Онежская набережная

Поскольку водное сообщение долгое время было главным в Петрозаводске, в районе набережной сосредотачивалась основная жизнь горожан. Здесь люди работали, молились и наблюдали широкую гладь озера, приучаясь и на прочие вещи смотреть широко и свободно. Красивая, любопытная и отчасти загадочная история Онежской набережной в Петрозаводске дает повод назвать ее одним из «100 символов Карелии».

Панорама Онежской набережной. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Панорама Онежской набережной. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Петрозаводск — один из немногих городов в России, «кучковавшийся» на нижней горизонтали, вдоль береговой полосы Онежского озера. Уж так получилось, строения, в которых люди жили, работали, отдыхали, молились и пьянствовали, находились прямо у воды или неподалеку от нее. Наш город не прирастал вверх и вглубь, а растягивался вдоль. За какие-нибудь 300 метров от берега Онежского озера начиналась настоящая тайга.

От Лососиницы не так просто было добраться до Неглинки. Блаженный Фаддей Петрозаводский, который жил в слободе в петровское время, однажды сказал: «Господи, наступит время, когда мы свободно начнем пить воду с Неглиницы». Так продолжалось столетие.

Рассказ о набережной Петрозаводска получился обстоятельный. О ее далеком прошлом, настоящем и будущем мы поговорили с архитекторами и историками. И каждый из них признался, что относится к этому месту с большой любовью.

XVIII век. Начало

О том, что представлял собой район современной Онежской набережной в начале XVIII века, рассказывает историк Михаил Данков.

Михаил Данков. Фото: "Республика" / Леонид Николаев

Михаил Данков

— Впервые об этом славном месте поведал первый историограф Петрозаводска Тихон Баландин в конце XVIII века. Он написал, что в начале XVIII столетия в устье Лососиницы находились мельница и рыбацкая хижина. До появления Петра Первого наш край представлял воистину унылую картину и, как сообщал «Соловецкий патерик», здесь «люди аки зверие живущи». На обширной территории почти не было селений, о дорогах и говорить нечего. Правда, на месте будущего города, очевидно, действительно жил с семьей мельник, да рядом какие-то рыбаки.

Самое древнее сообщение об объектах Петровского посада неподалеку от Онежского озера находится в «Росписи» 1712 года комиссара Шуйского завода Ивана Тормасова. В документе указано, что близ Гостиного двора с табачной таможней находится кружечный двор и на нем питейная изба. В «Описи» 1717 года указано, что рядом с озером расположены немецкая кирха, гошпиталь, аустерия с погребом, похожая на харчевню или гостиницу, два кружечных двора, гостиный двор и еще 26 харчевнических лавок вдоль Нагорной линии.

На самом архаичном плане, созданном в 1720-х годах саксонским артиллеристом и фейерверкером Матвеем Витвером, вблизи Онего, помимо завода, фортеции, дворца царя Петра и князя Меншикова, а также Петропавловского храма и часовой башни с курантами, было отмечено шесть рабочих слобод. Там, где сейчас расположено здание Академии наук на Пушкинской, во времена Петра Первого находилась «салдатцкая слобода». Всего по ревизским сказкам 1720-1723 годов на территории заводского «жила» проживало около 3 000 человек. Примерно в середине XVIII века вдоль озера стали строить свои дома купцы.

План Матвея Витвера. Слева можно прочитать о том, какие сооружения были в Петрозаводске в XVIII веке. Фото из архива Михаила Данкова

План Матвея Витвера. Слева можно прочитать о том, какие сооружения были в Петрозаводске в XVIII веке. Фото из архива Михаила Данкова

XVIII век. Екатерининский план

О том, что собой представляла набережная Петрозаводска во времена Екатерины Великой и как она менялась в разные эпохи, рассказывает Елена Ициксон, архитектор, историк архитектуры Петрозаводска.

Архитектор Елена Ициксон. Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Архитектор Елена Ициксон. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

С самого начала набережная в Петрозаводске воспринималась как главная улица. Это понятно: основную связь с миром город имел только по воде. На набережной строили самые красивые и основательные дома. Это было лицо города. В свое время власти просто не разрешали возводить здесь деревянные постройки — дома должны были быть обязательно каменными.

