Карельский народ

Какой видится Карелия издалека? Ели-сосны-озёра, калитки и девушки в национальных костюмах. Одним словом, медведь с балалайкой, точнее — с кантеле. В новом выпуске проекта «100 символов Карелии» мы расскажем о карелах — людях, которые дали имя нашей республике.

Печем калитки в карельской деревне Кинерма, самой красивой в России. Фото: ИА "Республика" / Игорь Георгиевский

Печем калитки в карельской деревне Кинерма, самой красивой в России. Фото: ИА "Республика" / Игорь Георгиевский

Сразу расставим точки над ā. На территории Карелии долгие века жили вместе несколько народов — каждый из них внес что-то свое в исторический облик республики. Самое большое влияние (помимо русских) оказали карелы, вепсы и финны.

Последнюю тысячу лет они жили бок о бок, обменивались культурными достижениями, смешивались — и в результате появились современные прибалтийско-финские народы, живущие в нашей республике. Однако внутри каждого из них есть отдельные группы. Иногда они различаются диалектом своего языка, иногда — местом проживания, а порой и тем и другим.

О вепсах и финнах в нашем проекте мы расскажем чуть позже, сегодня речь о титульном этносе: именно карелы дали название нашей республике.

Карелы

Немножко цифр. Сегодня компактные места проживания карелов — Олонецкий (53%), Пряжинский (32%) и Калевальский (36%) национальные районы. Доля карелов в республике — 7,1% (по переписи 2010 года — 45 530 человек).

В карельском народе ученые традиционно выделяют три группы, которые различаются прежде всего особенностями языка и местом проживания. Статистика их объединяет, но на территории нынешней республики живут ливвики, людики и собственно карелы.

 

Собственно карелы

На севере республики вот уже несколько веков живут люди, которые называют себя просто — «карелы». Ученые именуют их также «собственно карелы» или «северные карелы». Их язык наиболее близок к финскому, чаще всего его считают эталонным диалектом карельского.

Живут собственно карелы на территории Калевальского, Лоухского, Беломорского, Сегежского, Муезерского, Медвежьегорского (бывшего Паданского) районов.

Карелы-ливвики

В Олонецком районе и на части района Пряжинского исторически расселились карелы, именующие себя ливвиками. Живя в Приладожье, ливвики долгое время контактировали с вепсами и более западными племенами финно-угорского происхождения, поэтому их язык богат заимствованиями из вепсского и некоторых западно-прибалтийских языков.

Карелы-людики

В Пряжинском и Кондопожском районах живут карелы-людики. Их язык испытал самое большое влияние языка вепсского, также на его развитие повлиял собственно карельский диалект.

Карелы, конечно же, живут не только на территории республики. Значительная группа еще в средние века поселилась в Тверской области. Их самоназвание — тверские карелы, а язык их ближе всего к собственно карельскому. Живут карелы в Санкт-Петербурге, Мурманской и Ленинградской областях, в Москве.

Отдельный вопрос — карелы в Финляндии. В XX веке большую их часть окончательно ассимилировали финны, однако до сих пор в соседней стране, по некоторым оценкам, проживает до 25 тысяч карелов.

В мире на сегодняшний день насчитывается почти 90 тысяч карелов. Более 60 тысяч живут в России, около 25 тысяч — в Финляндии. В Карелии проживает 45 тысяч карелов, в Тверской области более 7 тысяч, остальные — в Санкт-Петербурге, Мурманской, Ленинградской и Новгородской областях, а также в Москве.

Карельский язык

 

Наталья Николаева, директор Олонецкого музея карелов-ливвиков, — карелка. На ливвиковском наречии говорит, хотя и не так свободно, как говорили в ее семье когда-то. Как ни жаль, считает она, но живой повседневный карельский уходит из жизни жителей Олонца.

Почти до конца двадцатого века на карельском люди говорили только дома. В 1940 году язык был лишен статуса официального и принудительно вытеснен из всех сфер применения, кроме бытовой.

К вопросу вернулись только после перестройки. В 1989-м власти Карелии официально утвердили алфавит карельского (ливвиковского наречия).

Единый алфавит карельского языка был утвержден постановлением правительства республики только в 2007-м. Спустя семь лет в него было внесено изменение: добавлена буква Cc.

Карельский язык - алфавит

На каком языке говорят и пишут сегодня коренные жители республики?

В Калевальском и Лоухском районах — на собственно карельском, близком к финскому. На юге и в центральной части — на ливвиковском и людиковском диалектах карельского языка.

Алфавит общий, лексика часто похожа, но говорят южные и северные карелы на разных наречиях.

 

 

 

Дом карельского языка

— Моя мама родилась в соседней Кинерме, — рассказывает Ольга Гоккоева. — Теперь в Кинерме живет моя сестра Надежда со своей семьей. Но выросли мы в Петрозаводске, сюда приезжали только на лето.

Помню, в детстве едешь на автобусе и слышишь только карельскую речь. И смех, постоянный смех! Такое ощущение, что все говорят одновременно, никто друг друга не слушает — все говорят и все смеются!

