Петроглифы

Карельские петроглифы, наскальные рисунки почтенного возраста — им не менее 5-8 тысяч лет. Сохранились изображения прекрасно, сегодня это уникальный источник информации о жизни древнего человека. О его культуре и мифологии, повседневном быте и занятиях. Графика неолита — в нашем проекте «100 символов Карелии».

Восточный берег Онежского озера. Фото: Игорь Георгиевский

Восточный берег Онежского озера. Фото: Игорь Георгиевский

Петроглифами (по-древнегречески πέτρος — камень, γλυφή — резьба) во всем мире называют изображения, высеченные на камнях. Они есть в Азии и в Европе, в обеих Америках, в Африке и в Австралии.

В Карелии наскальные святилища всегда в самых красивых местах. Древние художники жили на Белом море при впадении реки Выг, на мысах и островах восточного берега Онежского озера. На этих двух территориях археологи находят высеченные кварцем изображения людей, животных и небесных светил. Фигуры нередко образуют выразительные и взаимосвязанные композиции — целое повествование о жизни неолитического человека.

Беломорские и онежские петроглифы находятся на расстоянии 300 километров друг от друга, на юго-востоке и северо-востоке Карелии. Тысячи изображений: это и антропоморфные фигуры — как реалистические люди той далекой эпохи (плывущие на лодках, идущие на лыжах, стреляющие из луков, танцующие), так и фантастические персонажи — бесы. Есть солярные и лунарные знаки — древние, может, и не были астрономами, но за небесными светилами наблюдали.

Надежда Лобанова, археолог, доктор исторических наук. Фото: Игорь Георгиевский

Надежда Лобанова, археолог, доктор исторических наук. Фото: Игорь Георгиевский

— Сегодня накопилось достаточно фактов, свидетельствующих о том, что между этими двумя петроглифическими галереями существовали связи в определенный период, — говорит археолог Надежда Лобанова. — Выявлены изображения идентичные: не просто похожие, а как будто сделанные одной рукой (я показывала их многим художникам, искусствоведам — они сходятся во мнении, что это так). Да, различаются по стилю, по сюжетам, но, тем не менее, есть ниточки, которые их связывают друг с другом.

Инфоргафика - Карельские петроглифы

Беломорские петроглифы. Бесовы следки

«Бесовы следки» — около 500 наскальных изображений эпохи неолита. Две группы рисунков находятся на бывшем острове Шойрукшин. Южная группа была засыпана дамбой при строительстве ГЭС, а над северной гидростроители в 1968 году возвели защитный павильон-музей. В последние годы он находился в аварийном состоянии и был закрыт для туристов. Сегодня работы по строительству нового павильона ведутся, за ними можно понаблюдать онлайн.

Рисунки на скале сейчас законсервированы, но ученые их изучают и фиксируют давно. Расположены изображения очень плотно: звери, птицы, лодки, люди, сцены морской и лесной охоты. Название родилось не случайно: по нижнему краю скалы тянется цепочка из восьми следов босых ступней, то левой, то правой. Следы ведут к Бесу — самой крупной фигуре, выбитой с краю от основной массы рисунков. Бес изображен в профиль, высотой около метра. Древний художник выделил его профиль с выступающим носом и подбородком, кисть, стопу и мужское достоинство.

 

 

Открыли «Бесовы следки» не археологи. В 1926 году Александр Линевский, тогда студент Ленинградского географического института, приехал в Карелию на этнографическую практику.


Александр Линевский, археолог, писатель, этнограф. Фото из фондов Национального архива Карелии

Александр Линевский, археолог, писатель, этнограф. Фото из фондов Национального архива Карелии

Из воспоминаний Александра Линевского:

Мне как этнографу надлежало изучать новые явления в быту поморов Белого моря, записывать сведения о событиях гражданской войны на Севере, собирать материал о жизни населения в дореволюционное время. В конце трехмесячной экспедиции произошло непредвиденное событие, после которого я решил, где мне работать и чему посвятить жизнь.

В семи километрах от старинного села Сороки (ныне город Беломорск) находится селение Выгостров. В нем, судя по рассказам сорочан, не было ничего для меня интересного. «Хлеб жуют да селедочкой закусывают», — так говорили они о жителях Выгострова. Однако мною почему-то овладело то неуемное беспокойство, которое хорошо знакомо участникам любой экспедиции: «А вдруг там найдется что-нибудь замечательное?».

В августовскую жару с тяжелым рюкзаком на спине побрел я в деревню Выгостров. По дороге мне посчастливилось разговориться с жителем Выгострова Григорием Павловичем Матросовым. На следующее утро он повез меня на лодке к островку, называемому «Бесовыми следками».

Здесь на пологой скале были выбиты семь следов то правой, то левой человеческой ступни, которые вели к изображению «беса» — самой крупной фигуре на этой скале. «Бесовы следы» окружало множество силуэтов оленей, лосей, китов и других животных. Были выбиты здесь на первый взгляд малопонятные сцены быта и различных промыслов. Всего на этой скале насчитывалось до трехсот рисунков. До сих пор не могу понять, как же сорочане, жившие в семи километрах от деревни, ничего не знали о «Бесовых следках»?