На первом плане города 1785 года, конфирмованного Екатериной II, кварталы обозначены охристой краской, улицы, которые должны были быть застроены каменными домами, на чертеже обозначались полосами темно-красного цвета. Такая темно-красная полоса велась по набережной, с двух сторон по Соборной улице (это продолжение современного проспекта Карла Маркса вниз), по периметру Соборной площади, по Нагорной (она же Английская, Мариинская) линии, по Круглой площади.

План Петрозаводска 1785 года. Из архива Елены Ициксон

План Петрозаводска 1785 года. Из архива Елены Ициксон

Рассказывает Елена Ициксон:

— Генерал-губернатор Олонецкий и Архангельский Тимофей Тутолмин, курировавший выполнение екатерининского плана, очень жестко соблюдал правила застройки Набережной улицы. Ему писали: купцы-то у нас есть бедные, не все могут сразу каменный дом построить на набережной. Можно, они сделают его из дерева, а потом обложат кирпичом — никто и не заметит! Нет, отвечал Тутолмин, на набережной будут только каменные здания. А если купец сразу два этажа построить не может, пусть сделает один, но каменный, а со временем достроит второй.

Однако случилось так, что генерала Тутолмина назначили губернатором в Минск, и в 1793 году он покинул Петрозаводск. После его отъезда на набережной стали появляться и деревянные дома. Но и в этом случае селились тут только состоятельные люди. Престижный район!

XIX век. Купеческая жизнь

В XVIII и XIX веках набережная Петрозаводска еще не была местом для прогулок. Железная дорога не была построена, и вся жизнь, транспортная и общехозяйственная, сосредотачивалась здесь. На набережной, у самой воды, было множество лодочных причалов. Кроме того, места у самого озера городская дума сдавала под перевалку бревен. Здесь возвышались горы стволов, которые пригоняли по воде, а потом развозили по домам.

Вид на город Петрозаводск со стороны Онежского озера. У причала - пароход. Набережная с домами (среди них Духовное мужское училище, три собора - Петропавловский, Воскресенский и Кафедральный Святодуховский). Конец XIX века. Автор - Карл Иогансон. Фото из архива Национального музея РК / Госкаталог РФ.

Вид на город Петрозаводск со стороны Онежского озера. У причала — пароход. Набережная с домами (среди них Духовное мужское училище, три собора — Петропавловский, Воскресенский и Кафедральный Святодуховский). Конец XIX века. Автор — Карл Иогансон. Фото из архива Национального музея РК / Госкаталог РФ.

В качестве прогулочного берега в это время использовали Английскую улицу (нынешний проспект Карла Маркса), которая шла вдоль Лососинки. Здесь была специальная аллея для променадов. Правда, картину немного портили городские козы, которые периодически обгрызали стволы молодых деревьев.

В конце XIX века часть набережной все же была оформлена тополями, там же проложили пешеходную дорожку. Эта дорожка со старыми тополями сохранялась до послевоенного времени. Тополя были после войны со шрамами — свидетельствами военного времени. Их снесли в 1970-е годы.

Государев сад. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Государев сад. Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

На старых открытках видны купеческие амбары, примыкающие к причалу. Там хранили все то, что привозилось водой. В районе пристани традиционно устраивалась летняя ярмарка (зимняя ярмарка проходила в Ямке). Особенно оживленно было в день Петра и Павла, когда здесь проходил городской праздник (современный День города).

Пристань на набережной Онежского озера называлась городской. Кроме нее, была и рабочая пристань — в устье Лососинки. Общественная пристань была с маяком.

Два маяка

О маяках Петрозаводска рассказывает историк Михаил Данков:

— Самый первый, слюдяной, маяк будущего города был расположен… на спице Петропавловского храма, отстроенного первопоселенцами Петрозаводска в 1704-1705 годах! Маяк помогал грузовым карбасам и шнявам обходить коварные корги (скопления камней) и швартоваться с железной рудой, древесным углем и известью у заводской пристани. Кстати, высота Петропавловской церкви была значительная и поражала сознание — около 41 метра. В московском архиве РГАДА я обнаружил документ о строительстве в 1704 году заводской пристани. Значит, и новоманерный храм с фонарем, возможно, шведской конструкции, начал возводиться в это же время, ведь пристань должна быть увязана с храмом-маяком. Царь Петр ловко совместил рациональное с сакральным. Я не знаю других таких примеров в Средневековье и петровской Руси. И Бог, и маяк указывали путь к свету».

