Карельский бальзам

Даже легкое погружение в историю самого знаменитого карельского напитка сразу же развенчивает два устойчивых представления о «Карельском бальзаме». Во-первых, он довольно молод. Во-вторых, у него есть автор. О том, кто придумал «Карельский бальзам» и чем он отличается от любых других бальзамов, а также о культуре пития на севере — в новом выпуске проекта «100 символов Карелии».

Конвейер ПЛВЗ. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Конвейер завода. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

«Карельский бальзам» стал вторым фирменным бальзамом в СССР. Первым был «Рижский бальзам», рецепт которого существует с 1847 года. В 1939 году семья Шрадеров, десятилетиями хранившая рецепт рижского черного бальзама, уехала в Германию. Это стало причиной полной остановки производства напитка в Риге. В 1950 году секрет приготовления бальзама был восстановлен с помощью народных рецептов.

«Карельский бальзам» был сертифицирован в 1976 году. В его составе около 30 ягод, трав и корений Карелии. К сегодняшнему дню «Карельский бальзам» имеет несколько десятков наград, по-прежнему выпускается на заводе в Петрозаводске.

Навскидку автором рецепта алкогольного напитка можно представить себе Дмитрия Менделеева, придумавшего, как говорят, состав 40-градусной водки в 1865 году. Между тем это, скорее всего, просто рекламный трюк. Авторство же «Карельского бальзама» признано специалистами и подтверждено почетной личными наградами с ВДНХ и медалью «За вклад в развитие пищевой промышленности». Никаких «авторских процентов», правда, бывший главный инженер, а потом и директор Петрозаводского ликеро-водочного завода, Валентина Трипецкая не имеет.

Валентина Трипецкая: "Я не оформила официально авторство на "Карельский бальзам". Раньше кто об этом думал?". Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Валентина Трипецкая: «Я не оформила официально авторство на «Карельский бальзам». Раньше кто об этом думал?». Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

— В начале 1970-х годов мы были молодыми и красивыми. Энергии и желания развиваться было много. Хотелось быть первыми. Между прочим, наше предприятие стало пионером звания предприятия высокой культуры. Первый секретарь райисполкома был в шоке, что звание получил именно ликеро-водочный завод, а не другое предприятие. Мы гордились высоким качеством нашей продукции, на уровне были эстетика производства и политическое воспитание. И мы подумали, почему в Риге есть свой бальзам, а у нас нет? Мне как главному инженеру предприятия выписали командировку, и я поехала на Рижский завод. Меня очень хорошо приняли, всё показали.

Как изобретали рецепт бальзама

В составе «Карельского бальзама» около 30 ингредиентов: ягоды, коренья, травы. Правильное их сочетание достигалось путем проб.

Валентина Трипецкая:

— Мы взяли набор ягод: малину, рябину, чернику, клюкву, добавили цветы липы, донник, зверобой. (В нашу задачу входило использовать местные дикорастущие травы). Впервые ввели туда гриб чагу. А потом стали изучать составы из разных комбинаций, консультировались со специалистами из Института биологии Академии наук. По количеству ингредиентов мы точно переплюнули «Рижский бальзам».

Неместным в составе было только бальзамное перуанское масло, экспортный продукт, который добавляют во все бальзамы.

КарДент - сеть стоматологических клиник


 

 

Валентина Андриановна рассказывает про технологию процесса:

— Берем ягоды и делаем из них настой — заливаем водно-спиртовой жидкостью. Через 12 дней делается первый слив, всё отжимается, потом заливаем второй раз и еще 12 дней выдерживаем. Настой каждой ягоды делался отдельно, потом собирали их вместе. Спирт использовался высшей ректификации, воду дополнительно фильтровали. После соединения трав делали первый залив, потом второй. Экспериментировали с долей сахара в напитке.

Поиски оптимального варианта состава «Карельского бальзама», сделавшего его знаменитым, шли два года. В 1976 году рецепт был утвержден в Москве экспертами на Центральной дегустационной комиссии Советского Союза. Проверялись вкус, аромат, крепость и полезность бальзама. Напиток получил хорошую оценку: 9,6 балла из 10.

Бутылки и этикетки

Оформлением этикеток фирменной алкогольной продукции занимались лучшие в Карелии художники и дизайнеры. Автором первых этикеток «Карельского бальзама» был Юрий Нивин. Дизайн коробки придумал художник из Ленинграда Глинтерник.

