Иллюстрации «Калевалы»

От модерна до реализма, от витражей до комиксов — сейчас карело-финский эпос «Калевала» можно изучать по одним только иллюстрациям. Кто позировал художникам, как выглядит Сампо и почему «Калевала» не отпускала самых талантливых — в новом выпуске «100 символов Карелии».

Вяйнемейнен глазами художника Виталия Добрынина. Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Вяйнемейнен глазами художника Виталия Добрынина. Фото: "Республика" / Михаил Никитин



Каждый художник искал в «Калевале» свою тему. Кто-то видел в рунах поэзию труда, кто-то — героику, другие обращали больше внимания на красоту природы или величие героев. Право стать художником «Калевалы» нужно было заслужить. И у нас, и в Финляндии проводились конкурсы, на которых выбирали самого достойного. Особая ответственность была у первых.

Как начинали рисовать «Калевалу»
5 фактов

1.
Первые издания карело-финского эпоса «Калевала» выходили без иллюстраций.

В России первое издание «Калевалы», подготовленное Леонидом Петровичем Бельским, вышло в 1888 году. Картинок в нем не было.

В одном из изданий на финском языке есть карта взаимоотношений героев. Фото: "Республика" / Михаил Никитин

В одном из изданий на финском языке есть карта взаимоотношений героев. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

2.
Первым художником, открывшим для всех «Калевалу», стал Аксели Галлен-Каллела.

Считается, что впервые «Калевала» с иллюстрациями этого художника была издана в Финляндии в 1922 году. Между тем библиограф Национальной библиотеки Елена Сайконен уверена, что у нас хранится более раннее издание эпоса с рисунками финского художника. Книга вышла в 1915 году.

Прошло более 100 лет, но все художники, обращающиеся к «Калевале», всегда знают, как именно Галлен-Каллела смотрел на героев эпоса. Современники цитируют классика, иногда не без юмора.

 

3.
Для первой «Калевалы» в СССР иллюстрации Галлен-Каллелы не подходили по многим причинам.

Две части триптиха Аксели Галлен-Каллелы "Легенда об Айно". Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Две части триптиха Аксели Галлен-Каллелы «Легенда об Айно». Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Поразительно, но факт: оформлять первое советское издание эпоса доверили ученикам школы Павла Филонова, проводника аналитического искусства. Сам мастер в этом процессе не участвовал — над ним уже сгущались тучи. Вскоре Филoнoвa заклеймят как «пoмeшaнного вpaга paбoчeгo класса».

Так, в издательстве Academia в 1933 году вышла «Калевала», оформленная 14 художниками из школы Павла Филонова. Среди них были Алиса Порет, Татьяна Глебова, Софья Закликовская и другие. Но большую часть рисунков к книге сделал Михаил Цыбасов. В Музее изобразительных искусств Карелии хранятся 8 работ Цыбасова из «Калевальской серии».

 

Запись из дневника Павла Филонова от 13 января 1933 года:

«Получил из «Академии» 1000 р. за редакцию “Калевалы”. Наконец издательство решило со мной расплатиться, когда рубль упал, а продукты поднялись в цене. Кило сахару в кооперативе по коммерческой цене сейчас стоит 15 р., а молоко на рынке 6 р. и 6 р. 50 к.».

4.
Первое иллюстрированное издание «Калевалы» в Карелии появилось в 1940 году. Оформила книгу Алиса Порет, ученица Павла Филонова.

Это было вторым ее обращением к карело-финскому эпосу. Очевидно, ее можно считать первой женщиной, самостоятельно взявшейся за такой труд.

Алиса Ивановна Порет

Алиса Ивановна Порет

5.
Первым шагом к новому этапу иллюстрирования «Калевалы» стал 100-летний юбилей со дня издания полного текста «Калевалы» в 1949 году.

Был объявлен Всесоюзный конкурс на создание новых иллюстраций к эпосу. Победителями стали художники Георгий Стронк — вторая премия, Осмо Бородкин и Мюд Мечев — третья премия (первая никому не присуждалась).

