Карельский Дед Мороз

Мороз на Севере суровый, ночь темная, сугроб до шапки достает. Наверное, потому и отмечали карелы сюндуму (наступление нового года) от Рождества Христова до самого Крещения, чуть не весь январь. Карельские Морозы и Морозцы не велят детям сидеть по домам — об этом читайте в очередном выпуске проекта «100 символов Карелии».

Талви Укко, главный карельский Дед Мороз. Фото: "Республика" / Николай Смирнов

Талви Укко, главный карельский Дед Мороз. Фото: "Республика" / Николай Смирнов

Зимних волшебников в Карелии целых трое: Талви Укко, Дед Халла и Паккайне. У каждого своя история, своя легенда. Запрягаем оленей, собак и отправляемся по Карелии — искать настоящего Деда Мороза. Поехали!

Паккайне

Карельская зима начинается в Олонце. Так, по крайней мере, считают карелы-ливвики: местный герой Паккайне много лет в начале декабря приглашал в гости всех Дедов Морозов страны. В следующем году в Олонце пройдут юбилейные, двадцатые Зимние Игры.

 

Легенда о Паккайне родилась в Олонецком национальном музее. Чем привлечь туриста в маленький уездный город? Летом понятно: озера, рыбалка, ягоды-грибы. А зимой? Можно устроить фестиваль снежных скульптур. Или соревнования на лыжах. Можно снежную крепость — Олонец в XVII веке начинался с крепости, почему не построить ее зимой из снега?

Наталья Николаева, директор Олонецкого национального музея карелов-ливвиков. Фото: ИА "Республика"

Наталья Николаева

— Ничего нет более верного и более интересного, чем история, — считает Наталья Николаева, директор национального музея в Олонце. — Мы залезли в архивы, стали читать карельские сказки, расспрашивать жителей. Почему карельские дети любят зиму? Санки, снегоступы, городки? Чтобы согреться, надо много двигаться. Много двигаешься — становишься сильнее, будущему охотнику без ловкости никуда. Так что зимние подвижные игры, они у карелов — основа.

Олонец всегда был купеческим городом. Купцы занимались извозом, ездили с товаром в Петрозаводск и в Петербург. Брали с собой домочадцев — город посмотреть, покупки сделать. Иногда задерживались. И, бывало, беременные жены рожали прямо в санях. Однажды в Олонце в первый день зимы на пути домой в купеческой семье родился мальчик. И назвали его Паккайне — Морозец. Не дедушка Мороз — а парень-балагур, вечный холостяк.

Валерий Куцабов в роли Паккайне. Фото: Игорь Георгиевский

Валерий Куцабов

Много лет подряд в роли Паккайне выступал олончанин Валерий Куцабов, молодой пенсионер и вечно молодой карельский Морозец. С детьми (да и со взрослыми) он находит общий язык сразу: двадцать два года проработал в детском доме.

— В середине декабря мы едили в Умбу (в Мурманскую область) на открытие Терема Мороза Поморовича, — рассказывает Валерий. — Паккайне там всех заговорил-заболтал. Потому что если уж выходишь на сцену — шути, пой, говори по-карельски! Я же родом из олонецких купцов, крепивших славу дедов и отцов. Мой край родной — Олонка и Мегрега, где путь лежал, что из варягов в греки. Ну вот, опять в роль вошел.

Дед Халла

Карельскому Деду Халла сразу и пять, и пять тысяч лет.

Дед Халла. Источник: dedhalla.ru

Дед Халла. Источник: dedhalla.ru

С древнесаамского имя Халла переводится как «мороз». На свет ребенок появился трескучей морозной ночью (о родителях легенда умалчивает, но зато сообщает, что Халла — старший брат Санта-Клауса). Живет этот дед в карельских лесах. В правой руке у него волшебный посох: им он замораживает злые мысли. В левой руке у карельского Мороза — волшебный колокольчик. Когда он звенит, в небе загорается новая звезда (а падающие звезды говорят о сбывшихся желаниях).

Проект туристического агентства «Калева Тур» («Карельское поместье Деда Халла») пять сезонов отработал в Нижней Салме, в восьмидесяти километрах от Петрозаводска. Здесь гости водили карельский хоровод — круугу, осваивали бытовую магию в Школе домовят, учились кататься на старинных лыжах-шукшах.

