Кино

Первый художественный фильм в Карелии сняли почти сто лет назад, кинематограф тогда был немым и черно-белым. А потом случилось «Сампо» Александра Птушко (съемки проходили на берегу Кончезера), и в республику поехали кинематографисты. О северных декорациях, громких именах и эпизодических ролях — в нашем проекте «100 символов Карелии».

Новая голубятня во дворе дома по улице Нижней в Медвежьегорске. Здесь в 1984 году снимали "Любовь и голуби". Подпись: ИА "Республика" / Владимир Волотовский

Новая голубятня во дворе дома по улице Нижней в Медвежьегорске. Здесь в 1984 году снимали "Любовь и голуби". Подпись: ИА "Республика" / Владимир Волотовский

«А зори здесь тихие…», «Любовь и голуби», «Остров» — всё это будет позже.

А в 1926 на экраны вышел фильм Осипа Фрелиха «Ледоход» («Два дыма»). В него вошли кадры, снятые в окрестностях Кондопоги и в Петрозаводске (пристань, Петровская ярмарка).

В следующем, 1927-м, в Карелии работает съемочная группа ленинградской студии «Совкино», снимает «Девушку с далекой реки».

Еще через год режиссер Ивановский приезжает в Беломорье за «Северной любовью» по сценарию Евгения Замятина. В том же 1928-м выходит еще один фильм, снятый в Карелии, — «Хабу» («Лисий князек») — экранизация одноимённого рассказа Всеволода Иванова.

 

 

Это была эпоха немого кино. Но и увидеть эти фильмы мы уже не сможем, до наших дней они не сохранились.

«Сампо»

Кино у нас снимали и в тридцатых («Три товарища», «За Советскую Родину» — о походе Тойво Антикайнена). Но кинематографической республика стала после того, как в 1958-м в Карелию приехал Александр Птушко. На этот раз сказочник замахнулся на «Калевалу».

 Киножурнал «Советская Карелия», 1958. Из фондов Центра национальных культур (кинотеатр «Премьер»)

«Сампо» стал первым после окончания войны совместным фильмом — «в содружестве с капиталистической страной Суоми». Снимался сразу на двух языках — русском и финском.

Работала съемочная группа в Кондопожском районе, на западном берегу Кончезера. Место съемок в 37 километрах от Петрозаводска теперь так и называется — гора Сампо, без всяких кавычек. Туристы приезжают сюда автобусами, чтобы взойти и увидеть эпичные «дали».

Из интервью Александра Птушко журналу «Советский экран» (№ 4, 1959)

«Эпический характер повествования требовал соответствующих масштабов постановки. Это повлекло за собой сооружение таких громадных декораций, как «пещера Лоухи». Это была самая крупная павильонная декорация за всю историю «Мосфильма».

…Смелый и мужественный характер нашего главного героя Лемминкяйнена сразу обрисовывается в одном из первых эпизодов фильма. Он проплывает на бревне через яросто ревущий бешеный водопад. Этот эпизод мы снимали на натуре, не применяя никаких «фокусов». Проплыв с большим риском совершил один из лучших спортсменов Финляндии, дублировавший главного героя.

В главных ролях эпоса снялись финские и эстонские артисты (для соответствия задаче). В эпизодических — актеры нашего Финского театра: Дарья Карпова, Тойво Ромппайнен, Кууно Севандер.

Вот какая получилась красота (отрывки из финской версии «Сампо»):

Киноэпоха

После «Сампо» в Карелию поехали съемочные группы «Мосфильма», «Ленфильма», студии Горького. Гэдээровские кинематографисты даже снимали в Косалме Аляску. Север помнит золотую эпоху советского (а позже и российского) кино: у нас работали Меньшов и Ростоцкий, Давлетьяров и Лунгин. В этом списке почти 50 художественных фильмов.

Ялгуба, Медвежьегорск, Приладожье, озера Кончезеро и Сямозеро, берег Белого моря — Карелия становилась то Сибирью, то Скандинавией, но оставалась собой.

