Павел Сепсяков

Три десятка школ и больше сотни детсадов, тысячи домов и целая железная дорога — всё построено при нем и благодаря ему. Жесткий начальник, он сделал из Петрозаводска столичный город. О настоящем сити-менеджере эпохи позднего социализма — в новом выпуске проекта «100 символов Карелии».

Павел Сепсяков на перроне в Таллине. Фото: Национальный музей Республики Карелия

Павел Сепсяков на перроне в Таллине. Фото: Национальный музей Республики Карелия

Характер

Полвека назад в центре Петрозаводска, который тогда был почти окраиной, асфальтировали улицу Ленинградскую. Проезжавший мимо чиновник заметил, что дорожники кладут асфальт не по прямой, а изгибом — в обход склада швейной фабрики: так распорядилось партийное начальство. Чиновник сразу поехал к мэру Павлу Сепсякову. Через три часа вопрос был решен: директор фабрики согласился перенести склад, дорогу сделали прямой.

Благодаря таким поступкам многие до сих пор считают Сепсякова лучшим градоначальником за всю историю Петрозаводска. А еще благодаря тому, что при нем город из деревянного превратился в современный многоэтажный. В правление Сепсякова в Петрозаводске застроили пять жилых районов, открыли 28 школ и 102 детских сада, проложили десятки километров коммунальных сетей и дорог.

Продержаться на посту почти 14 лет (дольше, чем любой другой глава Петрозаводска) и достичь всего этого председателю горисполкома помог характер, который сложно назвать идеальным.

«В сентябре 1976 года я приехал знакомиться с Павлом Васильевичем: решался вопрос о новом начальнике горздравотдела, а я возглавлял Кемскую ЦРБ. Ему к тому времени исполнилось 50 лет. Энергичный такой, деятельный человек, мне понравился. Но показалось мне, что он немножко человек в себе, непростой. И когда я приехал уже в декабре, чтобы начать работать, первым делом он мне выговор сделал: почему я долго ехал — с сентября до декабря», — вспоминает Геннадий Масликов, проработавший с Сепсяковым около десяти лет.

Активностью Павел Сепсяков отличался с детства. Еще в школе возглавил комсомольскую ячейку, потом занял аналогичную должность в педагогическом училище. Чтобы вступить в комсомол, четырнадцатилетний парень пошел пешком из родной деревни Тудозеро в райцентр — 13 километров в одну сторону.

 

 

 

Потом была война. 22 июня Сепсяков с друзьями всю ночь гулял по улицам Вытегры после их выпускного (сам он только окончил первый курс), а в полдень Молотов по радио объявил о начале Великой Отечественной. На фронт будущий мэр попал в январе сорок пятого, а День Победы встретил в имении Германа Геринга под Берлином. После капитуляции расписался на стене Рейхстага и захватил из немецкой столицы один трофей — бокал, из которого потом пил раз в год, на 9 Мая.

Из воспоминаний Павла Сепсякова («Записки мэра»)

«Это было в первую зиму войны. Иду в Вытегру, и вдруг — самолет летит. Со свастикой. Он выпустил по мне очередь. Я упал, лежу, не шевелюсь. Самолет сделал еще круг и улетел. Он тогда от Вытегры до Андомы расстрелял восемь подвод и одну машину, многие погибли».

В Карелию Сепсяков приехал в пятидесятом году. Сначала возглавил олонецкий комсомол, затем был помощником первого секретаря республиканского ЦК Ивана Сенькина. С 1960-го по 1966-й по партийной линии управлял Суоярвским районом, границы которого в то время доходили до нынешней Костомукши. При нем достроена важнейшая Западно-Карельская железная дорога, основаны десятки поселков, а огромный район разделен на два: Суоярвский и Муезерский.

В шестьдесят шестом Сепсякова неожиданно для него самого поставили руководить карельским Гостелерадио. Журналисты вспоминают, что поначалу восприняли назначение с опаской. Потом увидели: новый начальник хоть и строгий, но работать не мешает — наоборот, помогает с организацией. В итоге сработались и через три года уже жалели, что Сепсякову снова пришлось сменить место работы.