Сёстры. Надежда Калмыкова и Ольга Гоккоева. Фото: Игорь Георгиевский

Сестры. Надежда Калмыкова и Ольга Гоккоева. Фото: Игорь Георгиевский

Карельский (как и финский) Ольга выучила уже в университете. Давно живет в Финляндии, но в Карелию приезжает всё время, и не только с сестрой повидаться. В Ведлозере Ольга построила дом. Не для себя — для жителей деревни. Дом карельского языка.

— Я хочу сохранить культуру своего народа. Я хочу, чтобы люди не стеснялись говорить на родном языке. Столько лет их гнобили, столько лет они молчали. Говорили по-карельски только дома, в семье.

 

 

 

Деньги на Дом карельского языка собирают всем миром. Помогают кто чем может: один заявки на гранты пишет, другой калитки для туристов печет.

Никакого обязательного правила говорить здесь только на родном языке нет. Но Дом карельского языка в Ведлозере — это в последние годы настоящий национальный центр республики.

— У нас Дом карельского (не ливвиковского!) языка, — утверждает Ольга Гоккоева. — Мы не делим свой народ на ливвиков, людиков и собственно карелов. И работаем со всеми, хотим, чтобы люди слышали друг друга.

Я считаю, что без родного языка и без понимания, откуда ты идешь, очень трудно вырасти гармоничным человеком. Я, к примеру, в любой стране хорошо себя чувствую, даже если не знаю языка. Потому что знаю, кто я, знаю, откуда я.

И всегда гордо о своем происхождении заявляю. Потому и не ношу национальные костюмы: после пяти минут разговора со мной все знают, что я карелка!

Ольга Гоккоева. Фото: ИА "Республика" / Игорь Георгиевский

Ольга Гоккоева. Фото: ИА «Республика» / Игорь Георгиевский


Наталья Воробей. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Наталья Воробей. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Карелов в проекте «100 символов Карелии» представляет Наталья Воробей, председатель Союза карельского народа:

— Сегодня карельский язык перебирается из деревни в город вместе со своими носителями. Из простого, бытового он превращается в язык общения творческой интеллигенции, и не только национальной.

На курсы ливвиковского и собственно карельского каждый год записываются и те, у кого есть национальные корни, и те, кто хочет глубже узнать историю и традиции нашей республики. Без языка это невозможно.

Карельский адаптируется к новым, современным реалиям: в «ВКонтакте» есть интерфейс на собственно карельском наречии, активно развивается Википедия на ливвиковском. Мы говорим на карельском на работе и в семье. А пока жив язык — живет и народ.


Наталья Воробей не карелка. Отец белорус, мама — русская, хотя и из вепсской деревни Ревсельга. Язык (собственно карельское наречие) Наталья начала изучать в педагогическом училище, затем продолжила на факультете прибалтийско-финской филологии и культуры Петрозаводского университета.

— Но по-настоящему я заговорила только тогда, когда пришла работать на телевидение, в национальную редакцию. И поехала в командировки на север Карелии: в Калевалу, в Юшкозеро. В командировках я даже сны вижу на карельском.

А еще Наталья говорит на родном (уже родном!) языке с дочерью Тарьей.

 

 

 

— До трех лет, пока я была в декретном отпуске, говорила с ребенком только на карельском. И первый язык, на котором заговорила моя дочь, — это карельский язык.

Я понимаю, что это может остаться просто в семье, на уровне «давай попьем чаю / одевайся / пошли». Конечно, этого мало. И таскаю ее на все национальные мероприятия, чтобы слышала речь, чтобы было с кем поговорить. Ребенку было девять месяцев, когда я повезла ее в Лахти, в Финляндию, на Конгресс финно-угорских народов. Сейчас смотрю на эти фотографии — ну вот нормальная мама?!

Теперь в детском саду уже Тарья учит воспитателей карельскому языку. Сложила кубики — и объяснила всем, что построила KOTI.

Потому что koti — это дом.


Над проектом работали:
Мария Лукьянова, редактор проекта
Елена Фомина, автор текста
Игорь Георгиевский, фотограф
Николай Смирнов, фотограф
Борис Касьянов, фотограф
Владимир Волотовский, оператор
Илья Дедюшко, режиссер
Павел Степура, вёрстка
Елена Кузнецова, консультант проекта


Идея проекта «100 символов Карелии» — всем вместе написать книгу к столетию нашей республики. В течение года на «Республике», в газете «Карелия» и на телеканале «Сампо ТВ 360°» выйдут 100 репортажей о 100 символах нашего края. Итогом этой работы и станет красивый подарочный альбом «100 символов Карелии». Что это будут за символы, мы с вами решаем вместе — нам уже поступили сотни заявок. Продолжайте присылать ваши идеи. Делитесь тем, что вы знаете о ваших любимых местах, памятниках и героях — эта информация войдет в материалы проекта. Давайте сделаем Карелии подарок ко дню рождения — напишем о ней по-настоящему интересную книгу!