Пётр Первый

Осударева дорога, железные заводы и первый российский курорт — в начале XVIII века Пётр Великий основательно встряхнул наш северный край. Его имя и сегодня носит столица Карелии, город, основанный Петром. Как это было — в новом выпуске проекта «100 символов Карелии».

Памятник Петру Первому на набережной Петрозаводска. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Памятник Петру Первому на набережной Петрозаводска. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

— Пётр — фигура космическая. Деятель, который разделил историю России на до и после, — говорит директор Национального музея Карелии Михаил Гольденберг. — Я люблю фразу Льва Николаевича Толстого: «Пётр! В нём весь русский корень». Он такой — как Россия, как наш народ: человек крайностей, неудержимый максималист.

Пётр Первый — это подарок исторической судьбы для Карелии. Появление здесь царя взорвало наш край (в самом лучшем смысле), север был в эпицентре его реформ, его преобразований, его войн. Здесь — точнее, и здесь — решалась судьба России.

В кабинете директора Национального музея Карелии, Михаил Гольденберг. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

В кабинете директора Национального музея Карелии, Михаил Гольденберг. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— Карелия — край, разбуженный Петром, — продолжает Михаил Леонидович. — И я считаю, что сегодня мы у Петра Алексеевича в долгу. Да, есть памятник (поставленный губернатором Григорьевым 150 лет назад), есть несколько бюстов. Да, сейчас мы провели раскопки в Марциальных Водах, нашли остатки фашинных настилов, мостки. Реэкспонировали музейный Петровский зал, выпустили книгу «Марциальные воды», занимаемся реставрацией церкви на первом русском курорте — а церковь у нас уникальная.

Но: в Петрозаводске, в столице Карелии, нет даже улицы имени Петра. А должен быть Петровский проспект!

Осударева дорога

 

174 версты от Вардегорского мыса у села Нюхча до Повенца — Осударева дорога. Построена по указу Петра в 1702 году меньше чем за месяц. По тайге, где и «елень не пройдет беспечно».

1702 год, Северная война. 30-летний Петр с Преображенским и Семеновским полками, со всей свитой и малолетним наследником проходит лесами и болотами от Нюхчи до Повенца.

За восемь дней — от Белого моря до Онежского озера. И в результате столь непредвиденного маневра одерживает первую впечатляющую победу над шведами, «на аккорд» берет Нотебург, обеспечив выход в Балтийское море.

Михаил Данков. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Историк Михаил Данков:

— Наказ на строительство дороги был дан 8 июня 1702-го. Михаилу Щепотеву, сержанту бомбардирской роты Преображенского полка, поручалось провести «опись проведывания ближайшего пути».

Задание фантастическое! В начале XVIII века еще не существовало единых картографических представлений, использовались даже разные верстовые понятия. Так, Петр в одном из писем из Архангельска пишет, что вся дорога — это 120 верст, а позднее князь Долгорукий сообщает: «Сухим путем близко 200 верст».

Мануил Петров, карта 1746 года. Из Российского государственного архива древних актов

Мануил Петров, карта 1746 года. Из Российского государственного архива древних актов

С конца июня 1702 года около пяти тысяч мужиков из Нюхчи, Сумского Посада, Кеми, Усть-Онежского погоста, Каргополя, Белоозера и Повенца царским именем согнали к местам работ.

Народ прибывал на лошадях с подводами и волокушами, с рабочим инструментом — топорами, пилами и лопатами. А уже 14 июля Щепотев и Муханов сообщают Петру и Федору Головину в Архангельск: «…а дорога вся в отделке».

Оставалось собрать на Онеге суда для переброски войск. И собрали — 85 кораблей. Михаил Щепотев, 5 августа 1702:

«Государь, по указу твоему, послал я для очистки дорожной и тое дорогу делаю от Нюхоцкой Волости и сделана до Ветренной горы 30 верст, — и далее… Государь, дорога и пристань и подводы и суды на Онеге готовы».

Поиски Осударевой дороги в Карелии начались в начале 1990-х и растянулись на четверть века. Материальные следы есть: обнаружено около 20 фрагментов разной длины, которые выстраиваются в одну четкую линию маршрута Петра.