Хотите подробностей? В Ночь музеев в Петрозаводске открылась выставка — «Территория кино. Фильмы, которые снимались в Карелии». Она и сейчас работает в Национальном музее — не поленитесь, сходите.

 

 

Деревня!

Натуру для фильма «Любовь и голуби» съемочная группа искала в Иркутской области на берегу Байкала (пьеса написана о Сибири). Но не поразили как-то тамошние места. И Владимир Меньшов вспомнил о Карелии, где когда-то работал режиссером-стажером в Великой Губе.

В 2004 году Меньшов со съемочной группой приезжал в Медвежьегорск на «юбилейный» просмотр картины. Рассказывал битком набитому залу местного Дома культуры:

— В Медвежьегорск мы поехали просто потому, что в названии был «горск» — может, гора какая-нибудь есть? Ничего приличного с ходу не нашли. Проезжаем по улице, которая идет вниз, к реке. Стоп-стоп-стоп, придержите! Спустились. И увидели дворик. Уже потом договорились с хозяевами, замостили все деревом, как в Сибири. Позже, в Москве, когда стали отсматривать материал, меня спрашивали: где вы нашли такую шикарную натуру?

 

 

— Кадриль мы снимали шесть дней, — вспоминает жительница Медвежьегорска Зинаида Шарпарь. — Танцплощадку построили у жилого дома, на огороде (картошку хозяева выкопать успели). Уже холодно совсем было, октябрь.

В 1984 году Зинаида Яковлевна руководила танцевальным коллективом в Медвежьегорском доме культуры.

— Ко мне пришли с киностудии и предложили поставить танцы. Если бы я знала, что нужна будет именно кадриль, совсем простецкая, я бы, конечно, согласилась. А так не рискнула, подумала: «Мосфильм»! Это кино, это серьезно, я, наверное, ничего и не смогу.

 

 

— И вот приехал балетмейстер, привез с собой две пары танцевальные. Ну и наш коллектив тоже подключили. Там поначалу были такие залихватские коленца — а этого оказалось и не нужно. Всё намного проще, село, деревня.

И в результате кадриль в фильме танцевал Сегозерский народный хор. И всё у всех получилось, чему там не получиться?

"Любовь и голуби", фото на память. Фото: ИА "Республика" / Владимир Волотовский

«Любовь и голуби», фото на память. Фото: ИА «Республика» / Владимир Волотовский

На встрече в Медвежьегорске Владимир Меньшов вспоминал:

— С картиной мы, конечно, хлебнули горя. Как раз началась борьба с алкоголизмом, в самом диком, бюрократическом варианте. Мы попали под самую волну. Требовали «вынуть» Юрского из картины — бред, сделать это было невозможно. Меня отстранили, назначили другого режиссера для перемонтажа. Через три месяца позвонили. И я вернул всё, всё абсолютно. Упустил только один маленький эпизод (теперь жалею, не надо было соглашаться): Василий и дядя Митя пьют пиво на причале. И когда они убегают от своих женщин, к оставленным кружкам подходит мужичок местный, который все оставшееся пиво в кадре и выпивает. Одним дублем сняли: за минуту он выпил шесть кружек, одну за другой.

— Мы, как все любопытные, поехали поглазеть на съемки, — вспоминает житель Лавас-Губы Михаил Колесников. — В местной газете было написано: приглашаем для участия в массовке, съемки пройдут на Заячьем острове (это за Пиндушами — там РЭБ, завод). На стапеле стоял пароход, и пирс был.

Все оцеплено, стоим у заборчика. Подходит помощник режиссера, посмотрел на меня. И ненароком так спрашивает: «Ты как, мужик, насчет пива?» — «Ну что, господи, кто пива не пьет? Все пьют». — «А три литра выпьешь?» Я говорю: «Ну, на халяву можно». Мне поставили задачу: вот ты идешь, увидел пиво — и выпиваешь все. Я говорю: «Хорошо, только без дублей!»

