцев.

Ледовый капитан

Капитан Воронин жевал травинку и задумчиво смотрел вокруг.
Он знал, что все видят отраженье в стекле, все слышат неестественный стук.
Но люди верили ему как отцу, они знали, кто все должен решить.
Он был известен как тот, кто никогда не спешил, когда некуда больше спешить.
БГ

 

Владимир Иванович Воронин был невероятно знаменит. В списке «ледовых капитанов» он был на первом месте. Можно сказать, что навыки, определяющие его способности, были воспитаны морем, поморскими традициями, семейными «наработками». Но капитанский талант Воронина был индивидуальным. Он умел сочетать в себе и дерзость, и осторожность, и любопытство, и отвагу, и благоразумие. И он не боялся рисковать. Практически во всех своих самых известных экспедициях он шел на риск, брал на себя ответственность, полагался на воспитанные морем качества и свою особую интуицию.

Владимир Иванович Воронин

Родился 5 (17) октября 1890 года в деревне Сумский Посад Беломорского района Карелии. Родители его происходили из древнего русского поморского рода. Владимир Воронин прошел обычную на тот момент жизненную школу: начал плавать с 8 лет зуйком, то есть мальчиком на рыбном промысле, потом стал матросом на парусниках. В 1912 году окончил Сумпосадскую мореходную школу. Работал штурманом на пароходах местной Беломорской линии. Продолжил образование в Архангельском мореходном училище. В 1918 году стал капитаном дальнего плавания.

Знаменитым капитана Воронина сделали его арктические экспедиции. Например, он был одним из участников спасения экспедиции Нобиле. В составе экспедиций Отто Шмидта прокладывал Северный морской путь. Один из таких походов на судне «Челюскин» имел драматические и героические последствия, о которых говорил весь мир. Кроме того, Воронин принимал на борт спасенного со льдины Папанина.

На помощь Нобиле

В 1928 году итальянец Умберто Нобиле и его товарищи, отправившиеся покорять Северный полюс на дирижабле «Италия», потерпели бедствие. СССР отправил на спасение членов экспедиции несколько ледокольных пароходов. «Георгий Седов», капитаном которого был Владимир Воронин, в это время совершал экспериментальное плавание «к кромке льда». Известие об «Италии» изменило планы экипажа. В их задачу теперь входил поиск «группы Алессандрини» (6 человек, которых унесло при крушении дирижабля) и группы Руаля Амундсена, вылетевшего спасать Нобиле и пропавшего без вести. «Седов» направился к Земле Франца-Иосифа. В поисках Алессандрини ледокольный пароход продвинулся настолько вглубь Арктики, что поставил рекорд свободного плавания в этом районе. Никого из разыскиваемых участников экспедиции Нобиле найти не удалось (они не найдены до сих пор), но плавание в высокие широты Арктики стало важным в географическом отношении.

Северный морской путь

Владимир Иванович Воронин у ледокола "Сибиряков". 1932 г. Фото из фондов Национального музея Республики Карелия

Владимир Иванович Воронин у ледокола «Сибиряков». 1932 г. Фото из фондов Национального музея Республики Карелия

Имя капитана Воронина связывают и с достижениями в навигации по Северному морскому пути. До 1932 года мореходам не удавалось пройти из Архангельска до Владивостока и обратно за одну навигацию. Главная сложность пути — преодоление многолетних арктических льдов. Экипаж ледокола «Александр Сибиряков» доказал, что эта задача разрешима. Капитаном корабля был Владимир Воронин, начальником экспедиции — Отто Юльевич Шмидт. Именно в этом походе произошла история про черные паруса. Когда ледокол лишился во льдах гребного винта, Воронин придумал сделать парус из корабельного технического брезента. Паруса помогли судну успешнее лавировать во льдах.

Одно дело — ледокол. Но сможет ли повторить за одну навигацию этот же путь грузовой пароход? В 1933 году была снаряжена экспедиция, которая доказала бы такую возможность — советский пароход «Челюскин» был построен в Дании и, как казалось организаторам похода, подходил для выполнения этой задачи.

