Рафтинг

Рафтинг — это сплав по рекам. В Карелии им баловались еще в прошлом и даже позапрошлом веке, только на бревнах. Сегодня, когда дерево заменил современный рафт, по карельским рекам каждое лето сплавляется до 1 миллиона человек. В проекте «100 символов Карелии» — один из главных спортивных туристических брендов нашей республики.

Первенство России по рафтингу среди юношей до 16 лет на реке Шуя. Фото: «Республика» / Любовь Козлова

Первенство России по рафтингу среди юношей до 16 лет на реке Шуя. Фото: «Республика» / Любовь Козлова

Туризм в Карелии — в лесу и на воде. Возможность сплавиться по степенным северным рекам с многочисленными стремительными порогами и одолеть пешим маршем километры красивейшей тайги издавна манила путешественников в Карелию. В нашем веке сплав по реке называется рафтингом, и этот экстремальный вид спорта объединил туристов и спортсменов в одну большую команду поклонников карельской природы.

— Самые главные плюсы Карелии, с точки зрения рафтинга, — множество несложных порогов и близкое расположение от двух столиц — Москвы и Санкт-Петербурга, — объясняет председатель карельской федерации рафтинга Галина Степанова. — Великолепные реки и пороги есть на Алтае и Кавказе, но это далекие регионы, до которых сложно и дорого добираться. А к нам можно запросто приехать или прилететь на 2-3 дня.

Свой первый речной сплав Галина Степанова совершила в Карелии в 1971 году. Фото: «Республика» / Леонид Николаев

Свой первый речной сплав Галина Степанова совершила в Карелии в 1971 году. Фото: «Республика» / Леонид Николаев

Считается, что корни исключительно мирного (пусть и экстремального) рафтинга лежат во вьетнамской войне. Часто для высадки или переброски войск американцы использовали многоместные резиновые суда — прообраз современных рафтов. Промышленность США произвела немалое количество таких судов, осталось и на послевоенное время. Не все ветераны Вьетнама искали спасения от послевоенного синдрома в бутылке или криминале — нашлись предприимчивые парни, начавшие зарабатывать деньги на рафтовых сплавах по рекам США и Канады. Так рафтинг пришел в туризм, перебрался в Европу, а после того, как стал популярным, люди начали проводить и спортивные соревнования.

Высадка американских войск на рафтах. Фото: World War II Wiki

Высадка американских войск на рафтах. Фото: World War II Wiki

У России, как водится, свой особый путь, даже в рафтинге. Карелам не понадобилась война в Юго-Восточной Азии, чтобы культивировать речные сплавы. Рек в нашей республике, как известно, 27 тысяч, а их суммарная протяженность — 83 тысячи километров! Сначала карельский лес сплавляли в промышленных целях, а лучшие из лучших сплавщиков соревновались между собой в скорости и координации движений, стоя с веслом на одном бревне. Высший пилотаж — пройти таким образом речной порог. В XX веке народная забава превратилась в спортивное состязание.

Водные состязания у водостанции «Динамо», г. Петрозаводск, 1931 г. Фото: Г.А. Анкудинов / Национальный архив Республики Карелия

Водные состязания у водостанции «Динамо», г. Петрозаводск, 1931 г. Фото: Г.А. Анкудинов / Национальный архив Республики Карелия

Вечный советский дефицит испытали на себе и карельские спортсмены-водники. Начинал карельский рафтинг трудно, разгонялся долго. Вплоть до 70-х годов у нас сплавлялись на деревянных плотах, а затем их постепенно стали заменять ПСН (плотами спасательными надувными), которые забирали с кораблей в качестве списанного инвентаря.

За плечами Павла Хренникова - спортивная карьера, «дикие» сплавы, работа спасателем. А сейчас он занимается коммерческим рафтингом. Фото: «Республика» / Любовь Козлова

— В 1995 году в начале моей карьеры мы сплавлялись на ПСНах, — рассказал один из самых опытных рафтингистов Карелии Павел Хренников. — Потом появились ярославские рафты от завода «Ярославль — Резинотехника». Они уже больше были похожи на рафты. А сейчас уже в основном сплавляются на судах из ПВХ-ткани, они более плотные, надежные. Основной производитель — TimeTrial, Санкт-Петербург.

