Карельский окатыш

Мы говорим ГОК, подразумеваем — Костомукша. Железо, которое веками добывали на северо-западе России. Уникальный комбинат, построенный на самой границе Советского Союза вместе с финнами. В новом выпуске проекта «100 символов Карелии» — ведущее предприятие по добыче и переработке железной руды в стране.

Железо Карелии. Фото: ИА "Республика" / Лилия Кончакова

Железо Карелии. Фото: ИА "Республика" / Лилия Кончакова

Что такое окатыш? Комочек обогащенной и обожженной железной руды, полуфабрикат металлургического производства. Из окатышей при доменной плавке получают чугун.

Месторождения железа в Карелии известны с ХI века. Добывали руду озёрную и болотную — минерал (бурый железняк) залегал на дне, неглубоко. Присутствие железа определяли с помощью березовой коры: дерево опускали в воду — и если наружный слой разъедало до нежной внутренней кожицы, начинали промысел.

Собирали озерную руду с плотов, черпаками (куски были некрупными). Железо выплавляли в кустарных домницах. Металл получался по тем временам высокого качества, на российских ярмарках стоил дороже, чем железо из других мест.

Жители Лопских погостов (среди них была и территория нынешней Костомукши) поставляли свое «болотное» железо в Поморье. Из него ковали огромные сковороды для солеварения (црены) и выпаривали в них морскую воду до образования соли.

В 1137 году русский князь Святослав Олегович выдал Софийскому собору в Новгороде уставную грамоту, где был определен налог с соляных варниц: «на мори от чрена и от салгы по пузу».

В переводе с поморской «говори» чрен (црен) — четырехугольный ящик, кованный из листового железа. Салга — котел, в котором варили соль. Пузом поморы называли мешок соли в два четверика, то есть объемом около 52 литров. Проще говоря, мешок с солеварни.

Русский этнограф финского происхождения Андреас Шерген в 1827 году путешествует по Северу и пишет в дневнике: «Крестьяне Костомукши выплавляют железо из болотной руды. Уверяют, что в озёрах также имеется железо».

Местные топонимы это подтверждают: Раутасуо — железное болото, Раутаваара — железная гора, Руостеоя — ржавый ручей.

Но к середине XIX века железоделательный промысел на севере нынешней Карелии сходит на нет: маленькие частные плавильни не могут конкурировать с фабричными. И пройдет целое столетие, пока на берегах озера Контокки не наступит новый железный век. Аэромагнитная экспедиция — три легких самолета — в сентябре 1946 года зафиксирует Костомукшскую геомагнитную аномалию.

Позже, уже в конце 1950-х, Институт геологии Карельского филиала Академии наук СССР продолжит изучение месторождения. Опубликованный по результатам исследования доклад гласит: Костомукшское железорудное месторождение следует рассматривать как одну из крупнейших в Союзе железорудных сырьевых баз.

Комбинат

Что такое «Карельский окатыш»? Современный комбинат по добыче и переработке железной руды. С 1999 года он входит в компанию «Северсталь» (гигант сталелитейной и горнодобывающей промышленности России). По объему производства железорудных окатышей карельское предприятие сегодня занимает первое место в стране.

Максим Воробьев. Фото: ИА «Республика» / Лилия Кончакова

Максим Воробьев

— Сегодня мы уверенно и твердо стоим на ногах, — говорит генеральный директор комбината Максим Воробьёв. — И это не далось нам легко. Но в последние годы производство только растет (в этом году планируем выпустить 11 800 000 тонн товарной продукции, рекордный объем). На окатыши сегодня стабильный спрос, предприятие загружено на сто процентов.

Но мы не стоим на месте, модернизируем производство. В комбинат вкладываются серьезные деньги, инвестиции в этом году тоже рекордные — 12,5 миллиарда рублей. Беспрецедентная цифра, за несколько последних лет объем вложений в предприятие вырос в разы.