Поденная записка, учиненная во время обозрения губернии правителем Олонецкого наместничества Державиным. 1785:

«По причине глубоких снегов лопляне на лошадях не ездят, но употребляют для перехода дальних расстояний шукши (лыжи), из коих одна длиною в четыре аршина, шириною же в 3 вершка и всегда бывает березовая, другая же бывает из разного дерева и длиною в три аршина, шириною же равная с первой…

Шукши сии во всем сходствуют с употребляемыми на льду коньками, исключая, что идущий на оных подпирается палкою с кружком на конце, палка сия препятствует шукшам погрязать в снегу. В морозный ясный день перебегают на оных до 70 верст. Повествуют, что великий Петр называл народ сей птицами, летающими на деревянных крыльях и питающимися древесной корой».

Этой зимой саамский дедушка работает на удаленке: не привился вовремя от коронавируса, а возраст — 65+.

Ия Богоявленская. Фото из личного архива

Ия Богоявленская

— Ну а если говорить серьезно, то нынешней зимой Дед Халла не встречает гостей, потому что переезжает, — рассказывает директор «Калева Тур» Ия Богоявленская. — Мы планируем разместить поместье поближе к Петрозаводску. И над новой программой работаем: наши туристы хотят увидеть не просто зимнюю историю, но максимально карельскую, национальную. Тут уж одними калитками не отделаешься.

Талви Укко

Как-то две собаки Куттэ и Мюттэ возвращались вечером из леса. Вдруг из-за туч вышла яркая звезда. Куттэ и Мюттэ пошли на ее свет — и нашли в снегу ребенка. Принесли его хозяевам, паре охотников (у тех не было детей). Нарекли малыша Талвино. И спустя время заметили, что младенцу в жаркой избе неуютно. А вот на улице в морозный день щеки его горели, глаза сияли и готов он был играть до бесконечности и с собаками, и с новыми друзьями: волком Хукку, лосем Хирви, зайцем Яно и мишкой Конди.

 

Ходить на охоту мальчик не любил (жалел зверей), а вот новогодние подарки соседским детям развозил с радостью. Завел для этого ездовых собак, хаски и маламутов. Шли годы, мальчик вырос, отрастил бороду и обзавелся пушистой шапкой. А называться стал Талви Укко, «зимний дед» по-карельски.

— Дед Мороз по-карельски — Pakkasukko, звучит как паккасукко. Если быстро произносить, получается не очень-то благозвучно, — рассказывает Николай Столяров, основатель вотчины главного карельского Деда Мороза. — Я поговорил с карелами, и мы выбрали вариант получше — Talviukko, «зимний дед».

Николай Столяров в турбизнесе почти двадцать лет. Родился в поселке Куркиёки (Лахденпохский район), учился и жил в Петрозаводске. А потом взял и уехал на Сямозеро, в Кудаму, где создал турбазу и питомник ездовых собак. Фото: "Республика" / Николай Смирнов

Николай Столяров в турбизнесе почти двадцать лет. Родился в поселке Куркиёки (Лахденпохский район), учился и жил в Петрозаводске. А потом взял и уехал на Сямозеро, в Кудаму, где создал турбазу и питомник ездовых собак. Фото: «Республика» / Николай Смирнов

Идея резиденции карельского Деда Мороза родилась, когда финские партнеры пожаловались Николаю, что после введения санкций (да плюс евро подскочил) жители России перестали ездить в Рованиеми, в деревню Санта-Клауса.

Не едут в Суоми — поедут в Карелию, решил Николай. Нашел участок неподалеку от Чалны, в 23 километрах от Петрозаводска. Построили дом, вольеры для ездовых собак, и накануне 2016 года Талви Укко принял первых гостей. А уже через год в резиденцию приехали за зиму 20 тысяч туристов.

Сегодня в Чалне зимняя сказка: саамская деревня, олени, собаки. Подворье Талви Укко: здесь городские дети иногда впервые видят живых гусей, овец, поросят. К нынешнему сезону построили еще один большой дом — теперь Талви всех приглашает к себе в гости, на чай с домашними пряниками. Ну и профессиональное фото с дедушкой на память каждому, куда без него.

Зимой в вотчине Талви Укко для детей и неленивых взрослых организовано с десяток программ на свежем воздухе. Вам выдадут potkuri (традиционные финские санки) и научат играть в кюккя, карельские городки. Прокатят на снегоходах, на оленьих и собачьих упряжках. Расскажут про героев «Калевалы» и угостят традиционными карельскими пирожками.


Николай Столяров. Фото: "Республика" / Николай Смирнов

Николай Столяров

Карельского Деда Мороза как символ представляет Николай Столяров, руководитель проекта «Вотчина карельского Деда Мороза Талви Укко»:

— Карелия — это зима! Снег, елки, сосны — открытка и праздник. А какой зимний праздник без Деда Мороза?