По словам самого Павла Сепсякова, в 1969 году ему предложили перебраться в Москву и стать вторым человеком союзного Гостелерадио. Он, видимо, был не против, но перевод не согласовал Сенькин, у которого на подчиненного были свои планы. В феврале того же года Сепсякову предложили возглавить исполком Петрозаводского городского Совета — и он согласился.

Павел Сепсяков на заседании, посвященном шестидесятилетию революции, 1977 год. Фото: Национальный музей Республики Карелия

Павел Сепсяков на заседании, посвященном 60-летию революции, 1977 год. Фото: Национальный музей Республики Карелия

 

В советские годы власть на местах формально принадлежала советам депутатов трудящихся (чуть позже — народных депутатов). Отдельной мэрии не существовало — ее роль играл исполнительный комитет при совете. Главой города считался председатель исполкома.

Чистый город

Планерки у Сепсякова продолжались около двух часов, вспоминает Геннадий Масликов. Глава города подробно расспрашивал подчиненных о положении дел в их сферах, потом раздавал поручения. На следующей планерке мэр обязательно выяснял, все ли поручения выполнены.

Большую часть совещаний Сепсяков посвящал благоустройству и проблемам ЖКХ. По возможности он старался объезжать Петрозаводск, чтобы своими глазами видеть эти проблемы и затем спрашивать по ним с чиновников. Чистота и порядок в городе были для него главными критериями работы подчиненных.

При Сепсякове столица Карелии четыре раза получала переходящее Красное Знамя СССР за благоустройство: Петрозаводск четырежды признавался лучшим во всей стране — самым чистым городом огромного Союза. В этом была заслуга и дворников, работу которых строго контролировали подчиненные Сепсякова, и даже самих чиновников: сотрудники горисполкома регулярно выходили на субботники.

Ретро ФМ на Онего


Чиновники вышли на субботник. В 1980 году на этом месте появится нынешнее здание мэрии Петрозаводска. Фото: Национальный музей Республики Карелия

Чиновники вышли на субботник. В 1980 году на этом месте появится нынешнее здание мэрии Петрозаводска. Фото: Национальный музей Республики Карелия

Особенно чиновникам запомнились две серии субботников. Первую Сепсяков устроил, когда решил перенести памятник Петру I с небольшого пустыря возле собора Александра Невского (тогда был музеем) на его нынешнее место в начале Онежской набережной. Несколько дней подряд исполкомовцы после обеда переодевались из деловой одежды в рабочую и расчищали площадку под постамент.

Из воспоминаний Павла Сепсякова

«Решение [перенести памятник] было наше, городских властей. Поначалу не всем оно понравилось, Иван Сенькин даже спросил: а с кем согласовано? Я чувствую, есть желание отменить наше решение. Поэтому тут же, после разговора, распорядился: к ночи поставить памятник на новом месте. Но потом всем понравилось, в том числе и Сенькину, которого я утром привез к памятнику».

Вторая масштабная уборка случилась в конце семидесятых, перед строительством нового здания городского исполкома. Место, где сейчас находится мэрия, в то время было застроено небольшими двухэтажными домами, которые решили снести. Чиновники помогали разгребать завалы и вывозить строительный мусор. Участвовал в субботниках и сам мэр.

 

 

 

Внимание Сепсякова к чистоте проявлялось не только на улицах города, но и в стенах мэрии.

«Когда переезжали в новое здание, завотделом культуры уронила чернильницу-непроливайку на мраморные ступени, и на одной ступеньке появилось чернильное пятно. Бедной Ольге Алексеевне здорово досталось, несколько планерок Сепсяков ее воспитывал за это дело. Но потом в знак примирения послал ее в Швецию в составе делегации», — приводит пример Геннадий Масликов.

Особенно градоначальник гордился тем, как много сделал для экологии Петрозаводска. Несколько лет он закрывал маленькие дворовые и квартальные котельные. Вместо них город сначала отапливали крупные предприятия, с руководством которых договорился Сепсяков, а затем — построенная в 1976 году тэплоэлектроцентраль. Всего при Павле Сепсякове прекратили работу 113 котельных.

Замена мелких, устаревших котельных новейшей ТЭЦ не только позволила петрозаводчанам дышать относительно чистым воздухом, но и серьезно изменила облик города.

