Карельские каникулы

Турист Карелию любит. И полвека назад многопалубные теплоходы бороздили Онего и Белое море (маршрут Кижи — Валаам — Соловки), а любители палаток пели у костра «милую мою». В 90-х поехали финны: увидеть родину предков и посидеть/полежать в баре гостиницы «Северная». О тех, кто сегодня отправляется на зимние каникулы в нашу культурную республику, — в новом выпуске проекта «100 символов Карелии».

На набережной Петрозаводска. Фото: Игорь Георгиевский

На набережной Петрозаводска. Фото: Игорь Георгиевский

Карелия — разная. Где-то по обочинам безукоризненной федеральной трассы стригут траву, а где-то и на джипе через овраг не переберешься. В поморской Вирме нет пресной воды (за ней приходится подниматься вверх по реке), а берега Ладоги застроены трехэтажными дачами с прилагающимися вертолетными площадками. Отдых и приключения на любой кошелек.

В Карелию едут за красотой и тишиной, едут в лес, к озеру. Белая ночь и рыбалка, черника и полная корзина белых. И баня — чтобы с мостков сразу в воду, а на столе уже копченая рыба, калитки с картошкой и брусничный морс (вместо или вместе).

Зимой снегоходы или собачьи упряжки, беговые лыжи или снегоступы (современных горнолыжных курортов пока ждем). Много снега, много тишины. Правда, мало солнца — компенсация за белые ночи. Но зато какой подледный лов!

 

Примерно так еще недавно писали в нарядных буклетах. Воспевали туристическую Карелию, зазывали москвичей и питерцев, публиковали фото петроглифов и Ладожских шхер.

Сегодня это лишнее. В прошлом году, когда закрыли границы, на север и северо-запад России поехали ВСЕ. Каждая гостиница и турбаза, каждый сарайчик были еще в мае забронированы до конца сезона.

Ия Богоявленская. Фото из личного архива

Ия Богоявленская

— Прошлым летом Карелия (как регион для туризма) открылась первой в России. Мы начали полноценно работать уже со 2 июля, — говорит Ия Богоявленская, директор туристической компании KALEVA TOUR. — Кижи, Рускеала, чуть позже Валаам — маршруты заработали, и страна поехала в Карелию.

К такому хаотичному туризму туроператоры были не готовы. Обычно бронирование гостиниц и теплоходов начинается за год. А тут мы работали как «Лента», 24/7. Ни гидов не хватало, ни автобусов, ни автомобилей.

Мы получили нового туриста — такого, который раньше по России не путешествовал. Того, кто не попал в Турцию на «всё включено», и того, кто раньше на выходные летал в Рим или Токио. Раньше мы общались в основном с агентствами — B to B, business to business, прямого контакта с туристами не было. А тут наконец познакомились.

Да, сталкивались с истериками и хамством («Как это нет билетов на теплоход до Кижей?!»). Но в основном те, кто приехал в Карелию, были удивлены, что в России может быть так хорошо. Есть комфортные турбазы, хорошие федеральные дороги. И не так страшен комар, как его малюют. Да и лето было отличное (не видели они нашего классического лета).

Поехали

В декабре 2020-го в горном парке «Рускеала» открылся первый построенный в современной России паровозный круг. Стимпанк, при этом совершенно функциональный: поворотный круг позволяет паровозу развернуться на 180 градусов, чтобы — чух-чух! — отправиться обратно в Сортавалу.

А в феврале ретропоезд «Рускеальский экспресс» получил всероссийскую туристскую премию в номинации «Маршрут года» (за победу бились 442 проекта).

Маршрут сейчас самый модный: с начала запуска (1 июня 2019 года) его пассажирами стали больше 120 тысяч человек. Сегодня «Рускеальский экспресс» — единственный в России ежедневный маршрут на паровозной тяге.


Тутта Ларсен, теле- и радиоведущая, певица, актриса:

Сам опыт с «Рускеальским экспрессом» — отдельное удовольствие: ретропоезд и вагон-салон в духе XIX века впечатлили и детей, и нас. Путешествие получилось мегаразнообразным и насыщенным. Тут тебе и погружение в историю в виде того же ретропоезда, и экскурсии с гидами по Сортавале и мраморным тоннелям горной Рускеалы. А еще экстрим на снегоходах! Можно было на зиплайне прокатиться над каньоном, но мы не решились. И дзен-единение с природой.