Петропавловский собор. Петрозаводск. 1719 г. Гравюра из книги Н. Озерецковского "Путешествие по озерам Ладожскому и Онежскому". Госкаталог РФ

Петропавловский собор. Петрозаводск. 1719 г. Гравюра из книги Н. Озерецковского «Путешествие по озерам Ладожскому и Онежскому». Госкаталог РФ

Второй маяк, Константиновский, был построен в 1839 году. Он был «скроен» из дерева и камня по современной для этого времени технологии, заимствованной в Петербурге. Любопытно, что свет луча был виден рыбакам за 30 верст (это почти 32 километра).

Установленный на деревянной общественной пристани маяк получил имя в честь Великого князя Константина Павловича, брата Николая Первого, который в 1844 году на казенном пароходе «Ладога» одним из первых царских особ посетил губернский Петрозаводск.

Маяк помогал ориентироваться местным рыбакам и позволял организовать безопасное пароходное сообщение с имперской столицей. Регулярные рейсы с 1901 года три раза в неделю начались в 1861 году. Для петрозаводчан и гостей нашего города это было комфортно, не надо было трястись по петербургскому тракту, и за 30-40 часов, выспавшись и налюбовавшись красотами Онежского озера, Свири, Ладоги и Невы, можно было добраться до цели.

К сожалению, Константиновский маяк, одно из самых красивых сооружений Петрозаводска, и пристань в 1864 году были раскатаны весенним ледоходом.

 «Палермо» и «Саламандра»

Историк Михаил Данков рассказывает несколько любопытных фактов о производствах и конторах, располагавшихся на набережной в XIX веке:

Ресторан у пристани. До 1941 г. Автор репродукции - Евгений Блейхман. Фото из архива Национального музея РК. Госкаталог РФ

Ресторан у пристани. До 1941 г. Автор репродукции — Евгений Блейхман. Фото из архива Национального музея РК. Госкаталог РФ

  • В 1901 году Олонецкая губернская земская управа приобрела для размещения своего главного присутствия в Петрозаводске дом купчихи Ипатовой. После 1917 года в этом здании работали советские учреждения, в частности, Губсовнархоз, а с 1936 года, после реконструкции, разместился Дворец пионеров.
  • Известно, что на углу Владимирской набережной и Большой Подгорной (нынешняя Свердлова), где лесенка, в самом низу находился «Винный склад № 51». Это был центральный винный склад столицы губернии. С 1897 года этот склад был и лавкой одновременно, отпуская клиентам вино столовое и спирт.
  • Интересно, что совсем недалеко от склада купец из Заонежья Василий Дмитриевич Лысанов в 1911 году организовал первый пивоваренный завод «Олония». Завод выпускал пиво «Баварское» и темное «Мартовское». Для его производства была поставлена в 12 лошадиных сил паровая машина из Петербурга.
  • На набережной располагались первые гостиницы города. Например, на перекрестке Соборной и Большой набережной в доме Ющиева рядом с общественной пристанью в 1873 году возникла шикарная гостиница «Палермо». Также в районе Владимирской набережной были отстроены меблированные комнаты купца Якова Лагуновича и постоялый двор Григория Михеева в доме купца Захарьева.
  • Кроме того, на Владимирской набережной выделялся каменный дом Степана Леонтьева и дома вытегорского купца Луппе Эртоева, на месте современного памятника Куусинену стоял шикарный особняк семьи петрозаводского купца Тиккоева.

Соборная улица, 1926 год. Фотография из альбома Ю. М и Б. М.Соколовых "По следам Рыбникова и Гильфердинга". Слева - причал, деревянные торговые ряды, полукруглое каменное здание (Духовное училище). Справа - деревянные торговые ряды. На первом плане деревянные перила пристани. Фото из архива Национального музея РК. Госкаталог РФ

Соборная улица, 1926 год. Фотография из альбома Ю. М и Б. М.Соколовых «По следам Рыбникова и Гильфердинга». Слева — причал, деревянные торговые ряды, полукруглое каменное здание (Духовное училище). Справа — деревянные торговые ряды. На первом плане деревянные перила пристани. Фото из архива Национального музея РК. Госкаталог РФ