Вот в этот день и решился для меня нелегкий вопрос — куда ехать работать после окончания геофака.


Беломорские петроглифы. Залавруга

Другая группа петроглифов Беломорья выбита на скалах Залавруги. С веками море ушло на несколько километров, а на пересохшем протоке реки Выг остались более двух тысяч древних наскальных изображений.

— Здесь есть совершенно уникальные многофигурные композиции, — говорит археолог Надежда Лобанова. — Больше нигде в мире подобной выразительности, экспрессивности нет. Такие петроглифы — только на Залавруге. Безусловные шедевры мирового наскального искусства.

 

 

«Старая» Залавруга была открыта в 1936 году. Здесь нашли несколько групп петроглифов: батальные сцены и лесная охота на оленей.

«Новую» Залавругу открыли на 27 лет позже, в 1963 году. Археологическая экспедиция под руководством Юрия Савватеева вскрыла слой почвы по соседству с ранее найденными рисунками и обнаружила ещё 26 групп петроглифов.

Здесь популярны сцены, связанные с морской охотой. В основном на белух, но есть несколько, где показана охота на тюленей. Они обычно наиболее впечатляют посетителей и исследователей. Динамичные, с обилием деталей, которые не получишь ни из какого другого источника.

А это — охота на лося. Практически фотоотчёт.

Петроглифы, охота на лося. Фото: Игорь Георгиевский

Петроглифы, охота на лося. Фото: Игорь Георгиевский

Видите длинную лыжню? Три охотника шли по следу лося (есть след в натуральную величину, как в учебнике). Есть отпечатки лыжных палок, всего три пары. Лыжня разделяется — лосей было несколько, и каждый охотник отправился за своей добычей. Считается, что в Залавруге находится самое древнее в Европе изображение человека на лыжах.

За сезон сюда приезжает не менее 15-20 тысяч посетителей. Кого-то привозят туристические автобусы, кто-то сам ищет информацию в интернете — и находит отворотку с трассы, тропу, ведущую в лес. Входных билетов нет, так что учет достаточно условный: его ведут смотрители-добровольцы. Они же и экскурсии проводят.

Алексей Вербов в начале 2000-х приносил сюда камушки с уменьшенными копиями петроглифов на продажу. Познакомился с археологами, начал читать о петроглифах, а потом и проводить экскурсии для желающих. Последние десять лет весь туристический сезон Алексей здесь, с утра до вечера.

 

 

— У меня нет специального образования, — говорит Алексей. — Но за эти годы я много прочел, много общался с учеными, археологами. Линевский, Равдоникас, Савватеев, Лобанова — свои экскурсии я строю на предположениях и версиях ученых. Некоторые посетители задают десятки вопросов, некоторые просят побыстрее: только самое главное минут за двадцать.

Я самостоятельно изучал не только беломорские петроглифы, но и всё, что нашел в интернете о наскальных изображениях России, Северной Европы, мира. Наши рисунки уникальны. Даже по количеству: беломорские петроглифы — это около четырех тысяч изображений, в России такого нигде нет. Тем более петроглифов, доступных для посещения.

И главное — здесь мы видим многофигурные композиции повествовательного характера. Сюжеты, происшествия, события — всё в движении, в динамике, в развитии. Художественная традиция не прерывалась на протяжении столетий — и вот наши шедевры: коллективная зимняя охота на лосей, на кита.

Онежские петроглифы

Бесов Нос — почти километровый мыс восточного берега Онежского озера. Удивительное, почти мистическое место. На Бесовом Носу кажется, что именно здесь проходит граница миров — между небом, бескрайней водой и земной твердью, под солнцем и луной, которые нередко видны рядом, одновременно.

Древние люди, по всей видимости, тоже не остались равнодушными к магии места — они оставили после себя рисунки на самом долговечном носителе: граните. Петроглифы Бесова Носа относятся к эпохе неолита (V — IV тыс. до нашей эры) и входят в группу онежских петроглифов.

Они разбросаны по скалам мысов восточного побережья Онежского озера. Всего на 20 км озерного берега насчитывается более тысячи изображений. Но самые знаменитые из онежских петроглифов находятся на Бесовом и Пери Носах.

 


Константин Гревингк, ученый-конскрватор. Фото: wikipedia.org

Константин Гревингк, ученый-консерватор. Фото: wikipedia.org

Онежские петроглифы впервые зафиксированы в середине XIX века: консерватор Минералогического музея Императорской Академии наук Константин Гревингк в 1848 году совершал «геогностическое путешествие» по Олонецкой и Архангельской губерниям по поручению Академии и Вольного экономического общества.

По возвращении в Санкт-Петербург господин Гревингк сообщил краткие сведения о петроглифах в Bulletin physico-mathematique и в то же время передал в Вольное экономическое общество описание своего путешествия с рисунками; но оно осталось в рукописи и не было напечатано.