Конечно, наш Талви Укко персонаж молодой, но зато ни на кого не похожий. Настоящий, карельский. И приезжают к нему в гости не только из России.

Вчера утром открываю ворота (еще темно), смотрю: люди стоят растерянные, по-английски разговаривают. Подошел помочь, выяснилось — американцы. Сразу меня вопросам закидали: это вы Дед Мороз? Утром, что ли, бороду сбрили? Как, говорите, вас зовут — Николай? О, святой Николай, Санта-Клаус!

Так что к Талви Укко, карельскому Деду Морозу, люди сегодня со всего мира приезжают. За прошлый год — около 40 тысяч туристов. Конечно, нам еще расти и расти до международного уровня. Но главное, я считаю, нам верят дети. Им, кстати, обязательно надо Талви за бороду подергать: настоящая ли?

Дети пишут Талви Укко много писем. И что удивительно, редко клянчат у дедушки игрушки и айфоны. Дети стали какие-то мудрые. Просят, чтобы мир был на земле, чтобы мама была здорова, и бабушка. Вот это по-настоящему трогает.


А олени лучше

Начиналась вотчина Талви Укко с собачьих упряжек. Но мы же не хуже финского Санты? И очень скоро в хозяйстве карельского Деда Мороза появились северные олени. Сегодня их девять, все ходят в упряжке.

Это тундровые олени, их на Севере (в отличие от лесного оленя, который включен в Красную книгу) разводят на фермах. Николай Столяров первым в Карелии решился использовать оленью упряжку в туризме.

 

— Как думаете, почему в Карелии почти нет оленьих упряжек? Потому что содержать оленей — не то же самое, что ездовых собак. В неволе они гибнут. И прежде чем взяться за дело, я основательно изучил вопрос, — рассказывает Николай.

Взрослому самцу нужно около 10 килограммов ягеля в день. Поэтому время от времени оленей нужно вывозить на пастбища. В день стадо может пройти 40-50 километров (миграционные пути не меняются, отследить легко). Ягель вырастает за год всего на несколько миллиметров — но олени снимают только верхний слой, ничего не вытаптывая и не нарушая. Через год можно пасти снова.

— Сначала мы отправляли наших оленей в Ловозерье, в Мурманскую область. Сейчас отвозим в Кудаму — ягеля в лесах много. С ними едет оленевод: пасет, следит и возвращает в вотчину Талви Укко. Приезжайте, прокатим на упряжке!

Так вот ты какой, северный олень! Фото: "Республика" / Николай Смирнов

Так вот ты какой, северный олень! Фото: «Республика» / Николай Смирнов

Кудама

От Чалны до Кудамы по прямой — полсотни километров. За пару часов вполне можно добраться по лесу на собачьих упряжках.

Здесь в питомнике Good dogs работает Александр Столяров, сын Николая. Каюр, спортсмен мирового уровня, победитель международной гонки La Grande Odyssee, одной из сложнейших в мире.

Александр Столяров запрягает упряжку. Фото: ИА "Республика" / Лилия Кончакова

Александр Столяров запрягает упряжку. Фото: ИА «Республика» / Лилия Кончакова

— Обычно туристов (и детей, и взрослых) просто катают на собачьей упряжке по лесу или по озеру, — говорит Александр Столяров. — У нас программа другая: мы учим туристов упряжкой управлять. А поскольку собаки у нас спортивные (с ними нужно много работать, готовить к гонкам), то и туристические заезды мы координируем с нашим тренировочным планом. Есть заявка на определенную дату? Смотрим на график работы упряжек, тур и маршрут продумывается под уровень формы собак. Это такая же тренировка, просто на упряжке стою не я, а турист.

 

В питомнике сегодня сто собак. Не милые голубоглазые сибирские хаски, а серьезные аляскинские — для побед на длинных дистанциях. А на коротких работают скандинавские хаунды. Они поначалу гостей обескураживают: как лысая собака может жить на улице? А тем более бежать в мороз?

Вита Чёрная. Фото: ИА "Республика" / Лилия Кончакова

Вита Чёрная

— Половина собак у нас гладкошерстные, — рассказывает Вита Чёрная (вместе с мужем Александром она руководит питомником). — Шерстяные работают на длинных дистанциях: они выносливее, мороз лучше держат. А хаунды, можно сказать, спринтеры. Эти собаки работают на очень высокой скорости, с очень высокой интенсивностью отдачи. Короткая шерсть позволяет им не перегреваться.

На суперспринтах упряжка хаундов может развить скорость до 45 километров в час. На дистанции в сорок километров даже средняя скорость — почти 30. В лесу собачья упряжка запросто обгоняет снегоход: и быстрая, и маневренная.

