Роберт Рождественский

В Петрозаводске поэт Роберт Рождественский познакомился со своей первой женой и нашел первого издателя. Здесь же его приняли в Союз писателей Карело-Финской ССР. О поэте и его «карельском периоде» — в новом выпуске проекта «100 символов Карелии».

Роберт Рождественский. 1970-е годы. Фото: из книги "Сын Веры"

Роберт Рождественский. 1970-е годы. Фото: из книги "Сын Веры"

Мы привычно считаем Роберта Рождественского нашим. Его имя носит одна из улиц в Университетском городке. Там же в 2015 году под проливным дождем открыли монумент — в честь поэта была установлена восьмитонная черная глыба из габбро-диабаза.

В скульптурной композиции на улице Кирова Роберт Рождественский и его друг поэт Владимир Морозов читают друг другу стихи. Чуть ближе к озеру на проспекте Ленина Рождественский с баннера призывает нас не думать о секундах свысока.

Юрий Шлейкин, журналист, соавтор книги «Сын Веры», о поэте:

— Можно по-разному оценивать художественную ценность памятника Рождественскому и Морозову, но это прецедент: парный монумент установили двум поэтам, а не государственным деятелям. До сих пор у нас в Карелии было два двухфигурных памятника: Марксу и Энгельсу в Петрозаводске и Косыгину и Кекконену в Костомукше.

Изначально Владимир Морозов и Роберт Рождественский должны были сидеть на ступеньках университетской лестницы, но этот проект не согласовали. Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Изначально Владимир Морозов и Роберт Рождественский должны были сидеть на ступеньках университетской лестницы, но этот проект не согласовали. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Большую часть этого времени поэт прожил в Москве, но родной дом его был именно здесь. Фото all-karelia.ru

Большую часть этого времени поэт прожил в Москве, но родной дом его был именно здесь, в Петрозаводске. Фото all-karelia.ru

Кажется, что Роберт Рождественский прожил в нашем городе значительную часть жизни. Между тем постоянно поэт жил здесь всего лишь около одного года во время краткой учебы в Петрозаводском университете. Потом он приезжал сюда из Москвы. Сначала к родителям, потом к друзьям. Привозил в Карелию свою семью, знакомился с людьми. Любопытно, что в романе Василия Аксенова «Тайная страсть» родным городом одного из героев, прототипом которого был Рождественский, значится город Петрозаводск.

Юрий Шлейкин:

— Может быть, песня «Город детства» написана Рождественским про Петрозаводск? У него два таких города было: Омск и Петрозаводск. Может, конечно, и собирательный образ.

О поэте

Роберт Рождественский родился 20 июня 1932 года в селе Косиха Алтайского края. Был поэтом, переводчиком, автором текстов песен. В 1955 году в Карелии вышла первая книга Рождественского «Флаги весны», в 1956 году — поэма «Моя любовь». 7 марта 1963 года он был участником встречи Хрущёва с интеллигенцией, где подвергается разносу за стихотворение «Да, мальчики». «Хрущёв в бешенстве закричал: «Товарищ Рождественский, пора вам встать под знамена ваших отцов!». В 1972 году поэт получает премию Ленинского комсомола. В 1970-е он становится ведущим передачи «Документальный экран» на Центральном телевидении. С 1976 года секретарь Союза писателей СССР. Олимпийский гимн на церемонии открытия Олимпийских игр в Москве в 1980 году звучал в переводе Роберта Рождественского. Трижды был в жюри Каннского кинофестиваля. Автор текстов песен «Позвони мне, позвони», «Сладка ягода», «Там, за облаками», «Эхо любви», к фильмам «Семнадцать мгновений весны», «Неуловимые мстители» и другим.

Фотограф Екатерина Рождественская — дочь поэта.

"Анатолию, который Иванович, от Роберта, который Иванович с самыми, самыми добрыми пожеланиями от сердца. Роберт Рождественский". Фото: "Республика" / Михаил Никитин

«Анатолию, который Иванович, от Роберта, который Иванович, с самыми, самыми добрыми пожеланиями от сердца. Роберт Рождественский». Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Пластинка с автографом Рождественского. Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Пластинка с автографом Рождественского. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Пластинка с автографом Рождественского принадлежала некоему Анатолию Ивановичу. Ее нашел на распродаже в интернете и выкупил нынешний директор кафе The Кухня Сергей Белозеров. Вместе с Вадимом Добрыниным, директором ресторана «Фрегат», они придумали сделать у входа в кафе стенд в память о Роберте Рождественском, семья которого жила в этом доме. Сейчас панель с портретом поэта и знаменитыми строчками «Не думай о секундах свысока» перед входом в кафе стала привычным элементом нижней части главной улицы города.