Это был мой первый визит в Карелию. Пока Норвегия с Финляндией закрыты, Карелия — место, куда я планирую поехать еще не раз.

Instagram, февраль 2021


Рускеала сегодня — обязательное туристическое направление. И Сортавала рядом, и Валаам, и шхеры Ладожские. А на хуторе «Ёлки» (от горного парка пешком дойти) теперь каждое лето играют хорошую музыку на свежем воздухе. В июле 2021-го выступят «Несчастный случай», «Сурганова и Оркестр», «Ногу свело».

Туризм сегодня становится всё более самостоятельным. Зачем заказывать тур, если вот они — Букинг и Airbnb, вот сайты железнодорожные и самолетные. Автомобиль? GPS до Вокнаволока доведет.

И едут. На онежские петроглифы и фестиваль ряпушки, на острова Большой и Малый Жужмуй, в Кинерму и Вешкелицу.


 

Антон Долин. Источник: facebook.com/adolin3

Антон Долин

Антон Долин, кинокритик:

Всем известно — я ненормальный, наркотически подсаженный на потребление культуры и искусства (над этим смеются не только посторонние, но и семья с друзьями). В общем, этот мой фанатизм и привел нас на край света, где древние люди семь тысяч лет назад оставляли на прибрежных камнях таинственные изображения.

Онежские петроглифы, две главные точки — знаменитый Бесов Нос и менее известный Пери Нос, от одного до другого километра три по лесу.

Когда разглядываешь петроглифы на картинках, может показаться, что это какие-то невнятные, случайные, примитивные образы, созданные человечеством в его младенческом, полубессознательном состоянии. При личном знакомстве ощущение полностью меняется. Перед нами следы полноценной, хоть и не до конца нами понятой цивилизации со своей мифологией и эстетическими принципами.

Довольно невероятный факт — то, что такие бесценные сокровища располагаются в глухой глуши, вне доступа (говорят, по здешним дорогам и трактор не проедет), в единении с природой, как тысячи лет назад. И что при некотором желании можно дотуда добраться и остаться с этим всем наедине.

Думаю, сильнейшее эстетическое переживание года.

Facebook, июль, 2020


Карельские туроператоры считают, что республика у нас уникальная, и вот почему. Если ты приезжаешь, к примеру, в Псков, то получаешь точечные туробъекты: Кремль, Изборск, Пушкинские горы. Двух дней достаточно.

А если ты приехал на каникулы в Карелию и побывал только в Петрозаводске (плюс Кижи), то, считай, почти ничего и не увидел. Приладожье? И это не вся история. Туристу сегодня предлагают Север.

Проблема одна: добраться. Потерять три дня на дорогу (и это только в одну сторону) для многих слишком большая роскошь. Нужен аэропорт. В Кеми, в Костомукше. До пандемии туристов на север Карелии часто отправляли через Финляндию — так быстрее.

Но едут и сейчас. Невзирая на дороги и километры. Корреспондент программы «Вечерний Ургант» Алла Михеева в октябре 2020 года приехала в Карелию, в деревню Вокнаволок — на ежегодный фестиваль ряпушки.

Это первая серия «Острого репортажа». Почему северная Карелия никогда не была финской? Из-за чего дерутся самцы альпаки? Как рыбачить с сетью? Смотрим и ищем на YouTube вторую серию (спойлер: в студии Алла и Иван Андреевич буду пить «Карельский бальзам»).

Снег — бесплатно

Карелия зимой хороша для активного семейного отдыха. Можно снять коттедж с камином на берегу заснеженного озера и вечерами смотреть на ноутбуке старые фильмы. А днем строить с детьми снежные крепости, ловить окушков в проруби и совершать прогулки под соснами на снегоступах — эта финская затея давно добралась до карельских турбаз.

Но можно найти и впечатлений поярче. Вот три тура, для которых лучшее время — с февраля по март включительно. И снегу много, и солнце мороз разгоняет.