— В современных ездовых собаках намешано около двадцати пород, — продолжает Вита. — От борзых — нейронные связи, которые позволяют идеально координировать тело. От легавых — сердечно-сосудистая система. Собирали современную ездовую собаку сто лет, долго и кропотливо. Как конструктор.

Сейчас у нас около 50 собак основного состава, их можно готовить к гонкам. Но есть и ветераны, они в соревнованиях не участвуют. Такая счастливая пенсия, гуляй себе сколько угодно. Но собаки всё равно хотят бегать в упряжке — любят! И когда позволяют погодные условия, мы запрягаем их, чтобы просто порадовать.



В Кудаме для туристов — программа полного погружения, люди обучаются управлять упряжкой самостоятельно. Стартуют на спортивных нартах (не на деревянных саночках). И, как говорят хозяева питомника, учатся быстро: 10-15 минут объясняем, первый круг новичок едет на тормозе, а на втором круге уже нормально управляет упряжкой.

— В такую упряжку мы не ставим собак, которые будут ломить, большой скорости можно не бояться, — говорит Александр. — Выбираем девочек: они и поспокойнее, и послабее. А в управлении в принципе нет ничего сложного. Мягкий тормоз, ты контролируешь упряжку, в любой момент замедляешься. Взрослый человек на таком мокром снегу, как сегодня, может легко остановить собак.

Матросы

Большой питомник (90 собак) есть и в поселке Матросы. Отсюда можно отправиться на собачьей упряжке на самый север Карелии — вдруг там, на вершине Паанаярви живет еще один тайный карельский Санта?

 

В питомнике в Матросах выращивают чукотских ездовых, самых спокойных и трудолюбивых. Собаки круглый год живут и спят на улице. Кстати, у этой породы нос мокрым и холодным не бывает, мокрый нос в чукотские минус пятьдесят и отморозить недолго.

Собака на Севере и защитник, и охотник, и транспорт. Попробуй-ка зимой от деревни к деревне по лесу без упряжки добраться! Лыжи лыжами, а поклажу кто повезёт?

И тянут северные собаки нарты уже тысячи лет. В 1989 году экспедиция Института Арктики и Антарктики обнаружила на острове Жохова (архипелаг Новосибирские острова) стоянку древних людей. Вечная мерзлота сохранила орудия и украшения из дерева, бересты, рогов северного оленя и бивня мамонта. А также нарты и костные останки собак. Возраст находки — не менее 8-9 тысяч лет. Ученые считают, что выглядели эти собаки очень похожими на современных хаски.


Владимир Атласов в своей «скаске» о походе на Камчатку (1697) пишет:
«А скота никакова у них нет, только одне собаки, величиною против здешних, только мохнаты гораздо, шерсть на них длиною в четверть аршина».


Наши карельские «чукчи» и сегодня продолжают традицию. Ходили на Северный полюс с Федором Конюховым, работали в трансконтинентальной экспедиции Жиля Элькема (золотая медаль Французского географического общества). Снимались фильмах Лунгина и Тодоровского.

В Матросах туристам могут предложить экспедицию попроще. 30-40 километров в день (больше неподготовленному туристу не осилить), от деревни к деревне. Матросы — Пряжа — Святозеро — Маньга — Киндасово. С ночевками в избах (или в палатках, по желанию). Кстати, чукотские ездовые — гарантированная охрана от волков при ночевке в лесу. Они стайные, а волки чужую стаю обычно уважают.

Виктор Симонов. Фото: Игорь Георгиевский

Виктор Симонов

Виктор Симонов, путешественник, полярный гид, руководитель компании «Скифы-тур»:

— Мы организуем путешествия разного уровня, иногда отправляемся в настоящую глухомань. В середине января идем в экспедицию на Паанаярви, в национальный парк. Будем на собачьих упряжках подниматься на Кивакку, потом на Паанаярви, на водопад Киваккакоски — и выходить в зашеек. Всего 200-250 километров. Едем тремя упряжками, всего тридцать собак.

Эта группа ко мне приезжает уже не первый год, подготовлена хорошо. Но в принципе для такой экспедиции необязательна очень уж серьезная подготовка, управлять собаками не так сложно. Этой зимой мы планируем семь экспедиций: в Карелию, Архангельскую и Мурманскую область. Всё как раньше, когда без собачьей упряжки на Севере было никуда.

Мезенский самоед. Фото: Яков Лейцингер. Типы и виды Архангельской губернии, 1887

Мезенский самоед. Фото: Яков Лейцингер. Типы и виды Архангельской губернии, 1887

Карельские приключения

А теперь забудем про взрослые серьезные экспедиции и отправимся в карельский лес — с детьми. Чтобы не только набрать полные валенки снега, но и чему-то научиться. Штаны надеваем непромокаемые, телефоны в сугроб не роняем. В карманы обязательно кладем орехи (вдруг белка?).