Об отрезке дороги на мысе Вардия на Белом море до Щепотевой горы вполне определенно можно говорить: это именно Осударева дорога. Дендрохронологические исследования подтвердили возраст гати на болоте (отрезок около 600 метров), бревна срублены в начале XVIII века. Это Петровская эпоха, время похода Петра.

Карельская общественная организация «Осударева дорога» и сегодня продолжает исследование маршрута Петра – и на местности, и в архивах.

 

 

Сергей Никулин, член Русского географического общества, председатель Совета КРОО «Осударева дорога»:

— Петр и история выбрали именно нашу территорию для внезапного перемещения гвардейских батальонов в самый центр предстоящих военных действий. К точке на местности, которая стратегически решала в то время очень многое, — к неприступной крепости Нотебург (нынешний Шлиссельбург), к истоку Невы из Ладожского озера.

Взяв эту крепость, Петр ухватился за Неву. Оставалось всего 74 версты до Балтийского моря! Весной следующего года пал Ниеншанц, земляная крепость при впадении Охты в Неву. В мае 1703-го в дельте Невы на Заячьем острове заложили Петропавловскую крепость, первое сооружение будущей столицы Российской империи.

Петрозаводск тесно связан с этими событиями. Он появился как Петровский завод в конце августа 1703 года в устье Лососинки — ближайший к Санкт-Петербургу пушечный завод для ведения Северной войны.

Так что эти события: Осударева дорога, выход России к Балтике, основание Санкт-Петербурга и Петрозаводска, безусловно, звенья одной цепи.

Петровские заводы

Офорт "Пушкари". Автор Борис Акбулатов, 1982. Бумага плотная, печать авторская. Из фондов Национального музея Республики Карелия

Офорт «Пушкари». Автор Борис Акбулатов, 1982. Бумага плотная, печать авторская. Из фондов Национального музея Республики Карелия

Во время похода 1702 года от Белого моря к Онежскому озеру Пётр заложил три завода на территории будущей Олонецкой губернии: Алексеевский — на реке Нижний Выг близ озера Телекино; Повенецкий — на реке Повенчанке; Вичковский — на реке Вичке при губе Онежского озера (в районе современного Медвежьегорска). Плавка меди на заводах началась уже в 1703 году.

А 29 августа 1703 года при впадении Лососинки в Онежское озеро состоялась закладка завода, который тогда получил название Шуйский оружейный (впоследствии переименован в Петровский). Завод ковал будущие победы: здесь лили пушки, ядра, делали ружья. В 1707 году построили Кончезерский завод для плавки меди и чугуна. К Олонецким заводам было приписано 12 749 крестьянских дворов.

Александр Пашков. Фото: ИА "Республика" / Любовь Козлова

Александр Пашков, доктор исторических наук, профессор ПетрГУ:

— Пётр Первый для Карелии был, что называется, свой человек. Он сюда (на территорию нынешнего Петрозаводска) приезжал, скорее всего, восемь раз — по дороге на курорт «Марциальные воды» и на обратном пути. И всякий раз останавливался — иногда на несколько дней, иногда на несколько часов — на Петровском заводе. Не упускал случая осмотреть производство.

Очень подробно описан второй приезд царя в марте 1720 года:

«2 марта. Его величество по утру приехал на Петровские заводы.
3 марта. Гулял по всем работам и в молотовой.
4 марта. Гулял по всем каморам в доме и принимал лекарство.
5 марта. Поехал на Петровские заводы, кушал в доме своем и играл в бирюльки и в шахматы.
6 марта. Слушали литургию и поехали с заводов».

 

Курорт

20 марта 1719 года Пётр Первый подписал указ «О целительных водах, отысканных на Олонце». С этого дня началось в России курортное дело.

Искать в России целебные источники Пётр повелел несколькими годами раньше, когда начал ездить на воды в Европу. Импортозамещение заработало: во глубине карельских руд отыскалась живая вода.

Борис Поморцев. Иван Ребоев у открытого им источника. Фотокопия из фондов Национального музея Карелии. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Борис Поморцев. Иван Ребоев у открытого им источника. Фотокопия из фондов Национального музея Карелии. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Иван Ребоев, молотовой работник Кончезерского завода, скорбел сердечной болезнью — «чуть жив волочился». Может, и помер бы, но помогла вода, железная на вкус — из источника неподалеку.