Директор кафе Сергей Белозеров на втором этаже заведения, там, где была квартира Рождественских. Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Директор кафе Сергей Белозеров на втором этаже заведения, там, где была квартира Рождественских. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Сергей Белозеров:

— Поначалу, когда кафе только открылось, нам был нужен интерактив, игра с прохожими, которая заставляла бы их останавливаться у нашего входа. Мы повесили доску со словами «Прежде чем умереть, я хочу…» и предложили людям писать здесь о своих мечтах. Потом мы втянули их в историю с рисунками: на специальном полотне у входа в кафе каждый мог выразить себя в рисунке. Лучшие образцы мы печатали на бумажных стаканчиках. Все это продолжалось до зимы. Ближе к зиме попросили художника-граффитиста Андрея Птицына нарисовать портрет Роберта Рождественского. Вадим на свой вкус выбрал строки из трех стихотворений, которые шапкой разместили сверху.

Поначалу Рождественскому пририсовывали усы и бороду — все же привыкли к тому, что зона интерактивная. Приходилось постоянно следить за этим и восстанавливать портрет. Сейчас уже никто не хулиганит — привыкли к поэту.

Андрей Птицын: "Мне приятно, что такой большой поэт жил у нас в городе, но признаться, я знаком с его творчеством очень вскользь. Надеюсь, что горожанам нравится портрет и сама идея расположения его на доме, где он жил". Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Андрей Птицын: «Мне приятно, что такой большой поэт жил у нас в городе, но признаться, я знаком с его творчеством очень вскользь. Надеюсь, что горожанам нравится портрет и сама идея расположения его на доме, где он жил». Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Семья

Семья Рождественских жила в Петрозаводске в доме № 7 по проспекту Ленина. Их квартира была на втором этаже, сейчас здесь расположена верхняя часть кафе The Кухня. Дом считался элитным, здесь жили семьи людей, чем-то знаменитых, имеющих заслуги или занимающих не рядовые должности. Отчим Роберта Рождественского, полковник Иван Иванович Рождественский, был председателем ДОСААФ Карелии.

В 1949 году полковник с семьей приезжает по переводу в Карелию. Он был заместителем командира учебного артиллерийского лагеря Беломорского военного округа в поселке Вилга под Петрозаводском. В Карелии семья жила до 1957 года.

Соседка Рождественских Валентина Дорофеевна Шпак, до сих пор живущая в этом доме, говорит, что на портрете у входа в кафе Роберт не похож на себя. Она помнит его другим, гораздо моложе.

Роберт Рождественский: "Из того, что довелось мне сделать, / Выдохнуть случайно довелось, / Может, наберется строчек десять... / Хорошо бы, если б набралось". Фото: издательство "Острова"

Слева направо: Марат Тарасов, Роберт Рождественский, Владимир Морозов и ставропольский поэт Владимир Гнеушев в годы учебы в Литинституте. Москва, 1950-е годы. Фото: издательство «Острова»

— Семья была очень приятной. Мама — красивая, благородная, папа — военный. Роберта я видела всего один раз. Поразил высоким ростом, статью. Он тогда был студентом университета, а я еще дошкольницей. Зато очень много времени мы проводили с его братом Ивушкой, моим ровесником. Ивушка был очень хорошим ребенком, милым, с яркими синими глазами. Мы ходили с ним несколько лет в один класс в 22-ю школу. Однажды подрались, не помню, из-за чего. Жили все скромно, топили дровами печи, стояли по нескольку раз в очередях за продуктами по талонам. Но это было самое лучшее время в моей жизни: мы дружили всем двором, обходились малым, вместе играли в самые разные игры, взрослые приходили поддержать нас в серьезных играх типа волейбола.

Семья Рождественских уехала из Карелии в 1957 году. Роберт Иванович, имевший в Петрозаводске друзей, приятелей и просто знакомых, после этого периодически приезжал сюда то по делам, то за вдохновением.