В Национальной библиотеке Карелии хранится большая коллекция изданий «Калевалы». Среди книг есть настоящие раритеты, сувенирные и юбилейные издания. Некоторые книги на иностранных языках имеют автографы художников и переводчиков.

Библиограф Елена Сайконен держит в руках издание "Калевалы", подготовленное к юбилею Тамары Юфа. Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Библиограф Елена Сайконен держит в руках издание «Калевалы», подготовленное к юбилею Тамары Юфа. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Елена Сайконен, главный библиограф отдела национальной краеведческой литературы и библиографии Национальной библиотеки Карелии, считает, что каждый человек в этой коллекции иллюстрированных изданий обязательно найдет свою книгу, и она станет для него ключом для открытия двери в удивительный мир эпических сказаний.

 

 

«Вселенная «Калевала»

До конца сентября в Музее изобразительных искусств Карелии открыта выставка «Вселенная «Калевала». В экспозицию, конечно, не могли войти все произведения художников на тему карело-финского эпоса (коллекция музея включает более 600 произведений на эту тему), но представление о том, как мастера видят «Калевалу», составить можно.

Куратор выставки "Вселенная "Калевала" Юлия Киселева. Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Куратор выставки «Вселенная «Калевала» Юлия Киселева. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Куратор выставки, сотрудник отдела фондов, хранитель коллекции отечественного искусства Музея изобразительных искусств Карелии Юлия Киселева рассказывает об авторах и о том, как современно они могут звучать сегодня.

10 художников «Калевалы»
на выставке Музея изобразительных искусств

Вяйнямёйнен в графике Мюда Мечева. Выставка "Вселенная "Калевала". Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Вяйнямёйнен в графике Мюда Мечева. Выставка «Вселенная «Калевала». Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Мюд Мечев

Уникальный мастер: лаконичный, тонкий, потрясающий. Какой сюжет ни возьми, у Мечева он есть, да еще и в нескольких интерпретациях.

— На мой взгляд, у него одна из самых сильных работ на тему смерти Куллерво. Изображено мгновение, когда герой бросается на нож, вскрикивает — и от предсмертного вскрика взлетают птицы. Как изобразить крик? Он сумел, — рассказывает Юлия Киселева.


Иллюстрации Валентина Курдова. Выставка "Вселенная "Калевала". Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Иллюстрации Валентина Курдова. Выставка «Вселенная «Калевала». Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Валентин Курдов

В рисунках Курдова нет «портретов», описанных с натуры. Он создал обобщенные «типы» героев. Легкая нежно-охристая подкраска рисунков придает им торжественность, чуть спрятанную, словно за северными облаками, солнечность, светоносность. Этой золотистостью объединены все листы как повествование — стройными рядами рун. Сложность и разнообразие техники карандаша и акварели на бумаге заставляет глаза видеть изображение словно бы в разных измерениях. Сегодня мы бы назвали это эффектом 3D.


Юрий Люкшин. Илматар, во чреве у нее Вяйнямёйнен. Выставка "Вселенная "Калевала"". Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Юрий Люкшин. Илматар, во чреве у нее Вяйнямёйнен. Выставка «Вселенная «Калевала». Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Юрий Люкшин

Юрий Люкшин — ленинградский художник, график, который работает в тонкой, филигранной технике офорта с последующим раскрашиванием его вручную. Он создает калевальские серии начиная с 1985 года. На выставке представлено несколько работ из новых серий художника, экспонируемых впервые. Например, экслибрисы, книжные знаки Пекки Хейкола, известного знатока «Калевалы» в Финляндии.


Николай Брюханов. Выставка "Вселенная "Калевала"". Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Николай Брюханов. Выставка «Вселенная «Калевала». Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Николай Брюханов

Это наш известный карельский график. Многие знают его как иллюстратора карельских сказок. На седьмом десятке лет художник начал создавать серию живописных работ по «Калевале». Они производят сильное впечатление. В работе «Мать Лемминкяйнена» трагедия момента передана художником противопоставлением ритма вертикали (фигуры матери) в узком, суженном пространстве горизонтальной композиции. Вокруг темный мир Туонелы, но человек его побеждает.