Статья Гревингка довольно подробна:

«Фигуры этих начертаний изсечены частью одними только контурами глубиной 1-2 лин., на гладком, чрезвычайно твердом и жестком порфироносном граните, частью выдолблены внутри контура, на одинаковой глубине с бороздами. Здесь изображены в профиль: люди, северные олени, лось, собака, лисица, белка, выдра, лебеди, утки, журавли и рыба.

Встречаются также символические знаки, но письмена по-видимому совершенно отсутствуют. Эти группы начертаний происходят, по всей вероятности, от охотников, которые здесь в течение продолжительного времени немало трудились в качестве каменотесов с целью увековечить память о своих охотах, добыче, роде и числе дичи; и о том, как и где устраивалась охота, или же — в честь своего бога охоты и рыболовства. Работа эта пережила века и сохранится, вероятно, еще на много тысячелетий».


Самая популярная фигура онежских петроглифов, конечно, Бес. Его огромное изображение рассечено пополам трещиной — возможно, люди эпохи неолита считали трещину неким входом в «нижний мир» и создали изображение вокруг нее.

Значимость Беса косвенным образом подтвердили монахи Муромского монастыря, расположенного неподалеку: еще в XVI веке или позже они выбили поверх Беса православный семиконечный крест, дабы «обезвредить» чертовщину.

 

 

Художник Светлана Георгиевская много лет занимается копированием карельских петроглифов: на обычную бумагу, на ткань — а теперь на микалентную и рисовую бумагу (эти копии передают не только контур рисунка, но и рельеф скалы, на которой он выбит).

У Светланы своя версия того, что изображено на скалах Бесова Носа:

— Никакой это, конечно, не бес. В истории искусства есть понятие неолитической революции — когда человек осознал, что природа может давать гораздо больше, чем мясо и рыба. Возросла роль женщины: она научилась собирать и узнавать травы, ткать, сберегать продукты. На неолитических изображениях всего мира — в том числе и на наших петроглифах — главным персонажем стала Великая Женщина, великая богиня. Женщина с самой-самой большой буквы.

Древний художник не просто выбивал изображение, он всегда осмысливал скалу, на которой работал: где трещина, где вкрапление минерала, где потёк. И вокруг этого разворачивал свое событие.

На онежском мысу Великая Богиня создана вокруг трещины, верх которой выглядит как молния. И это точное описание божества, каким оно сохранилось у разных народов. Голова ее — это небо, один глаз — луна, другой — солнце. Когда она закрывает глаза, мир погружается во тьму.

Великая Женщина всё рождает в этом мире, и всё, что в этом мире живет, рано или поздно умирает и уходит снова в нее. Для неолитического человека жизнь и смерть были едины и осмыслены через Великую Богиню. И наше изображение, мне кажется, самое трансцендентное, самое символичное.


Светлана Георгиевская. Фото: Игорь Георгиевский

Светлана Георгиевская. Фото: Игорь Георгиевский

Петроглифы как символ Карелии представляет Светлана Георгиевская, художник:

— Петроглифы — это не только символ Карелии, это один из символов России. И речь здесь не только о графическом изображении.

Культурные коды человечества заложены в архаике. Наша архаика — наши петроглифы — они самые-самые. И в изобразительном смысле, и в сюжетах, и по качеству выбивки, и по выбору материала. Список можно продолжать. И те культурные коды, которые в карельских петроглифах отражены (если их вернуть в нынешний мир, в наш уклад), способны очень многое перевернуть в нашем восприятии мира.

Когда тысячелетия назад человек пришел на эту землю, здесь было много добычи, здесь было красиво, и не было никакой конкуренции. И человек на протяжении нескольких столетий (если не тысячелетий) здесь ощущал себя практически богом. Потому что был творцом на этой земле. Здесь он передумал обо всём: о наших отношениях с природой, с космосом.

Многие петроглифы восхищают — ты видишь, что перед тобой художник и философ. Я, когда подолгу работаю в экспедиции, вижу настоящую каменную библию. В которой можно найти ответы на все вопросы.


Над проектом работали:
Мария Лукьянова, редактор проекта
Елена Фомина, журналист, автор текста
Игорь Георгиевский, фотограф
Владимир Волотовский, фотограф
Павел Степура, вёрстка
Елена Кузнецова, консультант проекта

 

Идея проекта «100 символов Карелии» — всем вместе написать книгу к столетию нашей республики. В течение года на «Республике», в газете «Карелия» и на телеканале «Сампо ТВ 360°» выйдут 100 репортажей о 100 символах нашего края. Итогом этой работы и станет красивый подарочный альбом «100 символов Карелии». Что это будут за символы, мы с вами решаем вместе — нам уже поступили сотни заявок. Продолжайте присылать ваши идеи. Делитесь тем, что вы знаете о ваших любимых местах, памятниках и героях — эта информация войдет в материалы проекта. Давайте сделаем Карелии подарок ко дню рождения — напишем о ней по-настоящему интересную книгу!