 

На этих фото почти нет людей — на современном производстве это норма. Но на комбинате работают около четырех тысяч человек, почти в каждой костомукшской семье есть сотрудник ГОКа. Специалистов сегодня даже не хватает — их готовят и в Костомукшском политехническом колледже, и в местном учебном центре «Перспектива».

Средняя зарплата рабочего на предприятии — 73 тысячи рублей. Требования к профессионалам жесткие, а к безопасности, трудовой дисциплине — и того жестче. К примеру, ежедневно каждый сотрудник комбината проходит алкотестирование. А если не проходит — увольнение.

Еще одна цифра: за прошлый, 2020 год, «Карельский окатыш» перечислил в бюджет Карелии 2,5 миллиарда рублей. ГОК в Карелии — один из крупнейших налогоплательщиков.

Северная руда. Фото: ИА "Республика" / Игорь Георгиевский

Северная руда. Фото: ИА «Республика» / Игорь Георгиевский

При строительстве Костомукшского ГОКа предполагалось, что запасы железной руды в Костомукше иссякнут к 2032 году. Нет железа — нет комбината — нет работы. Такая участь постигла многие моногорода Карелии и России.

Ждать не стали. Начали проект «Разведка глубоких горизонтов»: бурили скважины (на километр, на полтора), работали с геологами и наукой — на перспективу. И отодвинули дату: новые технологии позволят комбинату добывать руду на севере Карелии минимум до 2052 года.

Максим Воробьев. Фото: ИА "Республика" / Лилия Кончакова

Максим Воробьев

— У нас руда есть, — уверенно говорит Максим Воробьев. — Сегодня благодаря новому проекту ЦПТ (циклично-поточная технология — прим. авт.) мы увеличиваем сроки работы месторождения. Думаю, ближе к 2030 году будем решать вопрос и о подземной разработке. Опыт такой у «Северстали» есть — на Оленегорском комбинате.

Циклично-поточная технология — крупнейший проект со времен строительства комбината, он позволит снизить затраты, позаботиться об экологии. Строить начинаем в Центральном карьере «Карельского окатыша». Внизу поставим дробилки, два конвейера и комплекс укладки. На поверхность дробленую руду и вскрышу будут поднимать наклонные ленточные конвейеры. Затем руда — на склад, вскрышные породы — в отвал.

 

— Этот проект, безусловно, подразумевает, что мы откажемся от части большегрузной техники, — продолжает Максим Воробьев. — Уберем полтора десятка карьерных самосвалов. Меньше выхлопных газов, природе и людям легче.

Проект очень большой, мы вложим в него почти 9 миллиардов рублей — это к вопросу об инвестициях. И очень серьезные средства мы сегодня вкладываем в программу по автоматизации и цифровизации, больше 200 миллионов рублей. Автоматизируем производство так, чтобы всё работало как автопилот в самолете.

С проектом циклично-поточной технологии «Карельский окатыш» зарегистрировался как резидент Арктической зоны. Это означает в будущем и государственную поддержку проекта.

Город

Костомукша — самый молодой город в Карелии, ему всего 38. Строили его вместе с финнами. С названием, кстати, определились не сразу: выбирали между Контокки и Костомукшей (такие деревни стояли здесь раньше). Был и еще один вариант – Сампо, мельница счастья.

 

 

В конце 70-х подписали контракт с «Финстроем». Строительство было самым крупным в истории российско-финляндских взаимоотношений: его ориентировочная стоимость в современных деньгах около 1,4 миллиарда долларов. Вместе с нашими строителями работали почти четыре тысячи специалистов из Финляндии.

Хотите деталей и подробностей? Смотрите фильм, снятый финнами о строительстве Костомукши. Кадры более чем тридцатилетней давности комментирует участник событий, переводчик Эйно Кирьянен.

 

 

Сегодня в Костомукшском городском округе живут около 30 тысяч человек. Средний возраст жителей города — чуть больше сорока. Много трудоспособного населения (больше 60%). Около шести тысяч — пенсионеров, примерно столько же детей дошкольного и школьного возраста.