Университет

После окончания школы в Ленинграде Роберт Рождественский решил поступить в Литинститут. Если бы первая попытка стать студентом этого вуза оказалась удачной, то, возможно, и отношение к Карелии у поэта было бы другим. А так, не пройдя по конкурсу в московский вуз, Роберт поступает в Карело-Финский государственный университет на филологическое отделение историко-филологического факультета. За год общения однокурсники смогли узнать его и как поэта, и как волейболиста.

Пиркко Карловна Генделева говорит о том, что Роберта никто не звал уменьшительным именем, только Робертом.

Пиркко Карловна Генделева - однокурсница Рождественского. Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Пиркко Карловна Генделева, однокурсница Рождественского. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

— Я училась с Робертом один год. Он был самый большой, самый высокий. Наверное, из-за этого наш декан Иван Иванович Кяйвяряйнен сделал его старостой. Это была не тяжелая должность.

Кто были мы, первокурсники 1950-1951 годов? Мы пережили войну. Никто из нас не жил роскошно, у каждого был свой опыт выживания, потери близких. Мы были очень дружны, и учиться было интересно. Мы ходили на факультетские вечера, где проходили встречи под патефон, пели в хоре, танцевали.

Роберт все же выделялся среди нас. Он был образованнее, в его речи звучали незнакомые нам слова и выражения, явно не из школьной программы. Он мог говорить о космосе и казался москвичом. При этом высокомерия не было у него и в помине, он был скромным.

Однажды вышла факультетская стенгазета, где были стихи Роберта. Так мы узнали, что он поэт. Потом попросили его почитать нам что-нибудь из своего, и он не отказался. Конечно, я не помню сейчас, что это были за стихи.

Университетский курс, где один год учился Роберт Рождественский. Поэта на фото нет. Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Университетский курс, где один год учился Роберт Рождественский. Поэта на фото нет. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Фото: издательство "Острова"

Сборная команда по волейболу КФГУ «Наука». Рождественский — третий справа. Петрозаводск, 1951 год. Фото: издательство «Острова»

Впервые как признанного поэта я увидела Роберта в Ленинграде. Я работала в Арктическом институте, и мы с девочками отпросились, чтобы сходить на встречу с поэтами. Там я впервые увидела Булата Окуджаву с гитарой, Юнну Мориц. Роберт был ведущим и шутил, что его определили на эту должность как самого незнаменитого. Зал был набит битком. В перерыве я нашла вход за кулисы и подошла к нему поздороваться. Мы о чем-то поговорили, не помню.

Я была тогда стеснительной. Иногда жалею об этом. Так я, увидев его однажды в кабинете главного редактора «Карелии» Давида Захаровича Генделева, воскликнула: «Ой, Роберт, здравствуй!» и от смущения сразу закрыла за собой дверь.

"Давиду Захаровичу со всякими хорошими словами и пожеланиями. Роберт Рождественский". Фото: "Республика" / Михаил Никитин

«Давиду Захаровичу со всякими хорошими словами и пожеланиями. Роберт Рождественский». Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Мне нравится его поэзия. Он не просто пишет от сердца, как это делал, например, хороший поэт Владимир Морозов, а выстраивает каждое свое стихотворение точно и тонко. Морозов прямее, у него больше чувств. Как хорошо, что они оба у нас были.

5 малоизвестных фактов о поэте

Воспоминания Веры Павловны Рождественской, мамы поэта, его автобиография, заметки друга Рождественского поэта Марата Тарасова, статьи из газет и журналов, посвященные связи Роберта Ивановича с Карелией, собраны в книге «Сын Веры», изданной в 2016 году издательством «Острова».

Факт первый: имя

Имя Роберт было в начале 1930-х годов редким. Звучало на иностранный манер. Будущего поэта назвали Робертом в честь латышского партийного деятеля Роберта Эйхе. В 1919 году Эйхе был наркомом продовольствия в Латвии, потом работал в наркомате продовольствия РСФСР. В 1937 году его назначили наркомом земледелия СССР, но уже в 1938 году его обвинили в создании латышской фашистской организации, арестовали и потом расстреляли.

Фото: издательство "Острова"

Вера Павловна Рождественская с сыном Робертом. Москва, 1944 год. Фото: издательство «Острова»

Мне говорят:
«Послушайте,
упрямиться чего вам?
Пришла пора исправить ошибки отцов.
Перемените имя.
Станьте
Родионом.
Или же Романом, в конце концов».
Мне это повторяют.