Доложил о том Ребоев «господину плавильщику Мартыну Михайловичу», тот — «господину артиллерии Полковнику и Коменданту Вилиму Ивановичу Геннину». Геннин доложил царю.

К приезду царя на Марциальные воды построили четыре деревянных дворца: тот, что располагался ближе всех к источнику, — для Петра. Возле источника установили мемориальную доску:

«Сей источник исцелительной марциальной воды сыскан для пользы его царского величества Петра Первого императора всея российского и для прочей всенародной пользы тщением и искусством его величества всенижайшего раба артиллерии полковника и коменданта Олонецкого господина Георгия Вильгельма Геннина рождение его в Насосиген и помянутой источник объявлен в прошлом 1716 году».

Забытый молотобоец Ребоев в поисках справедливости отправил челобитную царю, где и рассказал всю историю. Царь на челобитной начертал:

«За объявление сего, что первой знак лечения на нем означился, освобождается он и дом его землею, чем владеет, от всех работ и податей на медных заводах. Петр».

И три рубля еще Ребоеву дали. Но мемориальную доску оставили как есть.

Офорт "Марциальные воды", 1982. Автор Б.Акбулатов. Бумага плотная, печать авторская. Из фондов Национального музея Республики Карелия. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Офорт «Марциальные воды», 1982. Автор Б.Акбулатов. Бумага плотная, печать авторская. Из фондов Национального музея Республики Карелия. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Художник Борис Акбулатов, создавая это произведение искусства, против истины погрешил. Царь к нам на воды приезжал четырежды — но ни разу летом.

«Походные журналы» сообщают, что всего Пётр провел на курорте более 90 дней. Не только лечился и отдыхал — работал. Из карельской глуши руководил Россией.

Памятник

Скульптор Иван Шредер и архитектор Ипполит Монигетти создали памятник Петру всего за два года. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Скульптор Иван Шредер и архитектор Ипполит Монигетти создали памятник Петру всего за два года. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

— Памятник Петру в Петрозаводске появился стараниями губернатора Григорьева, — рассказывает Михаил Гольденберг. — Приехал к нам Григорий Григорьевич, вышел на площадь — тогда немощеную — а тут лужа с гоголевской свиньей. И подумал новый губернатор: я в ПЕТРОзаводске, а что у нас есть про Петра? Ничего. Решил первым делом поставить памятник. И нашел деньги — 15 тысяч рублей, нашел лучшего скульптора, Ивана Шредера.

30 мая 1872 года на Круглой площади губернского Петрозаводска при большом стечении народа состоялась торжественная закладка памятника. Газеты отмечали, что торжество прошло с размахом: звонили колокола, возносились молитвы, гремела музыка. Купцы выкатили хлебного вина и закусок. А в зале Благородного собрания горожане могли лицезреть модель будущего монумента, выполненную из гипса, размером в четверть натуральной величины.

Всего через год — 29 июня 1873 года — монумент основателю города был открыт.

Памятник Петру Первому на Круглой площади

Памятник Петру Первому на Круглой площади

Фигура отлита из бронзы. Четырехгранный пьедестал, выполненный в традициях памятников барокко, изготовлен из серого сердобольского (сортавальского) гранита. На передней грани пьедестала расположен картуш, на нем выложены слова из бронзовых букв: «Императору Петру Великому, основателю Петрозаводска».

Общая высота памятника составляет 6 метров 30 сантиметров, высота фигуры Петра — 2 метра 90 сантиметров, пьедестала — 3 метра 40 сантиметров. Весит статуя императора более одной тонны.

— Это круглая площадь, это циферблат, — продолжает Михаил Гольденберг, — парижская площадь, солнцеобразная. А памятник Петру был солнечной стрелкой часов. Ровно в полдень показывал время, тень падала между флигелей — можно было часов не иметь.

А в 1918 году Петросовет постановил: памятники всем Романовым ликвидировать. И великолепный памятник Александру Второму (который стоял напротив гимназии, на нынешней площади Кирова) уничтожили, расплавили. А Петра народ спас. Если точнее — Александр Михайлович Линевский, он был тогда замдиректора нашего музея. Существует устойчивый миф о том, как за два литра спирта он уговорил мужиков затащить памятник в сарай за губернаторским домом в парке. И забросали императора досками и мусором. И двадцать лет он там пролежал.