— Только в 2000-х годах наша промышленность стала готовить нормальную посуду (профессиональный термин рафтингистов). Первый рафт, который мы купили, был башкирский, — рассказывает Галина Степанова. — У него была совершенно безобразная резина, мы его уже списали. Рафт плохо держал воздух, на нем просто было небезопасно ходить. А сейчас рафты производят уже из более прочной ПВХ-ткани (из поливинилхлорида). Хорошо делают в Москве, Питере, в Поволжье предлагают неплохую посуду. Сибирь стала очень хорошо готовить суда.

Сейчас Карелия наряду с другими «рафтовыми» регионами страны — Алтаем и Кавказом — настоящий центр притяжения для туристов со всей России. По неофициальным данным, ежегодно в летний период по карельским рекам сплавляется до миллиона человек. В прошлом летнем сезоне, по информации регионального управления по туризму, реки республики приняли 200 тысяч туристов.

Павел Хренников. Фото: «Республика» / Любовь Козлова

— В Карелии подходят для рафтинга 10-15 рек, — считает Павел Хренников. — Прежде всего, это Шуя, Укса, Чирка-Кемь, Кемь, Охта и Суна. Первая у меня, конечно, была Шуя — самая близкая к Петрозаводску. Есть множество речек, куда наш массовый карельский турист-водник пока не добрался. Например, есть очень интересная река Летняя в Кемском районе. Я один раз был там на рафтах, очень хочется еще раз туда попасть.

Реки интересны рафтингистам из-за своих порогов. В профессиональном мире пороги делят по категориям — с первой по шестую. В зависимости от сложности и опасности порога туристы и спортсмены и прокладывают свой маршрут: у кого на что хватит подготовки и смелости. Отметим, что в организованном туризме и профессиональном спорте никого и никогда не пустят на порог, скажем, четвертой категории без прохождения водных препятствий предыдущих трех категорий. Именно поэтому в Карелии (и в России) так популярна река Шуя: ее пороги I-II категории идеальны для начинающих (которых большинство, особенно в туризме).

По словам Павла Хренникова, порог максимальной, шестой, категории имеет перепад воды порядка девяти метров.

— Представляете себе? Ты заходишь и отдаешься на волю стихии. Это серьезные большие пороги. В России это горные районы страны — Кавказ, Алтай. Есть пороги, на которых погибло много людей. Например, Карагемский прорыв на Алтае, — рассказывает спортсмен.

Карагемский прорыв — это пять километров реки Аргут, текущей в глубоком ущелье. Средний уклон — больше 40 метров на километр, то есть за пять километров прорыва река опускается больше чем на 200 метров.

История освоения Карагемского прорыва

Отчаянные. Карагемский прорыв. Фото: www.turistka.ru

Отчаянные. Карагемский прорыв. Фото: www.turistka.ru

• 9 мая 1990 года. Судно — «Бубль». Экипаж: Александр Проваторов и Анатолий Шульжик. Прошли прорыв в полубессознательном состоянии, но так как не было записи прохождения, в него не поверили.

• Август 1990 года. Судно — четырехместный катамаран. Команда под руководством Сергея Лагоды прошла нижнюю часть Карагемского прорыва.

• 1995 год. Судна — четырехместный катамаран и плот. Московская группа под руководством чемпиона России Дмитрия Марчука. Нижняя часть прорыва. Ближе к концу порыва был смыт с плота и погиб Андрей Волков.

• 1998 год. Судно — четырехместный местный катамаран. Московская группа под руководством Сергея Черника. Прошли нижнюю часть прорыва.

• 14 августа 1999 года. Суда — два «Бубля». Экипажи — Александр Проваторов — Юрий Скородумов прошли до первого водопада. Вячеслав Воронко — Александр Галяпин — на самом опасном участке прорыва «Бубль» разломился. Погиб Вячеслав Воронко.

• 2 сентября 2002 года. Судно — плот «Тибет». Экипаж: Сергей Лагода, Александр Проваторов, Сергей Крюков, Александр Зорин. Попытка прохождения Карагемского прорыва. Не доходя до первого водопада, судно село на камни, экипаж переправился по веревкам на берег, а плот сдернули с дороги только УАЗом.

• Порог «Карагемский прорыв» был полностью пройден 24 августа 2003 года на судне «Бубль». Экипаж: Александр Проваторов, Сергей Блошкин, Владислав Зырянов.