А у меня на родине
в начале тридцатых
в круговерти дней
партийные родители
называли Робертами
спеленатых,
розовых,
орущих парней…

(«Стихи о моем имени»)

Факт второй: фамилия

Рождественский — это фамилия отчима. Отцом Роберта Рождественского был Станислав Никодимович Петкевич, родившийся в семье ссыльных поляков. В 1932 году он работал начальником райотделения ОГПУ в Шарбакульском районе Омской области, а в 1934-м стал сотрудником областного управления НКВД. Участвовал в Зимней войне.

 

 

Считается, что родители Роберта разошлись, когда мальчику было 5 лет, но отношения отца и сына в разной форме сохранялись до самой гибели Станислава Петкевича в 1945 году. Он командовал взводом 257-го отдельного сапёрного батальона 123-й стрелковой дивизии, погиб в Латвии.

В своих вариантах автобиографии Роберт Рождественский не сообщает о смене фамилии и пишет о том, что его отец — военный.

Факт третий: Роберт Петрович Эр

У Василия Аксенова в его последнем изданном романе «Тайная страсть» имена главных героев, поэтов и писателей 1960-х зашифрованы. Разгадать, кто есть кто, между тем нетрудно: Ян Тушинский — это Евгений Евтушенко, Нэлла Аххо — Белла Ахмадулина, Кукуш Октава — Булат Окуджава, а Роберт Петрович Эр — Роберт Рождественский. Описывая героев, Аксенов не скрывает своего отношения к ним, иногда иронизирует или позволяет себе скепсис. Возможно, скрытая ирония писателя в отношении Роберта Эр звучит в той главе, где он называет его «умным, спокойным, знающим, честным, в общем, хорошим парнем, лауреатом премий, депутатом Моссовета, секретарем СП СССР, телевизионным близким родственником всего народа». В других описаниях прототип поэта — человек, близкий Аксенову по духу, настроениям и поступкам.

 

 

Роман был экранизирован. В сериале «Таинственная страсть» Яна Тушинского играет Филипп Янковский, Нэллу Аххо — Чулпан Хаматова, Роберта Эр — Александр Ильин-мл.

Факт четвертый: профнепригоден

Стихи Роберт Рождественский начал сочинять почти сразу, как научился говорить. Его мама говорит, что в 4 года сын уже активно осваивал рифмы. В детском саду он читал свое произведение на утреннике:

Прощай, мой детсадик любимый.
Друзья, буду помнить вас,
Завтра иду я в школу
Учиться в первый класс.

(Цитируется из книги «Сын Веры»)

Первая публикация стихов случилась, когда автору было 9 лет. Потом были и другие выходы в свет. Больше всего Рождественский хотел быть настоящим поэтом. В 1950 году он отослал свои стихи в Москву, в Литинститут. Ответ был поразительным: профнепригоден!

Фото: издательство "Острова"

Роберт Рождественский с молодыми поэтами Карелии: Дмитрием Свинцовым, Александром Веденеевым и Александром Гусаковым. Петрозаводск, 9 августа 1978 год. Фото: издательство «Острова»

Первые книги Роберта Рождественского были опубликованы в издательстве "Карелия". Фото: Виталий Голубев

Первые книги Роберта Рождественского были опубликованы в издательстве «Карелия». Фото: Виталий Голубев

Позднее Роберт Иванович объяснял этот момент тем, что стихи, которые он прислал на конкурс, на самом деле были очень слабыми. Кто знает.

Факт пятый: Ирина Федосова — не член Союза писателей

Долгое время никто не знал, где точно находится место захоронения известной плакальщицы Ирины Федосовой. После того как могила была найдена, карельский поэт Марат Тарасов стал искать деньги на установку памятника сказительнице. Попросил Роберта Рождественского, который в то время был председателем Литературного фонда СССР. Когда вопрос о памятнике был поднят на правлении союза, по словам Рождественского, произошел анекдотический диалог.

«Поднялся с места член правления, молодой, но уже широко известный поэт (не буду называть его имени). Он заявил, что по уставу фонда мы имеем право выделять деньги на памятники только членам Союза писателей. Я с детской наивностью заметил, что когда в 1899 году вопленица померла, Союза писателей еще не было. А вот Литературный фонд был образован в 1859 году при участии Толстого, Достоевского и Некрасова. В их библиотеках был трехтомник плачей Ирины Федосовой, изданный Барсовым. По одному из плачей великий Некрасов написал свою знаменитую балладу «Орина — мать солдатская», которую мы учили наизусть в школе».