Юрий Нивин. Фото из семейного архива Л.А. Нивиной

Юрий Нивин. Фото из семейного архива Л.А. Нивиной

Часть продукции по примеру бальзама из Риги разливалась в керамическую посуду. Но, по словам Валентины Трипецкой, это было неэффективно:

— В керамике напиток плохо сохраняется из-за плохого глазурования внутренней части бутылки. Раньше не было возможностей делать это качественно, поэтому срок годности бальзама в керамике был ограниченным.

Завод

Валентина Андриановна Трипецкая приехала в Петрозаводск по распределению из Ленинградского техникума пищевой промышленности в 1952 году. Молодого специалиста поразили деревянные здания и тротуары в столице республики. Старое здание завода тоже было деревянным.

Руководители производства в здании старого завода. 1957 год. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Руководители производства в здании старого завода. 1957 год. Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

Валентина Трипецкая:

— Представьте себе: барак, и там стоят эти линии. Сначала почти все вручную делали. Потом поставили разливные автоматы Жукова, запечатывали бутылки в три приема: сначала забивали пробку, потом переворачивали бутылку и опускали горлышко в смолку. Это сколько операций было на одну бутылку! И смолка эта была пожароопасной. В 1963 году построили новый завод, и там уже все было прилично. Сначала стояли 3-тысячные автоматы (выпускали 3 000 бутылок в час), потом 6-тысячные, а потом запустили и 12-тысячные.

Раньше за год завод вырабатывал 20 млн литров, то есть, 40 млн бутылок. 40% бюджета республики составляли доходы от продажи алкоголя.

Онегомедиа

Будни и праздники ПЛВЗ. Торжественный прием в рабочий класс, встреча с делегацией. Страница личного альбома Валентины Трипецкой

Будни и праздники ПЛВЗ. Торжественный прием в рабочий класс, встреча с делегацией. Страница личного альбома Валентины Трипецкой

Борьба с алкоголизмом

О борьбе с алкоголизмом в стране в середине 1980-х Валентина Андриановна вспоминает с иронией.

Оказывается, первая антиалкогольная кампания в стране прошла именно в Петрозаводске. Об этом рассказывает историк, ведущий научный сотрудник Национального музея Карелии Михаил Данков, много лет изучающий историю и культуру севера в годы правления Петра I. Он может рассказать не только о стратегических решениях того времени, «Осударевой дороге», местном литейном производстве, но и о том, что люди ели и пили в XVIII веке. Говорит, что пили много, поэтому в интересах государственного дела нужно было искать способы ограничения пьянства.

Историк Михаил Данков может рассказать о петровском времени даже сакральное. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Историк Михаил Данков может рассказать о Петровском времени даже сакральное. Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

Михаил Данков:

— Когда главный командир нового пушечно-литейного Александровского завода Аникита Ярцов в 1772 году приступил к закладке производства, он повелел «при новостроящемся заводе вновь питейную избу строить не допускать». Пивоварню и пивной погреб, стоящие между медеплавильной и меховой фабриками, приказано было немедленно сломать.

По словам историка, в старом питейном доме водку и мед продавать было разрешено, но с ограничениями. Вино в рабочие дни можно предлагать только приезжим, крестьянам и священникам. Всем другим алкоголь разливали только по праздникам и в воскресенье. Режим работы питейного дома зависел от сезона. Летом хмельные напитки продавали до семи вечера, а зимой — только до пяти. В случае покупки большой партии алкоголя (ведро, полуведро или его четверть) нужно было иметь разрешение от заводской конторы.

Документ советского времени из архива Валентины Трипецкой. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Документ советского времени из архива Валентины Трипецкой. Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

Алкогольная тема для историков (и не только для них) значится в списке сакральных. Вроде о культуре пития не принято рассуждать всерьез. Многие историки не изучали эти вопросы и в силу как будто бы малозначительности темы.

«Первые кабаки Петрозаводска» — тема необычная, но познавательная.