 

 

Экспедицию вновь возглавил Отто Юльевич Шмидт, а капитаном стал проверенный и надежный капитан Воронин. Надежность Владимира Воронина не вызывала вопросов, но сам «Семен Челюскин» (его первое имя — «Лена») оказался малопригоден к такому походу.

Всего на борту «Челюскина» находилось 112 человек — экипаж (53), члены экспедиции (29), 18 зимовщиков и 12 строителей. На третий день после выхода из порта Мурманска, в начале августа 1933 года, «Челюскин» вошел в Карское море проливом Маточкин шар. Похолодало, начали встречаться льды. Из-за большой ширины пароход очень сильно воспринимал удары льда, принимая его почти под прямым углом. Руль тоже был очень широк и мало защищен ото льда. Впереди было Чукотское море — самый тяжелый участок пути.

Чукотское море оказалось забитым тяжелыми льдами, которые зажали корабль со всех сторон и с которыми он начал дрейфовать до Берингова пролива. До чистой воды оставалось совсем немного, но все усилия пробиться к ней не увенчались успехом. «Челюскина» вновь сносило в Чукотское море. Полярники стали готовится к зимовке на дрейфующей льдине.

В феврале «Челюскин» не выдержал давления льдов, произошло крушение судна. Команде удалось вынести на лед все продовольственные припасы, одежду, топливо и приборы. При крушении корабля погиб завхоз Борис Могилевич.

"Гибель "Челюскина". Автор картины Федор Решетников был членом экспедиции Шмидта

«Гибель «Челюскина». Автор картины Федор Решетников был членом экспедиции Шмидта

На льдине разбили палаточный лагерь. 104 человека, среди которых были женщины и даже грудной ребенок, родившийся во время экспедиции, стали приспосабливаться к новым реалиям. Настрой челюскинцев отражали выпуски стенной газеты «Не сдадимся!».

Трагедия челюскинцев взбудоражила всю страну, все хотели участвовать в спасении героев. Первым самолетом, севшим на льдине, был АНТ-4 Анатолия Ляпидевского. Пилот сумел посадить самолет в 40-градусный мороз на площадке 150 на 400 метров. В первый раз удалось вывезти 10 женщин и двоих детей. Остальных зимовщиков эвакуировали за 24 последующих рейса. Летчики Николай Каманин, Михаил Водопьянов, Иван Доронин, Сигизмунд Леваневский, Василий Молоков и Маврикий Слепнев стали первыми Героями Советского Союза. Золотую звезду № 1 получил летчик Ляпидевский.

Все полярники, спасенные с дрейфующей льдины, капитан «Челюскина» Владимир Иванович Воронин, начальник экспедиции Отто Юльевич Шмидт стали самыми известными людьми 1934 года.

Именем Челюскинцев в советское время были названы улицы многих городов. Такая улица есть и в Петрозаводске. Она находится в районе Ключевая.

На родине

Капитана Воронина хорошо знают на севере, на его родине, в селе Сумский Посад. В сумпосадской школе есть музей, посвященный Владимиру Ивановичу Воронину. Имя Воронина носит одна из улиц в Беломорске, там установлена памятная доска, посвященная знаменитому капитану.

Вера Шендакова. Фото из личного архива

Вера Шендакова

Рассказывает методист Беломорского районного краеведческого музея Вера Шендакова:

— В нашем музее есть серия уникальных фотографий. Они появились в 1960-е годы, когда создавался музей. На снимках запечатлен приезд Воронина к нам в город уже после его знаменитого путешествия. Вот Воронина с большими почестями принимают на вокзале станции Сорока. Вот митинг, он стоит на трибуне, людей не видно, репродуктор. Вот он среди родных. Следом эти же люди плюс пионеры фотографируются возле любопытного для нас объекта. На 19-м шлюзе Беломорско-Балтийского канала стоит такое деревянное сооружение — красная пятиконечная звезда — сделанное по принципу октябрятской звездочки, где в середине была головка золотокудрая Володи Ульянова. Здесь в центр предполагалось поместить портрет Сталина, но в итоге поместили Ворошилова. Почему? Когда канал открыли, в июле 1933 года сюда приехала комиссия с Ворошиловым, Сталиным и Кировым. Сталин оказался разочарован ББК, сказал, что канал мелкий, узкий. Поэтому в итоге поместили портрет Ворошилова. И возле этой конструкции снята вся группа, встречающая Воронина.