На выделенные деньги на Кондопожском камнеобрабатывающем заводе из шальского гранита был сделан двухметровый памятник Федосовой. Он установлен в деревне Кузаранда на Юсовой горе.

Фото: музей "Кижи"

Открытие памятника Ирине Федосовой в Кузаранде. 1981 год. Фото: музей «Кижи»

Возле озера
сгнила оградка тесова.
На горе —
деревянных крестов разнобой…
Спой,
Ирина Андреевна
свет-Федосова!
Про крестьян Олонецкой губернии
спой.

(«На Юсовой горе»)


Юрий Шлейкин. Фото: издательство "Острова"

Юрий Шлейкин. Фото: издательство «Острова»

Роберта Рождественского представляет Юрий Шлейкин, редактор, журналист, соавтор книги «Сын Веры. Роберт Рождественский и Карелия»

В конце 1950-середине 1960-х годов имя Роберта Рождественского было на слуху. В школьном выпускном сочинении в 1965 году, помню, я цитировал его стихи, знал его первые поэмы. Его открытая, немного плакатная поэзия казалась нам, 17-летним, понятной и близкой.

Удивительным было и его имя Роберт в честь Роберта Эйхе. Двойная «Р» — Роберт Рождественский. Потом я увидел его автограф: две эти буквы, размашистый крупный почерк. Он и сам был таким — высоким, сильным, мужественным. Немного заикался, но это проходило, когда он начинал читать стихи.

Вместе с Евгением Евтушенко, Андреем Вознесенским и другими поэтами он точно отражал дух времени. Недолгий период оттепели позволил людям выдохнуть и по-новому посмотреть на мир. На первом месте вдруг оказался интерес к человеку, к личности, тогда как совсем недавно во главе угла были только интересы государства.

Мало кто знает, что Роберт Рождественский добился открытия Дома-музея Марины Цветаевой, был председателем комиссии по литературному наследию Осипа Мандельштама и Владимира Высоцкого, стал составителем самого первого сборника Высоцкого «Нерв». Сейчас трудно это представить: вся страна охотилась за первым тиражом этой книги. В Книготорге она расходились не просто по железному, а по железобетонному блату. Я думаю, что ему нужно было иметь и мужество, и смелость заниматься делами Мандельштама, Цветаевой, Высоцкого.

Через два года мы будем отмечать 90-летие Роберта Рождественского, читать его стихи, слушать песни, созданные им с композиторами, и будем вспоминать этого замечательного человека — поэта и гражданина.


Роберт Рождественский: "Тихо летят паутинные нити./Солнце горит на оконном стекле./Что-то я делал не так;/извините:/жил я впервые на этой земле./Я ее только теперь ощущаю./К ней припадаю./И ею клянусь…/И по-другому прожить обещаю./Если вернусь…/Но ведь я не вернусь. Фото: ИА "Республика" / Сергей Макеев

Роберт Рождественский: «Тихо летят паутинные нити./Солнце горит на оконном стекле./Что-то я делал не так;/извините:/жил я впервые на этой земле./Я ее только теперь ощущаю./К ней припадаю./И ею клянусь…/И по-другому прожить обещаю./Если вернусь…/Но ведь я не вернусь. Фото: ИА «Республика» / Сергей Макеев


Над проектом работали:
Мария Лукьянова, редактор проекта
Анна Гриневич, журналист, автор текста
Михаил Никитин, фотограф
Елена Кузнецова, консультант проекта

Идея проекта «100 символов Карелии» — всем вместе написать книгу к столетию нашей республики. В течение года на «Республике», в газете «Карелия» и на телеканале «Сампо ТВ 360°» выйдут 100 репортажей о 100 символах нашего края. Итогом этой работы и станет красивый подарочный альбом «100 символов Карелии». Что это будут за символы, мы с вами решаем вместе — нам уже поступили сотни заявок. Продолжайте присылать ваши идеи. Делитесь тем, что вы знаете о ваших любимых местах, памятниках и героях — эта информация войдет в материалы проекта. Давайте сделаем Карелии подарок ко дню рождения — напишем о ней по-настоящему интересную книгу!