Здесь нет ветхого жилья и перебоев с электроснабжением, городские дороги и тротуары вовремя вычищены, снег зимой бел и скрипуч. Во дворах многоэтажек стоят столетние сосны, их сохранили при строительстве.

Есть Дом культуры вполне столичного масштаба, бассейн и футбольное поле. А скоро появится и крытый хоккейный каток: комбинат уже финансирует проектные работы.

В 2020 году Костомукша впервые вошла в топ-10 моногородов России.

При составлении рейтинга организаторы учли почти два десятка показателей (качество и доступность инфраструктуры, развитие малого и среднего бизнеса, экономическую ситуацию).

Карьеры

— Мы с вами в Центральном карьере, глубина его около 350 метров, — говорит Николай Селезнев, начальник рудоуправления. — Можно посчитать по складкам: мы отрабатываем карьер 15-метровыми уступами. Сейчас находимся примерно на трехсотметровой глубине.

Николай Селезнев, начальник Рудоуправления. Фото: ИА "Республика" / Лилия Кончакова

Николай Селезнев

На комбинате Николай работает пятнадцать лет, начинал помощником машиниста буровой установки, затем стал горным мастером, а теперь и вовсе начальником. Под его руководством работает самая серьезная в мире техника.

— Экскаваторов — 26 единиц. Самый маленький ЭКГ-10, который мы сейчас видим, а есть четыре 20-кубовых. Плюс 72 самосвала (грузоподъемность от 90 до 235 тонн). Плюс фронтальные погрузчики, грейдеры и бульдозеры — самые большие в мире.

 

 

Из кабины даже самого маленького экскаватора обзор как с крыши трехэтажного дома. Машина новая, говорит машинист Андрей Чеглуков, всего две недели работаем на ней. Механика вся та же, но электрооборудование нового образца. Отличная машина: и вибрация снижена, и шум.

— Я на комбинате больше тридцати лет, — говорит Андрей. — Всякой техникой управлял, и времена вместе с предприятием переживал разные. Как сегодня работаем? Отлично.

 


Максим Воробьев. Фото: ИА «Республика» / Лилия Кончакова

Максим Воробьев

«Карельский окатыш» как символ Карелии представляет генеральный директор комбината Максим Воробьев:

— Окатыш — это как черная жемчужина, согласитесь? С историей, уходящей корнями в эту землю, в эти северные болота. Здесь столетиями люди добывали железо — есть летописи, которые это подтверждают, с указанием конкретных мест.

У нас с коллегами есть идея: в Суднозере вместе с Калевальским национальным парком  сделать такую точку на туристическом маршруте, где можно было бы старинным традиционным способом добыть болотную руду. Чтобы понять, какой это был тяжелый труд.

Наш комбинат продолжает традицию на самом современном уровне, конечно. Сегодня в экономическом смысле «Карельский окатыш», безусловно, — символ Карелии. Потому что наше предприятие отлично работает и быстро развивается. Наш коллектив, наши люди — это символ умения, смелости, твердости, профессионализма. Мы преодолеваем сложности и находим решения, которые позволяют нам быть успешными.


Над проектом работали:
Мария Лукьянова, редактор проекта
Елена Фомина, журналист, автор текста
Лилия Кончакова, фотограф
Игорь Георгиевский, фотограф
Игорь Фомин, художник
Павел Степура, вёрстка
Елена Кузнецова, консультант проекта

Идея проекта «100 символов Карелии» — всем вместе написать книгу к столетию нашей республики. В течение года на «Республике», в газете «Карелия» и на телеканале «Сампо ТВ 360°» выйдут 100 репортажей о 100 символах нашего края. Итогом этой работы и станет красивый подарочный альбом «100 символов Карелии». Что это будут за символы, мы с вами решаем вместе — нам уже поступили сотни заявок. Продолжайте присылать ваши идеи. Делитесь тем, что вы знаете о ваших любимых местах, памятниках и героях — эта информация войдет в материалы проекта. Давайте сделаем Карелии подарок ко дню рождения — напишем о ней по-настоящему интересную книгу!