На снегоходах в Кижи. Маршрут отработанный и безопасный. Вы увидите не только Преображенскую и Покровскую церкви на Кижах, но и старые карельские деревеньки, часовни, которые обычно не включены в стандартные экскурсионные программы по «Кижскому ожерелью». И всюду можно притормозить.

Управлять снегоходом совсем просто (газ-тормоз, располагаются на руле). Сразу в Онего вас не отправят — дадут освоиться с новым транспортным средством. И в путь! Путешествие по озеру гораздо безопаснее, чем по лесу — нет извилистых тропинок и неожиданных елок на маршруте. Учтите: на спидометре часто указаны не километры, а мили. За превышение скорости в открытом Онего, конечно, никто не тормознет, просто — поаккуратнее.

 

На собачьих упряжках в Карелии сегодня есть где покататься. К примеру, в Матросах. Тут вас точно никто не укусит.

Управлять собачьей упряжкой легко. Команды простые: хайк — вперед, хоа — стоп, джи — направо, ха — налево. Терминология международная, язык североамериканских индейцев.

В путь отправляются на нескольких упряжках по шесть собак, инструктор на всех один. Чукотские ездовые безукоризненно послушны, и после однодневного инструктажа и пробных поездок даже погонщики-новички чувствуют себя уверенно.

Вперед, в поход многодневный. 20-30 километров в день (больше неподготовленному туристу не осилить), от деревни к деревне, с ночевками в избах. Или в палатках, по желанию. Кстати, чукотские ездовые — гарантированная охрана от волков при ночевке в лесу. Они стайные, а волки чужую стаю обычно уважают.


На сноукайте по Онежскому озеру. Горные лыжи и сноуборд — пройденный этап? Прибавьте к ним кайт (парус-парашют) и отправляйтесь за ветром на Онего. Экстрим гарантирован.

Благодаря конструкции кайта можно двигаться в любом направлении — как по ветру, так и против. Для катания зимой больше не нужно искать горнолыжный комплекс и тратиться на подъемники.

Если вы можете ходить и жевать жвачку, то сможете заниматься и сноукайтом. Большинство новичков начинают кататься в течение 15 минут после первого подъема кайта в воздух. Все что нужно — снег и парус.


Ия Богоявленская. Фото из личного архива

Ия Богоявленская

Туризм как символ Карелии представляет Ия Богоявленская, директор Kaleva Tour:

— Турист в Карелии — символ номер один. Карелия стала туристической меккой еще в прошлом веке, в 70-х. Теплоход Кижи — Валаам — Соловки, классика. А сегодня и тем более можно ставить знак равенства между Карелией и туризмом.

Конечно, сейчас турист другой. Ему нужен кемпинг — как в Европе, ему нужна цивилизация в глуши. Оборудованные тропы в заповедниках, площадки для фотостопов.

И маршруты должны меняться. Мы, например, неровно дышим к Северу. Можно в толпе пройти по Рускеале, Кижам и Валааму — но так Карелию не понять. Карелия про другое, она камерная.

И вот когда человек оказывается на Севере — в Вокнаволоке, в Суккозере, в Кормило, он это понимает. Общается с местными (вы не представляете себе, какие это красивые люди), ловит ряпушку с рыбаками — так, как ловили в этих местах столетиями.

Туризм — это ведь про общение. Про эмоции. Про тишину и красоту.


Над проектом работали:
Мария Лукьянова, редактор проекта
Елена Фомина, журналист, автор текста
Игорь Георгиевский, фотограф
Илья Тимин, фотограф
Павел Степура, вёрстка
Елена Кузнецова, консультант проекта

Идея проекта «100 символов Карелии» — всем вместе написать книгу к столетию нашей республики. В течение года на «Республике», в газете «Карелия» и на телеканале «Сампо ТВ 360°» выйдут 100 репортажей о 100 символах нашего края. Итогом этой работы и станет красивый подарочный альбом «100 символов Карелии». Что это будут за символы, мы с вами решаем вместе — нам уже поступили сотни заявок. Продолжайте присылать ваши идеи. Делитесь тем, что вы знаете о ваших любимых местах, памятниках и героях — эта информация войдет в материалы проекта. Давайте сделаем Карелии подарок ко дню рождения — напишем о ней по-настоящему интересную книгу!