 

Традиции северного судостроения и мореходства в Карелии продолжают энтузиасты Морского историко-культурного центра, морского клуба «Полярный Одиссей». Основатель центра, президент «Полярного Одиссея» Виктор Дмитриев считает, что главные открытия ледовых экспедиций принадлежат не конкретным людям, а целиком всей поморской культуре. Поморы с давнего времени осваивали Шпицберген и Новую Землю в поисках лучших мест для добычи рыбы и зверя. В этих промысловых экспедициях нужно было уметь выживать.

Президент клуба "Полярный Одиссей" Виктор Дмитриев (Адмирал). Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Президент клуба «Полярный Одиссей» Виктор Дмитриев (Адмирал). Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Виктор Дмитриев:

— В свое время мы поставили эксперимент: на коче «Помор», который мы создали по традиционным технологиям поморов, пошли на Шпицберген и на своей шкуре прочувствовали все сложности пути. При этом у нас была станция, связь, а первопроходцы ведь шли в никуда. Каждый из них обладал особым чутьем, шестым чувством, как у птиц, — чувством точки, где ты находишься. Это понимаешь, когда идешь на судне, где нет двигателя (только весла и паруса), путних карт, а из приборов — только компас. Сейчас люди так не ходят. Вообще поморов-мореходов было очень много, каждый внес свою лепту. Судить об этом можно было по крестам, которые у поморов выступали в качестве навигационных знаков. Не исключено, что Савва Лошкин — это вообще миф, собирательный образ.

«Полярный Одиссей»

Морской клуб «Полярный Одиссей» занимается строительством и проектированием деревянных судов, в том числе копий исторических парусников. За 40 с лишним лет существования «Полярный Одиссей» построил больше 30 исторических судов.

По мнению Виктора Дмитриева, вся культура человечества родилась из морской деятельности. Дмитриев сокрушается, что сейчас Онежское озеро почти пустое, люди перестали ходить на судах, строить их. Найти толкового капитана на историческое судно теперь стало трудной задачей, поэтому клуб «Полярный Одиссей» разрабатывает программы не только по строительству традиционных судов, но и ищет возможности для образовательной работы .

 

Президент «Полярного Одиссея» уверен, что мы все находимся в одной лодке. Или в одном ковчеге. «Ковчег мира» — любимая идея Виктора Дмитриева. Он превратил ее в проект объединения людей морской культурой, который включает международный фестиваль и стационарный морской комплекс со своей лодочной станцией, причалом и площадкой со скульптурным изображением воображаемого макета нашей небольшой земли. Ее поддерживают три кита и главные библейские заповеди, высеченные на скрижалях. «Ковчег мира» по Дмитриеву — это особая территория, где царят мир, согласие и любовь.


При подготовке материала использованы книги:
С. А. Селезнев. Ледовый капитан, 1969.
Д. М. Лебедев, В. А. Есаков. Русские географические открытия и исследования, 1971.
Б. И. Кошечкин. Боже, дай нам ветра, 1992.


Над проектом работали:
Мария Лукьянова, редактор проекта
Анна Гриневич, журналист, автор текста
Михаил Никитин, фотограф
Павел Степура, вёрстка
Елена Кузнецова, консультант проекта

Идея проекта «100 символов Карелии» — всем вместе написать книгу к столетию нашей республики. В течение года на «Республике», в газете «Карелия» и на телеканале «Сампо ТВ 360°» выйдут 100 репортажей о 100 символах нашего края. Итогом этой работы и станет красивый подарочный альбом «100 символов Карелии». Что это будут за символы, мы с вами решаем вместе — нам уже поступили сотни заявок. Продолжайте присылать ваши идеи. Делитесь тем, что вы знаете о ваших любимых местах, памятниках и героях — эта информация войдет в материалы проекта. Давайте сделаем Карелии подарок ко дню рождения — напишем о ней по-настоящему интересную книгу!