Подборка небольшая, но свежая. Пригодится и местным жителям, и туристам, которые приехали в Карелию с детьми.


Строим шалаш. Фото: Сергей Филенко

Строим шалаш. Фото: Сергей Филенко

ПЕТРОЗАВОДСК. Загородная прогулка «Лесная тропинка»

Сергей Филенко, гид по выживанию в дикой природе, заманивает в чащу детей и их родителей. Каждому выдают лопату — строить снежную пещеру. Костер? Обязательно: огнивом и кремнем Сергей высекает искры и раздувает огонь (облака удушливого дыма гарантированы).

Далее сосиски и зефирки, приготовленные на костре, и рассказы о том, как при любой погоде на пятачке дикого леса уютно устроиться (с безопасным костром, навесом от дождя и снега, нескучными забавами).

Возраст: 6-12 лет. Продолжительность: 2 часа.


Вот они, снегоступы. Источник: ostrova10.ru

Вот они, снегоступы. Источник: ostrova10.ru

УРОЗЕРО. На снегоступах

На турбазе под Петрозаводском для детей сразу несколько программ: тут тебе и поход к огромной ели (спойлер: в самый неожиданный момент может выскочить заозерский Дед Мороз), и Новый год по-фински — о традициях Рождества в Суоми.

Но самое любопытное — научиться ходить на снегоступах. Осваиваем их в теплом чуме. Четверть часа на примерку-подгонку, технику ходьбы и безопасности. А потом палки в руки — и вперед. На часовую прогулку по лесу с выходом на озеро. В финале — глёг и печенье.

Возраст: 12-17 лет. Продолжительность: 2 часа.


Ловись, рыбка, маленькая и маленькая. Фото: Илья Тимин

Ловись, рыбка, маленькая и маленькая. Фото: Илья Тимин

ОНЕЖСКОЕ ОЗЕРО, СЯМОЗЕРО. Зимняя рыбалка

Конечно, если ваш папа рыбак и ваш дедушка рыбак, никакой специальной программы не нужно. Выходи на лед и сверли лунку.

Но если вы приехали в Карелию издалека и знать не знаете про рыбные места, то рыбалку вам организуют. И шарабан выдадут, и на снегоходе на Онежское озеро вывезут (скажем, к Ивановским островам). И лунку помогут просверлить. Только не рассчитывайте поймать лосося, ориентируйтесь на окуней и плотву.

Возраст детей: от 6 лет. Продолжительность: световой день (ну или как замерзнете).


Большое приключение. Источник: pro-camp.ru

Большое приключение. Источник: pro-camp.ru

МУЕЗЕРСКИЙ РАЙОН. Лагерь Матвея Шпаро «Большое приключение»

Сюда можно сдать ребенка на все каникулы. Зимняя программа лагеря — это и ездовые собаки, и лыжи, и коньки. Легко вашему чаду не будет: после подготовки на турбазе (учимся уверенно стоять на специальных походных лыжах), отправляемся в многодневное лыжное путешествие с собачьими упряжками.

Важно: много физкультуры, от которой не получится сбежать. Требуется пакет медицинских документов.

Возраст: 12-17 лет. Продолжительность: 10 дней.


Все на воздух! Карельский Дед Мороз Талви Укко желает вам хорошей зимы.


Над проектом работали:
Мария Лукьянова, редактор проекта
Елена Фомина, журналист, автор текста
Лилия Кончакова, фотограф
Игорь Георгиевский, фотограф
Николай Смирнов, фотограф
Виктор Давидюк, фотограф
Владимир Волотовский, оператор
Алексей Павлюченко, режиссер видео
Павел Степура, вёрстка
Елена Кузнецова, консультант проекта

Идея проекта «100 символов Карелии» — всем вместе написать книгу к столетию нашей республики. В течение года на «Республике», в газете «Карелия» и на телеканале «Сампо ТВ 360°» выйдут 100 репортажей о 100 символах нашего края. Итогом этой работы и станет красивый подарочный альбом «100 символов Карелии». Что это будут за символы, мы с вами решаем вместе — нам уже поступили сотни заявок. Продолжайте присылать ваши идеи. Делитесь тем, что вы знаете о ваших любимых местах, памятниках и героях — эта информация войдет в материалы проекта. Давайте сделаем Карелии подарок ко дню рождения — напишем о ней по-настоящему интересную книгу!