«Затем извозчики вырывают у вас багаж, просят: «Что пожалуете!» и везут вас по Соборной улице, в гору, в гостиницу «Палермо». Всё там миниатюрно, но крайне чисто, порядочно и мило. Пружинные тюфяки с полным отсутствием докучливого населения, умывальные машинки, вентиляторы, орган, бильярд, кегли, небольшой садик, превосходнейший вид на Петрозаводскую (Соломенскую) губу, Ивановские острова и Соломенский погост с церковью, построенной на одном огромном валуне, выдавшемся из озера, газеты, — всё это вместе весьма радует приезжего человека, который ожидает найти обыкновенный губернский клоповник и попадает сравнительно в рай» («Воспоминания путешественника», 1877 год)

  • Нельзя обойти вниманием красивый дом на набережной, в котором расположилась контора страхового товарищества «Саламандра». Учрежденное в 1846 году в Москве, общество было одной из самых крупных страховых компаний дореволюционной России. Девиз компании: «Горю и не сгораю».
  • В устье Лососинки вблизи набережной купцом Пикиным была построена первая в городе гидроэлектростанция. Она стала давать ток в июле 1897 года. До начала ХХ века электростанция по праздникам освещала Общественный сад и часть Владимирской набережной.

XX век. После войны

«Схема генерального плана» в 1945 году была разработана архитекторами ЛенГИПРОГОРа. Проектировщики учли то, что во время войны и оккупации значительная часть города была разрушена, и внесли в новую архитектурно-планировочную композицию города существенные коррективы. На новые площадки были вынесены пивоваренный и ликероводочный заводы. Разрушенный Дворец пионеров предлагалось выстроить заново почти в том же месте, но уже не на набережной, а на Пушкинской улице. Позднее на этом месте был выстроен корпус педагогического института.

 

Район Онежской набережной был разрушен почти целиком, и проектировщики решили сделать на том месте, где прежде стояли дома, партерный парк с редким прозрачным озеленением, являющийся продолжением городского Парка культуры и отдыха, но в виде парадной эспланады, и назвать его парком Победы.

Рассказывает Елена Ициксон:

— Проектировщики сохранили на территории парка Победы структуру городских кварталов, уничтоженных войной. Продолжением двух старинных улиц города: Малой Подгорной (сейчас улица Титова) и Большой Подгорной (улица Свердлова) стали два партера (спуски, оформленные лестницами, газонами и пр.). Приемы ландшафтной архитектуры, связанные с большими разрывами в озеленении, цветочные партеры, были нужны для того, чтобы включить городскую застройку в панораму города со стороны озера.

Современный вид от Дома физкультуры. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Современный вид от Дома физкультуры. Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

После войны новым озерным фасадом города стала улица Пушкинская (бывшая Старополицейская). С воды ее хорошо видно на старых снимках конца 1950-х — начала 1960-х годов. Лицо города должны были украшать достойные здания Национальной библиотеки, филиала Академии наук, Дома физкультуры. Первоначально предполагаемые здесь здания Дома партактива, Физиотерапевтического комбината и Дворца пионеров были построены в других местах.

Одной из достопримечательностей Пушкинской стал дом с башенкой (Пушкинская, 3). После постановления о борьбе с излишествами в 1955 году пересматривали проекты всех зданий, в том числе и находящихся в стадии строительства. Одним из таких объектов и был дом Академии наук. Проектировщикам предложили уменьшить смету строительства, а для этого упростить (вплоть до изъятия) некоторые «излишества». Судьба запланированной башенки могла бы быть трагической, но проектировщики, заручившись поддержкой Министерства ПВО, все же смогли ее отстоять.

Архитектурные украшения должны были придать особый вид и Дому физкультуры, но идеи не осуществились в полной мере.

 

 

Параллельно Пушкинской вдоль парка прокладывалась дополнительная прогулочная аллея, а в наиболее широкой части парка проектировался двойной бульвар. Широкий диагональный бульвар связывал площадь Кирова с набережной Онежского озера.
Все жилые кварталы, ограниченные улицами Пушкинской, проспектом Ленина, Онежской набережной и проспектом Карла Маркса, были разрушены и сожжены во время войны. Уцелели два деревянных одноэтажных дома в районе проспекта Ленина, 2-3-этажный жилой дом внутри квартала возле проспекта К. Маркса (известный впоследствии как «графские развалины» или «дом с привидениями»), и там же — двухэтажный бывший дом Румянцева (ул. Куйбышева, 11).