По материалам сайта www.turistka.ru

— Это определенный образ жизни, когда ты хочешь быть вместе с природой, получить адреналин и преодолеть себя — понять, что ты можешь это сделать. В городских условиях иногда ты как-то закисаешь. А когда ты попадаешь на речку, когда тебе очень страшно, но ты пошел и сумел пройти этот порог, у тебя, конечно, возрастает самооценка. Ты понимаешь, что ты можешь, — так Павел Хренников объясняет мотивацию поклонников рафтинга.

Пороги, подобные Карагемскому прорыву, рискуют пройти только самые смелые и самые подготовленные рафтингисты. В Карелии порогов IV категории сейчас нет: например, после того, как на реке Тохмайоки поставили ГЭС, оказался затоплен порог «Очарование». В основном в Карелию едут покорять препятствия I-III категории. Тем не менее абсолютно каждый рафтингист — турист или спортсмен — обязан уведомлять о своем путешествии силы МЧС ради собственной безопасности.

— Не позднее чем за 10 рабочих дней, — заявил начальник отделения информационного обеспечения деятельности главного управления МЧС России по Карелии Максим Рожин. — Информировать о том, где они будут, какой у них будет маршрут, когда они выходят, на сколько дней.

Для регистрации есть три основных способа: оставить информацию на сайте МЧС Карелии, позвонить по телефону доверия МЧС — (814-2) 79-99-99 или оставить заявку в карельской поисково-спасательной службе (телефоны: (8142) 73-34-05, 73-35-16). Спасатели могут сами позвонить вам до и во время прохождения маршрута. И сделают они это не из вредности, а чтобы проверить вашу готовность к испытаниям карельской природой. Интересовать силы МЧС будут самые разные вещи — от наличия спичек, продуктов и аптечки до мест ночевок. Из 200 тысяч официальных водных туристов летом прошлого года в МЧС зарегистрировались только 80 тысяч человек.

Сплав по рекам как вид спорта вырос из туристского рафтинга. Это международные состязания, по которым проводятся чемпионаты стран, Европы и мира. Но Карелия, несмотря на прекрасную природную инфраструктуру, в международных соревнованиях практически не участвует. Все дело в недостатке тренеров. Ну и денег, конечно.

Галина Степанова. Фото: «Республика» / Леонид Николаев

— Тренеров по республике нет, они только в Петрозаводске, — объясняет председатель федерации рафтинга Карелии Галина Степанова. — При этом городские дети не хотят заниматься рафтингом. Это достаточно тяжело, грязно, трудоемко. И наши тренеры вынуждены выезжать в районы. Деревенские дети, наоборот, хотят заниматься, им интересно. Мы приезжаем к ним в деревни, проводим сборы, идем в поход, где отрабатываем навыки. Но систему подготовки из этого не выстроишь. Более того, у нашего центра детско-юношеского туризма есть только один спортивный рафт. А для того, чтобы проводить соревнования на постоянной основе, нужно хотя бы два.

Вырисовывается парадоксальная картина: чемпионами, в том числе Европы, становятся команды не из Карелии, но при этом начинавшие свою подготовку именно на нашей Шуе. Эти спортсмены возвращаются в свои регионы, обкатывают навыки и достаточно успешно выступают на международном уровне. Это касается и тех регионов страны, которые приспособлены к рафтингу гораздо меньше Карелии. Например, неплохих успехов достиг холодный Томск.

— Тренер, который заинтересован в том, чтобы накатать команду, либо ведет коллектив на сбросы воды у гидроэлектростанций, как в Подмосковье, либо договаривается с обычным бассейном. Там за четыре борта расчаливают рафт, команда садится и гребет на месте. Очень часто вообще занимаются в 12-метровом бассейне, который делают в гараже, — объясняет Галина Степанова. По ее словам, в Томске сделали именно так.


Степан Кучеренко. Фото: «Республика» / Любовь Козлова

Степан Кучеренко. Фото: «Республика» / Любовь Козлова

Рафтинг как символ Карелии представляет спортсмен-водник во втором поколении Степан Кучеренко:

— Я считаю свой любимый рафтинг настоящим символом Карелии, во-первых, потому, что Карелия — страна озер, болот и рек. Рек очень много, рек порожистых, можно сплавляться в абсолютно любом возрасте: от детского до бальзаковского. К нам приезжали на рафтинг и 90-летние туристы. Во-вторых, речь не только о сплаве, но и о воспитании человека на природе. Городские учатся тому, как разбить палатку, как разжечь костер, готовить в полевой кухне. Это не только спорт, но и развитие человека. Интересно себя приобщить к лесу, к диким местам, где нет Интернета, не ловит мобильный телефон. Как результат, год от года рафтинг становится все более популярен. К нам едут все больше жителей Москвы, Петербурга, других городов. Рафтинг делает нашу Карелию известной на всю страну.