«Бывало, поднимешься на лыжах в район нынешней Древлянки, оглянешься, а над городом настоящий смог, черная шапка от многих сотен котельных. Эти котельные были закрыты… и в городе появился свежий воздух», — вспоминал депутат Петросовета Олег Тугарин.

Петрозаводская ТЭЦ наносит куда меньше вреда атмосфере, а отапливает квартиры гораздо лучше, чем старые квартальные котельные. Фото: ИА "Республика" / Любовь Козлова

Петрозаводская ТЭЦ наносит куда меньше вреда атмосфере, а отапливает квартиры гораздо лучше, чем старые квартальные котельные. Фото: ИА «Республика» / Любовь Козлова

Город становится городом

Именно при Павле Сепсякове Петрозаводск стал таким, каким видим его мы. За 14 лет в городе построили БСМП и новый корпус Республиканской больницы, гостиницу «Карелия» и кинотеатр «Калевала», речной вокзал, десятки школ, училищ и детсадов, вторую поликлинику, здание городской администрации, универсамы «Меркурий» и «Ритм».

В семидесятые, по сути, появились Новая Кукковка и современная Ключевая. В районе Октябрьского проспекта, где люди выращивали картошку, встали десятки современных многоэтажек. Застраивалась Перевалка, возводились первые кварталы Древлянки.

В семидесятые годы объемы жилищного строительства в Петрозаводске выросли в несколько раз. В 1968 году в городе проживало около 164 тысяч человек, в 1972-м родился 200-тысячный горожанин, в 1982 году численность населения достигла 253 тысяч.

Каждый год новое жилье получали тысячи человек. Квартиры выделяли сотрудникам предприятий, учителям и воспитателям, медикам. С 1976 по 1982 год квартиры получили 118 врачей. Для медсестер в нескольких городских общежитиях выделяли целые этажи — нехватки кадров не было.

 

 

 

В конце семидесятых городские власти решили построить большую поликлинику на быстро растущей Ключевой. За проектом в Москву Сепсяков отправил Геннадия Масликова.

«Прихожу к замминистра и говорю, что мне нужен самый хороший проект поликлиники. Он своим работникам: посмотрите на этого человека — все ищут самые дешевые, а он — самый хороший. Семиэтажная поликлиника появилась благодаря позиции Павла Васильевича, что надо строить хорошее, добротное. Он смотрел на перспективу», — рассказывает Масликов.

Важно, что на строительство почти всегда находились деньги. Где-то помогала республика, но город и сам неплохо зарабатывал. Например, новое здание горисполкома построили за счет превышения доходной части городского бюджета. Строительство обошлось в два миллиона рублей: сумма по тем временам крупная.

Правила жизни Павла Сепсякова

«Если взялся за дело, выполняй его честно, вовремя и отвечай за сделанное»

«Не ходи на работу с пустой головой. Ты уже сегодня должен знать, что будешь делать завтра и в будущем»

«Дал слово — выполни, а если не можешь, то лучше не обещай. Недаром в городе говорили: если Сепсяков пообещал квартиру, можно мебель покупать»

«Умей поставить себя на место просящего человека»

«Работа — главное. Надо беречь не только свою репутацию, но и авторитет занимаемого поста»

«Помни о главном. Как я боролся с текучкой? Надо мыслить и поступать перспективно, просчитывать, как шахматист, на несколько ходов вперед. Если принимаешь решение, определи — работает ли оно на главную цель»

«Никогда не забывай, что ты весь на виду, как за стеклянной витриной. Всегда люди за тобой наблюдают, всё видят, понимают. Каждый твой поступок будет обсуждаться и оцениваться, и не всегда так, как ты хотел бы».

Павел Сепсяков на торжественном приеме в исполкоме Петросовета. Фото: Национальный музей Республики Карелия

Павел Сепсяков на торжественном приеме в исполкоме Петросовета. Фото: Национальный музей Республики Карелия

Всё идет по плану

При Сепсякове в Петрозаводске появился первый настоящий генплан, по которому город застраивался пару десятков лет после его ухода. Прежде новые дома, предприятия и улицы появлялись хаотично, теперь всё стало продуманно.

Мэр запретил застраивать центр Петрозаводска и набережную хрущевками. Предприятиям указали новое место — в промышленных зонах, Южной и Северной. Две эти зоны в семидесятые связали транспортные магистрали, проходящие через десяток городских улиц.