Историк Андрей Спиридонов в свое время вместе со студентами ПетрГУ провел раскопки исторического центра города. Обнаруженные материалы поражают. Были найдены фрагменты фужеров, бокалов, рюмок и другой винной посуды Петровского времени. Штофы были реконструированы, и оказалось, что большая их часть — это плоские бутылки с фирменным клеймом London для хранения тяжелых напитков, которые в свое время привозили для местной знати и иностранных мастеров. Их объем не соотносился с нашими мерами того времени. В переводе в метрическую систему в такие бутыли помещалось около двух литров напитка, тогда как русский стандарт составлял 1,3 литра. Судя по этому обстоятельству, в Туманном Альбионе пили не меньше, чем у нас.

Что пили в Петрозаводске в XVIII веке?

Эпоха Петра настояна на легких напитках: мед, брага, пиво. Каждый напиток по-своему варили в каждой деревне.

Михаил Данков:

— В Петровское время понятия «бальзам» не существовало. Был сбитень — соединение различных выдержек трав, специй: корицы, мускатного ореха, тмина. Сбитень продавался и в питейных заведениях, и на ярмарках — Афанасьевской в январе, Алексеевской в марте и Петровской в конце июля. Его варили в медных котлах, добавляя секретные ингредиенты, различные в каждом селе. Продавали напиток сбитенщики. Современные врачи считают, что напиток был хорошим средством профилактики простуды.

На Сенной площади люди, приезжающие из деревень на ярмарку, могли оставить лошадь. Начало ХХ века. Фото из книги "Три века Петрозаводска"

На Сенной площади люди, приезжающие из деревень на ярмарку, могли оставить лошадь. Начало ХХ века. Фото из книги «Три века Петрозаводска»

Позднее император познакомился с тем, что пьют на Западе. Это были более тяжелые напитки: бургундские и венгерские вина, водка. (У нас водка называлась тогда хлебным вином и была очень плохого качества). Традиционные легкие напитки постепенно стали вытесняться тяжелыми.

В Олонии любимым напитком Петра I была анисовая водка. Сохранился рецепт этого напитка, в составе которого были анисовый орех, тмин. Можно предположить, что в кружечных домах, кружалах, анисовка предлагалась наряду с легкими напитками.

«После пития вод царь предлагал гостям, которые «обыкли», перед обедом «чарку водки… особливо анисовой», а во время еды «рюмки три вина бургунского, или рейнвейну, или легкого вина французского». Если же у кого «жажда», он настаивал употребить свежего «полпива или легкого самого пива», которое варилось в пивоварне петровского посада»

(Из «Правил докторских, как при оных водах поступать», статья 5. Опубликовано в 1719 году в Высочайшем именном указе «О целительных водах, отысканных на Олонце»)

Первые злачные места

Самое первое упоминание о питейной избе в Петровской слободе датировано 1712 годом. Комиссар Шуйского металлургического завода Иван Тормасов передает дела Луке Сытину, первому адмиралтейскому коменданту Олонецкого уезда. В описи по передаче значилась при гостином дворе одна питейная изба и винный погреб, а также поварне, где «вино курят и пиво варят». А в 1717 году уже было два кружечных двора, аустерия с погребом, гостиный двор с 26 харчевническими лавками на Нагорной линнее (современный проспект Карла Маркса). Тема увлечения населения слободы питием требовала увеличения заведений.

Вид на городскую пристань с улицы Соборной. 1910-е. Из архива семьи Максимовых. Фото из книги "Три века Петрозаводска"

Вид на городскую пристань с улицы Соборной. 1910-е. Из архива семьи Максимовых. Фото из книги «Три века Петрозаводска»

Австерия, или аустерия, — ресторация, питейный дом, гостиница, клуб для иноземцев и русской знати, устроенный Петром Великим на западный манер. У нас там жили и столовались горные мастера из Саксонии, Германии, Польши, Голландии.

Посланник датского короля Фредерика IV Юст Юль, который много общался с Петром Первым, оставил после себя записки. В них он говорит, что русские поклоняются трем богам: чесноку, бане и водке.

Как назывались первые кабаки и трактиры в Петрозаводске?

Документ от 1799 года сообщает, что в городе имеется шесть казенных питейных домов: Слободской, Зарецкий, Погребной, Подъяблонный и Большой. Название шестого в документах упущено.