 

 

— Я за рулем был, засомневался сначала, — вспоминает Михаил Александрович. — Но дочка с супругой уговорили: давай, давай! Вот и вылез я на первый план почти. Пиво было настоящее — правда, просроченное. В фильме-то вырезали всё — я только присел у кружек, а задача была поставлена — три литра выпить залпом. Меньшов интересный, конечно, мужик: сидит за камерой на тележке и кричит: «Пей давай!» И по матушке… Съемка закончилась, они, как всегда, хлопают. А мне уже не до хлопанья. Мне тяжело!

Наталья Тенякова на съемках фильма "Любовь и голуби". Фото: Александр Карельский

Наталья Тенякова на съемках фильма «Любовь и голуби». Фото: Александр Карельский

За съемки Михаилу Колесникову заплатили как каскадеру — 300 рублей.

Сегодня двор дома по улице Нижней выглядит, конечно, иначе. Нынешний хозяин, Евгений Шульга, купил его лет десять назад.

— Веранда была сгоревшая, а дом стоял, — рассказывает Евгений. — Я хотел оставить всё как есть: венцы поменял, фундамент залил. Но весной крышу снял — а дом шатается. Пришлось строить новый, но на том же месте и похожий. Этим летом сделаю крыльцо как в фильме, веранду деревянную, заборчик, летнюю кухню. Для кого? Так для вас!

 

 

Посмотреть на декорацию фильма туристы приезжают часто. Спрашивают: а голубятня где? И Евгений построил голубятню.

— Голуби пока керамические, но будут и настоящие. В Пиндушах есть человек, держит. И голуби у него какие надо, он с ними занимается, тренирует. Научит!


Алексей Бабенко, председатель Союза кинематографистов Карелии. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Алексей Бабенко. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Кинематографическую Карелию представляет Алексей Бабенко, председатель Союза кинематографистов республики, руководитель представительства Союза кинематографистов России в Карелии:

— Художественное кино к нам едут снимать потому, что север обладает определенной магией. Север — это очень скупо. Север — это очень серьезно. Отношения между людьми здесь всегда были достаточно прямые, открытые.

И вот приезжает к нам съемочная группа. Сталкивается со странным длинным белым днем. С нашей природой — с этими облаками, дождем, комарами. Мистика — она не в чем-то неуловимом, она как раз в уловимом: в том, как начинает вести себя человек.

Здесь мы с экзистенцией сталкиваемся очень быстро, здесь сложно выживать. Про это — Джек Лондон. По карте посмотрите: это та же широта, что и Карелия. Прямо копейка в копейку, всё, что писал Джек Лондон, — это про Карелию.

И, конечно, наши северные декорации. Здесь время по-другому течет. Здесь мы очень чувствуем вечность, и вечность такая изменчивая. Вот на юге — жара-жара-жара-жара в любое время года. А у нас осень — это осень, весна — весна. Но благодаря именно этой сиюминутности мы чувствуем вечность: всё начинается и всё заканчивается. Любой человек, попадая сюда, он вдруг как голый оказывается, все внутренние кризисы на виду.

Вспомните «А зори здесь тихие…», «Холодное лето 53-его», «И на камнях растут деревья» (даже «Любовь и голуби», несмотря на то, что это комедия). Вспомните любую работу: наши декорации даже самой простой истории придают — притчевость.


Над проектом работали:
Мария Лукьянова, редактор проекта
Елена Фомина, журналист
Леонид Николаев, фотограф
Владимир Волотовский, фотограф
Игорь Георгиевский, фотограф
Игорь Фомин, дизайнер
Павел Степура, вёрстка
Елена Кузнецова, консультант проекта


Идея проекта «100 символов Карелии» — всем вместе написать книгу к столетию нашей республики. В течение года на «Республике», в газете «Карелия» и на телеканале «Сампо ТВ 360°» выйдут 100 репортажей о 100 символах нашего края. Итогом этой работы и станет красивый подарочный альбом «100 символов Карелии». Что это будут за символы, мы с вами решаем вместе — нам уже поступили сотни заявок. Продолжайте присылать ваши идеи. Делитесь тем, что вы знаете о ваших любимых местах, памятниках и героях — эта информация войдет в материалы проекта. Давайте сделаем Карелии подарок ко дню рождения — напишем о ней по-настоящему интересную книгу!