В те же годы в Петрозаводске появился нормальный водозабор, построили очистные сооружения. Водозабор, кстати, Сепсяков хотел построить за Ивановскими островами, в нескольких километрах от городского побережья. Это позволило бы использовать воду не из Петрозаводской губы, загрязненной рекой Шуя, а куда более чистую и прозрачную озёрную. Проект вначале согласовали, но затем отозвали: не хватило денег. Как считает сам Сепсяков, случилось это из-за американцев, разместивших в Европе новые ракеты: все свободные средства СССР решил направить на ответные меры.

 

 

 

Не хватило денег и на пристройку к мэрии. По замыслу градоначальника, со стороны Куйбышева к новому зданию должна была примыкать круглая двухэтажная пристройка, соединенная с городской администрацией крытым проходом. На втором ее этаже могли бы проходить сессии городского совета, состоявшего в те годы из 300 депутатов (какое-то время их пытались проводить в большом зале администрации, но разместить такое количество людей в душном помещении со стеклянными стенами оказалось неудачной затеей. В итоге вернулись в Национальный театр).

Баннер Лукойл СЗН


Геннадий Масликов. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Геннадий Масликов. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Павла Сепсякова как символ Карелии представляет заместитель председателя Общественного совета при Министерстве здравоохранения РК Геннадий Масликов:

«Проработать руководителем исполкома столичного города в течение 14 лет — и большая ответственность, и большая заслуга чисто человеческая. Несмотря на трудности в разные периоды жизни государства и республики, он смог быть человеком, в одинаковой степени требовательным к себе и к окружающим.

Меня часто спрашивают: как вам работалось в период застоя? А застоя в Петрозаводске не было! Каждый день какие-то вопросы решались, какие-то задачи ставились — и всё ради развития и улучшения жизни.

Павел Васильевич проводил линию на то, чтобы Петрозаводск соответствовал статусу столицы Карелии. У нас многие годы добивались, чтобы это было сделано формально — он это делал фактически. Это образец чиновника в хорошем смысле слова, всю свою жизнь посвятивший делу, которому честно служил.

Я работал при шести мэрах, и когда меня спрашивают, с кем работать было интереснее, я говорю: с Сепсяковым».


Крушение

Осенью 1981 года жизнь Павла Сепсякова резко изменилась. В сентябре он вместе с женой, братом и его супругой поехал в Вытегорский район на похороны матери. На обратном пути машина столкнулась с грузовиком. Погибли водитель служебной машины и трое пассажиров. Выжил только мэр.

Сепсяков говорил, что жизнь ему спасли жена, сидевшая перед ним и смягчившая для него удар, и профессор Анатолий Зильбер, лечивший его в Республиканской больнице. На восстановление, физическое и моральное, ушло несколько месяцев.

С женой Сепсяков познакомился еще в Вытегре - она тоже училась в местном педучилище. В Петрозаводске Татьяна Федоровна стала директором школы № 29, которая теперь носит ее имя. Фото: Интернет-проект Национальной библиотеки РК "Имена в истории Карелии"

С женой Сепсяков познакомился еще в Вытегре — она тоже училась в местном педучилище. В Петрозаводске Татьяна Федоровна стала директором школы № 29, которая теперь носит ее имя. Фото: интернет-проект Национальной библиотеки РК «Имена в истории Карелии»

«В восемьдесят втором он вышел на работу, начал планерку — в понедельник это было. Начал, как всегда, требовать, спрашивать, и в этот момент зашла секретарь и передала записочку. Он говорит: меня вызывают на бюро обкома партии. Вернулся и, не дойдя до стола, сказал: уважаемые коллеги, спасибо за работу, я работать могу, восстановил себя, но бюро обкома считает, что не могу, до свидания. И ушел», — вспоминает Геннадий Масликов последний рабочий день Сепсякова во главе Петрозаводска.