А в 1938-м товарищ Сталин почувствовал себя Петром (именно тогда сняли великолепный фильм о Петре с Николаем Симоновым, Николаем Черкасовым и многими великими актерами). И Петра реабилитировали.

Но место на площади было уже занято: 6 ноября 1933 года здесь появился Владимир Ильич. И поставили Петра у собора Александра Невского, в те годы в здании располагался краеведческий музей. Там памятник и стоял, и пережил оккупацию — финны Петра не тронули.

У краеведческого музея на тогдашнем проспекте Урицкого. Фото из Национального архива РК

У краеведческого музея на тогдашнем проспекте Урицкого. Фото из Национального архива РК

— А на набережную Петр перебрался при Павле Васильевиче Сепсякове, в 1979 году. Прогрессивный мэр, историческое зрение у него было очень хорошее, — считает Михаил Гольденберг. — Хотя всё равно не на месте стоит. Но я не сторонник игры в шахматы с памятниками. И Пётр, и Ленин — они оба ценные. Хотя… не буду называть имена губернаторов, которые, приобнимая, говорили мне: готовьте общественное мнение. И я даже советовался с геологами — говорят, постамент памятника Петру из уникального сердобольского гранита не вынесет еще одного переезда.

Да и Ленина — куда? Он огромный такой, как метеорит, тут стоит. Он меня раздражал много лет — на площади XVIII века такой конструктивизм! А теперь даже помогает. Площадь (Полуциркульная, Циркульная, Круглая) сейчас убивается многоэтажной точечной застройкой, которая видна издалека — здания XVIII века и без того очень невысокие, становятся еще меньше. А памятник вождю их даже как-то поддерживает.

Площадь Ленина, 2019. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Площадь Ленина, 2019. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин


Валерий Чебурканов. Фото: Михаил Никитин

Валерий Чебурканов. Фото: Михаил Никитин

Петра Первого как символ Карелии представляет Валерий Чебурканов, заслуженный артист России и Карелии:

— Петра я начал играть, по-моему, еще в конце 80-х, и играл до конца прошлого века: на Днях города, на любых праздниках, которые устраивал продюсерский центр «Фабрика грёз», на правительственных мероприятиях и чуть ли не на частных вечеринках. Очень тогда этот исторический персонаж стал востребованным.

Камзол-сапоги у меня поначалу были театральные, а потом сшили костюм в Питере — там и тогда, и сейчас работали специалисты, которые делали исторические реконструкции костюмов Петровской эпохи.

Готовился ли я специально к роли? Пожалуй, нет — мы же с детства росли на книгах и фильмах о царе-реформаторе. Вспомните Николая Симонова в «Петре Первом» — вот фигура, вот размах!

Пётр, конечно, встряхнул и Россию, и наш край в частности. Край богатый (всегда был), и столица недалеко. Где ж еще было строить заводы и лить пушки? Так что нам есть чем исторически гордиться. И, кстати, Петрозаводск — единственный в России город, названный в честь Петра Первого.


Петрозаводск, Пётр Великий. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Петрозаводск, Пётр Великий. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин


Над проектом работали:
Мария Лукьянова, редактор проекта
Елена Фомина, журналист, автор текста
Леонид Николаев, фотограф
Сергей Юдин, фотограф
Павел Степура, вёрстка
Елена Кузнецова, консультант проекта

Идея проекта «100 символов Карелии» — всем вместе написать книгу к столетию нашей республики. В течение года на «Республике», в газете «Карелия» и на телеканале «Сампо ТВ 360°» выйдут 100 репортажей о 100 символах нашего края. Итогом этой работы и станет красивый подарочный альбом «100 символов Карелии». Что это будут за символы, мы с вами решаем вместе — нам уже поступили сотни заявок. Продолжайте присылать ваши идеи. Делитесь тем, что вы знаете о ваших любимых местах, памятниках и героях — эта информация войдет в материалы проекта. Давайте сделаем Карелии подарок ко дню рождения — напишем о ней по-настоящему интересную книгу!