Несмотря на то что карельские команды не могут добраться до международных соревнований, республика принимает у себя состязания достаточно высокого уровня. Так, например, с 29 июня по 1 июля 10 команд соревновались на первенстве России по рафтингу для девушек и юношей в возрасте до 16 лет — все на тех же мягких шуйских порогах.

— Все соревнования проводятся по четырем дисциплинам. Начало — квалификационные заезды. Потом идет параллельный спринт, затем самая техничная и интересная дисциплина слалом и наконец — длинная гонка, — объясняет главный судья соревнований Сергей Губаненков. — Юношеское первенство — это первая возрастная группа, самая младшая. Здесь спортсмены в определенном смысле еще присматриваются к виду спорта. Их задача — почувствовать воду.

Среди спортсменов были и те, кто увидел Карелию впервые, и те, кто давно влюблен в шуйские пороги.

Юрий Яковлев. Фото: «Республика» / Любовь Козлова

Юрий Яковлев. Фото: «Республика» / Любовь Козлова

— Здесь есть места с уловами, есть места, где хорошая текуха, — делится впечатлениями Юрий Яковлев, спортсмен из Белгородской области. — Но самое интересное в Шуе — это камни, которые всегда выпирают там, где ты этого не ожидаешь. В слаломе они могут преподнести наиболее неприятные сюрпризы.

Кстати, команда Юрия Яковлева «Штурм-2» в результате выиграла это первенство России. На Белгородчине нет ни одной реки с порогами.

 

Краткий словарь рафтингиста (помогает понять водных экстремалов)

А

«Адмиральский час» — обеденное время.

Б

Быстроток — относительно глубокий, с мелкими камнями в русле участок реки с быстрым течением.

В

Выгребать — сильно грести вёслами против волны, течения, ветра.

Г

«Гусятник» (традиц.) — сборище водников в конце похода, в процессе которого подводят итоги, просматривают фильмы и фото, едят жареного гуся.

З

«Зуб» — острый камень в русле реки.

К

Катиться — плавно изменять курс (о судне).

М

«Морковка» — спасательный метательный конец Александрова, применяется для страховки с берега и с судна.

Н

Наплыв — преодоление речных препятствий без просмотра.

О

Обнос — перенос судна по берегу либо по мелководью с перетаскиванием через камни ввиду сложного препятствия.

П

«Пешка» — пешеходная часть водного похода (обычно не более 100-120 километров).
«Поганка» — мощная восходящая струя.
«Посуда» — судно, байдарка, катамаран или рафт.

Р

«Расчёска» — нависающее, не полностью упавшее в реку дерево, перегородившее русло, либо его часть.

С

Стропорез — специальный нож для аварийного перерезания такелажа.

Т

«Текуха» — течение, отличное от основной струи.
«Травить баланду» — рассказывать байки и анекдоты, запугивать «чайников» страшными небылицами.

У

Улов — «тень» за надводным камнем.

Ч

«Чемодан» — крупный камень в русле реки.
«Читать воду» — умение с наплыва или берега определять оптимальную линию движения в препятствии.


Над проектом работали:
Мария Лукьянова, редактор проекта
Александр Батов, журналист, автор текста
Любовь Козлова, журналист
Леонид Николаев, фотограф
Сергей Беляев, видеооператор
Павел Степура, вёрстка
Елена Кузнецова, консультант проекта

Идея проекта «100 символов Карелии» — всем вместе написать книгу к столетию нашей республики. В течение года на «Республике», в газете «Карелия» и на телеканале «Сампо ТВ 360°» выйдут 100 репортажей о 100 символах нашего края. Итогом этой работы и станет красивый подарочный альбом «100 символов Карелии». Что это будут за символы, мы с вами решаем вместе — нам уже поступили сотни заявок. Продолжайте присылать ваши идеи. Делитесь тем, что вы знаете о ваших любимых местах, памятниках и героях — эта информация войдет в материалы проекта. Давайте сделаем Карелии подарок ко дню рождения — напишем о ней по-настоящему интересную книгу!