Тополя не по плану

После войны жителям Петрозаводска хотелось как можно скорее вернуть городу мирный облик. Чтобы сделать на набережной красивый парк и оборудовать прогулочную зону, нужно было проделать очень большую работу. Каждую неделю петрозаводчане выходили на субботники (это при шестидневной рабочей неделе!) — расчищали территорию, убирали остатки фундаментов домов, печей. Подготовительные работы были окончены в 1957-1958 годах, а затем начались посадки деревьев и кустарника.

— Когда начали сажать, то что-то посадили по дендроплану, а что-то уже просто потому, что людям надоел пустырь. Поэтому были высажены в том числе и тополя. Эти деревья быстро растут, радуют глаз зеленью, но обладают довольно низкими декоративными качествами. Все деревья высаживались очень плотно, и следствием этого стала загущенность посадок на территории парка.

Парк Победы был завершен в 1962 году озеленением части парка между улицей Свердлова и проспектом Ленина, — говорит Елена Ициксон.

 

 

В 1976 году на набережной был построен новый речной вокзал. Вокруг него появился первый фрагмент набережной, облицованный гранитом и мощенный брусчаткой. Построили парапет. А в 1978 году на набережной возник новый сквер, в центре которого был памятник Петру I.

В конце 1930-х проектировалась набережная, облицованная гранитом (примерно как сейчас), но после войны было решено оставить пока естественный вид береговой зоны. И что произошло? Дело в том, что в воде в свое время был проложен огромный канализационный коллектор, который собирал стоки со всего города и вел на Ключевую, где располагались канализационно-очистные сооружения. И вдруг этот коллектор стал выступать из воды. Он лежал, как кит, на берегу. В этот момент было принято решение продолжить набережную немного вглубь, досыпать часть берега, чтобы коллектор оказался под набережной. Берег Онежского озера оделся в гранит и отодвинулся в озеро на 25-35 метров, образовав широкую прибрежную эспланаду.

 

 

Так новая набережная стала обширнее, свободнее. Появились газоны, лестничные спуски. С 1990-х годов на набережной стал расти Сад скульптур от городов-побратимов. Традиция устанавливать на набережной скульптурные «подарки» Петрозаводску от побратимов продолжалась больше десяти лет. Авторы необычных творений сами приезжали в наш город, чтобы руководить процессом установки скульптуры и попутно разъяснять ее значение. Сейчас Онежскую набережную украшает девять международных арт-объектов. Самый интересный — скульптура «Рыбаки».

«Рыбаки»

В 1991 году на набережной появилась скульптура «Рыбаки» — первый подарок от города-побратима Дулута, самый яркий и оригинальный.

"Рыбаки" Рафаэля Консуэгры. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

«Рыбаки» Рафаэля Консуэгры. Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

Как и положено хорошему памятнику, скульптура рождает ассоциации и создает поле для некоторой иронии местных жителей. Кто-то критикует их внешний вид, другим кажется, что на севере так сети не забрасывают. О том, какая на самом деле идея руководила автором «Рыбаков», рассказывает историк и журналист Николай Кутьков.

Николай Кутьков

Николай Кутьков

— До сих пор считалось, что по замыслу автора двое рыбаков (русский и американец) закидывают сеть, символизируя совместный созидательный труд. На мой взгляд, изображенные рыбаки — братья, происхождение которых не связано ни с Россией, ни с Америкой. Один из них — Петр, другой — Андрей. Они — ученики Иисуса Христа, которые из охотников за рыбой превратились в «ловцов человеков» согласно «Евангелию от Матфея», — объясняет концепцию скульптуры историк.

Автор «Рыбаков» — Рафаэль Консуэгра, американский скульптор из Майами, католик. Христианские мотивы — одни из самых важных в творчестве скульптора. Любопытно, что в каталоге мастера наша скульптура расположена рядом с его работами для католических церквей святого Иосифа в Майами, святой Елизаветы — в Форт-Лодердейл и других. Наконец, у Консуэгры есть работа под названием «Рыбак» (со вторым названием «Ловец душ человеческих»), страшно напоминающая композицию на нашей набережной. В образе рыбака там изображен апостол Петр.

Скульптура The Navigator Рафаэля Консуэгры в Майами. Фото: ФБ, Sculptor Rafael Consuegra

Скульптура The Navigator Рафаэля Консуэгры в Майами. Фото: ФБ, Sculptor Rafael Consuegra

Байки о набережной

—• Ротонда •—

Ротонда на Онежской набережной. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Ротонда на Онежской набережной. Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

Ротонда, круглая беседка в окончании Левашовского бульвара, появилась на Онежской набережной в 1994 году. Архитектор Николай Овчинников придал ей классицистический вид, мысленно связывая историю современного города с временами минувшими. Говорят, что в петровские времена ровно на этом месте стояла беседка, в которой любила отдыхать жена Петра Первого Екатерина Алексеевна. Потом беседку якобы снесли, когда закладывали Левашовский бульвар.