Павел Сепсяков в кабинете председателя исполкома Петросовета. Фото: открытка, переданная Сепсяковым Геннадию Масликову

Павел Сепсяков в кабинете председателя исполкома Петросовета. Фото: открытка, переданная Сепсяковым Геннадию Масликову

Подчиненные Сепсякова вспоминают, что он всегда старался вести прием горожан до последнего посетителя. Нередко в конце дня у склонного к гипертонии мэра давление поднималось до двухсот. Кто-то винил градоначальника в том, что не получил квартиру, кто-то был недоволен чем-то другим. А одна молодая женщина дошла до того, что оставила на рабочем столе Сепсякова плачущего младенца и вышла из кабинета.

В том же году бывшему мэру предложили возглавить отдел социально-культурных учреждений при Совете Министров республики. В подчинении у него оказалось всего пять человек. Сепсяков старался найти себе интересное занятие — и нашел: занялся восстановлением Валаама.

Незадолго до того с острова съехал дом-интернат для инвалидов, располагавшийся там с пятидесятых. Сепсяков собрал на Валааме крупных чиновников, провез их по скитам. Почти все здания находились в полуразрушенном состоянии, им требовалась реконструкция. Начало ей дал бывший глава Петрозаводска.

 

 

 

На новом месте Павел Сепсяков проработал всего четыре года. Видимо, так и не сумев сработаться с новым начальством, в 1986-м он вышел на пенсию.

«Характер у него всегда оставался сепсяковский. Он был авторитарного стиля руководитель, хотя считался, конечно, с мнением других: мог посоветоваться, переговорить по любому вопросу. Но последнее слово всегда оставалось за ним. Подчиненные относились к нему уважительно. Не только уважали, но и побаивались. А он любил, чтобы с ним поспорили», — говорит Геннадий Масликов.

Уже на пенсии Сепсяков еще раз серьезно повлиял на Петрозаводск, да и на всю Карелию тоже. В 1990 году депутаты с нескольких попыток не смогли выбрать нового главу исполкома. Тогда председатель Петросовета Александр Колесов пригласил в свой кабинет нескольких человек, в том числе Сепсякова. Бывший градоначальник предложил проголосовать за молодого политика Сергея Катанандова — к совету прислушались. Во главе города, а затем республики Катанандов оставался 20 лет.

Павел Сепсяков скончался осенью 2012 года на восемьдесят восьмом году жизни. Спустя шесть лет на доме, где он жил после выхода на пенсию, установили мемориальную доску.

Последним профессиональным интересом Сепсякова стал Валаам. Восстановлению его памятников бывший мэр положил начало. Фото: Национальный музей Республики Карелия

Последним профессиональным интересом Сепсякова стал Валаам. Восстановлению его памятников бывший мэр положил начало. Фото: Национальный музей Республики Карелия

Павел Сепсяков, «Записки мэра»

«Я горжусь всей своей жизнью. Горжусь тем, что, выйдя из семьи неграмотных родителей, мы, все шестеро детей, получили высшее образование. Что отдал всё, что мог, для Победы. Что прошел войну до Берлина. Горжусь тем, что работал с молодежью, что партия вырастила меня до секретаря райкома, председателя Комитета по телевидению и радиовещанию, до председателя Петрозаводского городского совета. Горжусь, что в мое время построена Западно-Карельская железная дорога, созданы два района, построены 28 поселков, благоустроены дома в Суоярви, которых до меня не было. Тем, что, когда иду по Петрозаводску, почти всё, что вижу вокруг, было создано при мне. Гордиться этим или нет?»


Над проектом работали:
Мария Лукьянова, редактор проекта
Евгений Лисаков, автор текста
Любовь Козлова, фотограф
Леонид Николаев, фотограф
Павел Степура, вёрстка
Елена Кузнецова, консультант проекта


Идея проекта «100 символов Карелии» — всем вместе написать книгу к столетию нашей республики. В течение года на «Республике», в газете «Карелия» и на телеканале «Сампо ТВ 360°» выйдут 100 репортажей о 100 символах нашего края. Итогом этой работы и станет красивый подарочный альбом «100 символов Карелии». Что это будут за символы, мы с вами решаем вместе — нам уже поступили сотни заявок. Продолжайте присылать ваши идеи. Делитесь тем, что вы знаете о ваших любимых местах, памятниках и героях — эта информация войдет в материалы проекта. Давайте сделаем Карелии подарок ко дню рождения — напишем о ней по-настоящему интересную книгу!