Гостиный двор в Петрозаводске в 20-е годы XX века. Фото из книги "Три века Петрозаводска"

Гостиный двор в Петрозаводске в 20-е годы XX века. Фото из книги «Три века Петрозаводска»

Михаил Данков:

— Через 100 лет, в конце XIX века, на улице Святнаволоцкой (нынешний проспект Ленина) был такой «Ренсков погреб с распивочною продажею», который держал купец Пикин. Кабачки и трактиры назывались по имени собственника. У нас выделяются трактиры и купецкие питейные заведения купца Абрамова, братьев Трофимовых, Евреинова, Васильева. Держали «заведения» и дамы. Среди них — Настасья Никифорова, жена временно отпускного рядового. Свой питейный дом в XIX веке был и у солдатки Раввы Кац, где помимо хмельных напитков можно было найти также местных жриц свободной любви.

Где-то с 80-х годов XIX века трактир в Петрозаводске содержал некий Семен Гитлер. Говорят, что он в уплату за вино и услуги брал даже личные вещи постояльцев. Кабак Гитлера был одним из самых криминальных заведений города.

Винографолия

Винографолия — это коллекционирование винно-водочных этикеток. Термин ввел в оборот таллинский коллекционер Борис Слепиковский, расстроенный от того, что этот вид коллекционирования не имеет названия.

Скорее всего, первые этикетки на бутылках появились только в XVII — XVIII веках, до этого производители ставили на винной посуде фирменные клейма.

Часть коллекции Галины Варшеевой. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Часть коллекции Галины Варшеевой. Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

Петрозаводчанка Галина Варшеева начала собирать винные этикетки в студенческие времена.

— В определенный момент невинное увлечение стало настоящей страстью — я всегда старалась купить такое вино, этикетка которого отсутствовала в моей коллекции. В разгар «сухого закона» страсть пошла на спад. Зато появилось новое увлечение: снимать этикетку, сушить и писать на обороте, когда и с кем был распит данный напиток, — говорит коллекционер.

Сейчас в коллекции Галины Варшеевой более двух сотен винных этикеток. Среди них есть популярные, а есть редкие экземпляры. Например, водочная этикетка легендарного напитка за 3 руб. 62 коп., этикетки водок «Горбачев» и «Ельцин», артефакты экспортных вариантов алкогольной продукции.


Галина Варшеева коллекционирует этикетки со студенческих времен. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Галина Варшеева коллекционирует этикетки со студенческих времен. Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

«Карельский бальзам» представляет винографолог Галина Варшеева:

— «Карельский бальзам» всегда был визитной карточкой нашей республики. Напиток везли в подарок друзьям из других регионов страны и даже за границу. Подарок был универсальным и подходил как выражение дружбы, как знак уважения или даже фигурировал в качестве взятки в решении сложных дел. Слава «Карельского бальзама» равнялась, а то и превосходила популярность «Рижского бальзама». Надо отметить, что вкус бальзама особенно нравился мужчинам, а также жителям южных областей нашей родины. Представители сильного пола, вероятно, с глотком бальзама ощущали прилив бодрости, а южанам просто нравились нотки наших северных трав и ягод. Сейчас «Карельский бальзам» — устойчивый бренд республики.

В моей коллекции винных этикеток есть несколько экземпляров с бутылок «Карельского бальзама» разных лет. Больше всего мне нравится та, на которой ансамбль храмов на острове Кижи смотрится в золотые воды Онего. Сразу ощущается прилив гордости за республику и людей, которые здесь живут.


Редакция «Республики» предупреждает, что чрезмерное употребление алкоголя может повредить вашему здоровью!


Над проектом работали:
Мария Лукьянова, редактор проекта
Анна Гриневич, журналист, автор текста
Михаил Никитин, фотограф
Елена Кузнецова, консультант проекта

Идея проекта «100 символов Карелии» — всем вместе написать книгу к столетию нашей республики. В течение года на «Республике», в газете «Карелия» и на телеканале «Сампо ТВ 360°» выйдут 100 репортажей о 100 символах нашего края. Итогом этой работы и станет красивый подарочный альбом «100 символов Карелии». Что это будут за символы, мы с вами решаем вместе — нам уже поступили сотни заявок. Продолжайте присылать ваши идеи. Делитесь тем, что вы знаете о ваших любимых местах, памятниках и героях — эта информация войдет в материалы проекта. Давайте сделаем Карелии подарок ко дню рождения — напишем о ней по-настоящему интересную книгу!