По словам Елены Ициксон, в этой истории есть одна неувязка. Дело в том, что Петр Алексеевич приезжал к нам только зимой. Он терпеть не мог трястись по ухабам в карете, поэтому предпочитал приезжать сюда зимой на возке. Кроме того, в те времена река Неглинка считалась речкой в лесу. Кто бы стал строить беседку для императрицы в лесу?

—• Домик Петра •—

Изображение Петровского дворца, опубликованное в 1849 году первым архиепископом Олонецким и Петрозаводским Игнатием.

Изображение Петровского дворца, опубликованное в 1849 году первым архиепископом Олонецким и Петрозаводским Игнатием

Петр Первый приезжал в Петровскую слободу несколько раз. Ко второму визиту для императора был построен деревянный дворец. Кто был архитектором дворца, как выглядел этот дом, точно сказать невозможно — не сохранилось ни чертежей, ни документов.

Дворец Петра окутан загадками и тайнами. Известны только два источника, которые хоть немного проливают свет, — чертеж саксонского инженера Матвея Виттвера и гравюра неизвестного художника.

По мнению Михаила Данкова, именно в этом дворце, в будуаре на ореховой кровати 15 марта 1724 года государь окончательно принял решение возложить на Катеринушку корону. Покинув Онежский дворец, называемый «дом свой», Петр в Успенском соборе Московского Кремля 7 мая 1724 года взвел императрицу на трон.

—• Дом Куприянова •—

Дворец бракосочетаний в Петрозаводске. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Дворец бракосочетаний в Петрозаводске. Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

В XIX веке в том месте, где сейчас стоит памятник Куусинену, находился шикарный дом купца Тиккоева. Об этом, говорят, хорошо помнили, когда выбирали место для дома Куприянова, первого секретаря обкома партии. Здание (нынешний ЗАГС) было построено в 1947 году по проекту архитектора Ростислава Корнева в стиле неоклассицизма.

История от Елены Ициксон:

— Изначально в доме проектировалось пять квартир, включающих апартаменты первого лица. Все квартиры были в трех уровнях. На первом этаже — прихожая, туалет и две комнаты — гостиная и столовая. На втором этаже — спальня, детская, ванная комната и большая общая гостиная. Цокольный, полуподвальный этаж из тесаных каменных параллелепипедов предоставлял каждой семье помещения под кухню, кладовую и небольшую (около 9 кв. м) комнату для прислуги-домработницы. В надстройке на третьем этаже дома должна была размещаться оранжерея, куда вела специальная винтовая лесенка. Каждая квартира имела свой отдельный выход на участок, где размещались служебные корпуса: баня-прачечная, котельная с высокой кирпичной трубой и гараж.

Строительство шло до того момента, пока на Геннадия Куприянова не поступила в ЦК очередная «телега»: имеет, мол, барские замашки. Так, с конца 1940-х годов дом Куприянова стал именоваться Домом искусств. Достроили его почти по проекту — с белокаменными колонными портиками для каждой из пяти квартир. Только никаких квартир там так и не появилось, а здание стало Дворцом пионеров, а впоследствии — Дворцом бракосочетаний.


Кузнец Николай Беляков. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Кузнец Николай Беляков. Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

Онежскую набережную как символ Карелии представляет Николай Беляков, мастер художественной ковки и «губернатор набережной»:

— Я живу на набережной около 30 лет. Бывает, ко мне в кузницу заходят туристы, приезжающие со всего мира. Они говорят, что наша набережная им очень нравится — она не скучная, здесь всегда что-то происходит, жизнь кипит. Я провел здесь полжизни своей, видел, как меняется это место. Исторически сложилось так, что набережная была главной и самой красивой частью города. Третий десяток лет я стараюсь помогать городу держать ее в порядке. Я уже вжился в нее.


Кузнеца Николая Белякова называют губернатором набережной. Практически ежедневно этот колоритный человек работает в своей кузнице, которая находится прямо на набережной. Кузница историческая, была построена в 1906 году. К концу XX века она пришла в запустение, и новую жизнь обрела усилиями Николая Белякова. Он построил здесь стены и крышу, убрал несколько тонн окаменевшего цемента и превратил в одну из достопримечательностей территории.

Кузница Николая Белякова на Онежской набережной. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Кузница Николая Белякова на Онежской набережной. Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

Во время строительства второй очереди набережной кузницу должны были снести. Уже приехала специальная техника, чтобы расчистить место для прогулочной линии нового участка. Рассказывает хозяин кузницы:

— Меня спрашивают: «Что ты здесь делаешь? Этот дом идет под снос». А я им отвечаю: «Работаю!» У меня здесь была активная жизнь: все стучало-гремело, народу очень нравилось. В итоге из-за кузницы этой решили изменить проект. Раньше у меня вода прямо под окнами плескалась, а тут сделали отсыпку метров на сорок в озеро, уплотнили и набережная теперь идет, огибая кузницу. И волки сыты, и овцам хорошо.

Сейчас вокруг кузницы располагается Сад деревянных скульптур, определенных в свое время в утиль из-за ненадежности креплений. Николай Беляков собрал их, но распиливать не стал, а разместил компактно у дома, укрепив основания.

 

 

Как старожил набережной Николай Беляков взял на себя ответственность и за сохранность ее артефактов. Несколько раз он поднимал из воды сброшенные за парапет чугунные пушки. Восстановил украденную у бронзового Петра Первого шпагу по рисункам из архива. Лет 25 боролся с надписями на парапете. Однажды перед прибытием теплохода с президентом Татарстана за ночь убрал метровыми буквами написанное на граните оскорбительное высказывание националистического толка. На случай таких форс-мажоров у него был специальный пропуск, разрешающий проезжать по набережной на автомобиле.

Бронзовый Петр теперь имеет стальную шпагу. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Бронзовый Петр теперь имеет стальную шпагу. Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

Живет кузнец Николай Беляков в доме, который построил другой кузнец по фамилии Вальтер. Фамилия первого владельца дома, а также дата его постройки (1834 год) были восстановлены по страховым документам. Дом, построенный в стиле деревянного классицизма городских усадеб, изначально находился на улице Малая Слободская (там, где сейчас построено здание Пенсионного фонда). В 1989 году Николаю Белякову разрешили разобрать его и перевезти в район Старого города. Он перенес дом, подключил тепло, воду, канализацию, электричество. Потом запустил кузницу и со временем превратил это место в одну из достопримечательностей набережной.

Будущее. Проект «Город у воды»

В 2013 году архитекторы Петрозаводска представили горожанам впечатляющий и до сих пор не реализованный международный проект «Город у воды» — архитектурную концепцию развития береговой полосы от поселка Соломенное до района Сайнаволок. Проект разрабатывался при финансовой поддержке Европейского союза, Российской Федерации и Финляндской Республики.

Архитектор Евгений Таев. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Евгений Таев

«Основной смысл предложенных архитекторами преобразований можно кратко сформулировать как приближение города к воде. Хотя наш город находится на берегу, большая часть городской территории не имеет выхода к акватории Онежского озера», — рассказывает один из авторов проекта «Город у воды» архитектор Евгений Таев (бывший главный архитектор Петрозаводска — прим. ред.).

По словам Евгения Таева, сейчас в действующем генеральном плане большая часть прибрежной территории является рекреационной зоной где должны находиться парки, скверы и набережные. Достаточно жесткий градостроительный регламент серьезно ограничивает использование территории. Но на самом деле все не так. Бизнес не готов создавать парки на своей территории и, как результат, зачастую пустующие корпуса старых предприятий остаются на месте — территория не развивается, а рекреация генерального плана остается лишь на бумаге.

Проект "Город у воды". Фото: petrozavodsk-mo.ru

Проект «Город у воды». Фото: petrozavodsk-mo.ru

Петрозаводские архитекторы решили изменить ситуацию и задать новый импульс в развитии прибрежной зоны города. Взамен стагнирующей территории разработчики проекта предложили концепцию новой среды обитания — культурной, общественной, социально-ориентированной.

Евгений Таев считает, что идея «Города у воды» актуальна и сейчас — прибрежной территорией города мы занимаемся крайне мало, несмотря на то, что город расположен на берегу красивейшего озера, второго в Европе по величине. При этом выход к озеру имеем только в самом центре Петрозаводска, где набережная традиционно обустроена. В остальных местах подходов к воде практически нет: они зачастую перекрыты заборами (какими-то лесопилками, автосервисами, и прочими шиномонтажами). Никто этой темой серьезно — на уровне градостроительного, экономического развития не занимается, а между тем на сегодняшний день это, пожалуй, самая значимая для города территория. И относиться к ней надо соответствующе.

 

 

Архитекторы предложили полностью освободить прибрежную зону от промышленных предприятий, производственный цикл которых не связан непосредственно с береговой зоной, сделать территорию доступной для петрозаводчан и гостей города. Идея хорошая, но непростая — многие участки находятся в собственности у бизнеса.

«Поэтому, — рассказывает Евгений Таев, — мы предлагаем использовать дифференцированный подход в освоении территории: на тех участках, которые пока находятся в собственности у государства, создать рекреационные зоны с полным запретом любого строительства. Владельцам же участков, напротив, предлагается разрешить строительство, но в рамках установленного регламента и в соответствии с утвержденным планом застройки. В итоге это бы позволило исключить нецелевое использование земли и легализовать освоение прибрежных зон. И самое главное — для реализации этой идеи совсем не обязательно государственное финансирование. С учетом ценности территории, новые возможности в ее развитии обязательно привлекут частные инвестиции».

Спуск к озеру от Дома физкультуры. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Спуск к озеру от Дома физкультуры. Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

Конечно, работа по изменению регламента должна проводится в первую очередь в интересах жителей города. И качество планирования и застройки должно быть на высочайшем профессиональном уровне. По замыслу архитекторов, в прибрежной зоне, кроме парков и прогулочных зон, может локально присутствовать и общественная, жилая застройка, в составе которой также могут быть бульвары и скверы с детскими и спортивными площадками, обустроенными набережными, пешеходными зонами и велосипедными дорожками.

— Общая протяженность береговой зоны в Петрозаводске — больше 20 километров. Мы видим, что интерес к этой территории с каждым годом только растет — как у бизнеса, так и у обычных жителей. Люди хотят любоваться водными просторами, гулять по набережным, заниматься спортом, загорать на пляжах. Бизнес, мне кажется, тоже готов к освоению. Мы наблюдаем, как начинает двигаться к озеру жилая застройка. Сейчас самое главное — не пустить все это на самотек, не превратить в хаос или простое зарабатывание денег. Надо работать опережая время — планировать, предлагать грамотные профессиональные решения для развития территорий. Создавать ту самую комфортную среду. В противном случае есть риск все испортить, и потерять уникальные преимущества территории у воды. В таком случае лучше совсем ничего не трогать и оставить эту территорию для наших потомков, — говорит Евгений Таев.

 

Специалисты единодушны во мнении о том, что тема приближения к воде — это не только развитие городских территорий вдоль Петрозаводской губы Онежского озера. В перспективе логическим продолжением этого проекта могут стать реки Неглинка и Лососинка, русла которых проходят через весь город от лесных загородных массивов, через спальные районы, до исторического центра и набережной Онежского озера. Береговые территории рек образуют зеленые коммуникации, связывающие отдаленные районы города с историческим центром. Вдоль рек могут появиться набирающие популярность велосипедные и пешеходные маршруты.

Набережная Петрозаводска сильно изменилась за прошедшие три столетия, но она не утратила своего значения для города. Нам нужно постараться  сохранить ее и сделать так, чтобы любой человек практически в любой точке мог бы выйти на берег нашей набережной и почувствовать, что Петрозаводск — это действительно особенный город — город у Онежского озера.


Над проектом работали:
Мария Лукьянова, редактор проекта
Анна Гриневич, журналист, автор текста
Михаил Никитин, фотограф
Павел Степура, вёрстка
Елена Кузнецова, консультант проекта

Идея проекта «100 символов Карелии» — всем вместе написать книгу к столетию нашей республики. В течение года на «Республике», в газете «Карелия» и на телеканале «Сампо ТВ 360°» выйдут 100 репортажей о 100 символах нашего края. Итогом этой работы и станет красивый подарочный альбом «100 символов Карелии». Что это будут за символы, мы с вами решаем вместе — нам уже поступили сотни заявок. Продолжайте присылать ваши идеи. Делитесь тем, что вы знаете о ваших любимых местах, памятниках и героях — эта информация войдет в материалы проекта. Давайте сделаем Карелии подарок ко дню рождения — напишем о ней по-настоящему интересную книгу!