Книжная графика Тамары Юфа оформлена специально к выставке молодым химиком из Подмосковья, откликнувшимся на акцию Музея изобразительных искусств "Усынови картину". Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Книжная графика Тамары Юфа оформлена специально к выставке молодым химиком Владимиром Ракитиным из Подмосковья, откликнувшимся на акцию Музея изобразительных искусств «Усынови картину». Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Тамара Юфа

Для выставки мы отобрали произведения, раскрывающие женские образы «Калевалы»: Айно, невеста Похъелы, Кюлликки. Тамара Юфа смогла показать глаза Айно в последние минуты жизни — потрясающе. Выразителен образ матери Айно, которая стоит и горюет о своей дочери, которой бы замуж выйти, а не стать подругой сигов.


Борис Акбулатов "Жертвенный бык". Выставка "Вселенная "Калевала"". Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Борис Акбулатов. «Жертвенный бык». Выставка «Вселенная «Калевала». Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Борис Акбулатов

Для того чтобы подчеркнуть архаичность, художник специально утрирует форму и использует технику рубленного мазка. Художник изобразил редкий сюжет поединка с хозяином Похъелы, хотя воинская тема важна для многих.


"Калевала" глазами Виталия Добрынина. Выставка "Вселенная "Калевала"". Фото: "Республика" / Михаил Никитин

«Калевала» глазами Виталия Добрынина. Выставка «Вселенная «Калевала». Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Виталий Добрынин

В Музее изобразительных искусств хранятся несколько произведений художника, на выставке представлен диптих «Полет рун».


Игорь Баранов. Маски героев "Калевалы". Выставка "Вселенная "Калевала"". Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Игорь Баранов. Маски героев «Калевалы». Выставка «Вселенная «Калевала». Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Игорь Баранов

Игорь Баранов — молодой петербургский живописец, график. Одной из основных тем творчества художника можно назвать архаичные сюжеты эпических произведений (кроме «Калевалы» он иллюстрировал «Песнь о Нибелунгах»). Офорты из серии «Калевала» представляют собой прекрасный пример одного из направлений современного искусства, где соединяется народная традиция и новейшее течение искусства.


Алексей Григорьев. Вяйнямёйнен и орел. Выставка "Вселенная "Калевала"". Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Алексей Григорьев. Вяйнямёйнен и орел. Выставка «Вселенная «Калевала». Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Алексей Григорьев

Пару лет назад в Архангельске вышла «Калевала» на трех языках (финском, русском и ненецком), которую иллюстрировал Алексей Григорьев. Составитель книги Борис Егоров, директор Архангельского литературного музея, посвятил этому труду 20 лет. На выставке представлено 4 копии иллюстраций к архангелогородской «Калевале».


«Калевала» не отпускает

У «Калевалы» есть определенная способность не отпускать людей, однажды попавших в ее сети. Многие художники жили с этим эпосом десятки лет, создавая новые серии работ.

Мюд Мариевич Мечев прочитал «Калевалу» в 19 лет. Случайно узнал про конкурс иллюстраций к 100-летию полного издания «Калевалы» и за несколько месяцев создал серию работ на калевальскую тему, которые были отмечены премией. В 1950 года он переехал в Карелию и поселился в поселке Соломенное. Мечев абсолютно погрузился в материал: составил карту Калевы, построил метровую модель карельской лодки, чтобы представлять себе водные путешествия героев. Результат его 7-летей работы над «Калевалой» можно увидеть в издании эпоса 1957 года. Работа отняла у художника столько сил, что он даже попал в больницу с диагнозом «истощение».

Айно в изображении Мюда Мечева. Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Айно в изображении Мюда Мечева. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Ровно через 10 лет Мюду Мечеву снова предложили оформить «Калевалу». Новая книга с его иллюстрациями вышла в Петрозаводске в 1975 году. За эту работу художник получил Госпремию имени Репина и медаль Академии художеств.

Более 30 лет работал над «Калевалой» Георгий Стронк. Каждый период его погружения в эпос давал разные по настроению, технике и стилю работы. Первое время он делал акцент на пейзаже, натурализме, потом увлекается героикой эпоса.

В течение всей жизни иллюстрировала «Калевалу» и Тамара Юфа.

Художник Тамара Юфа

Художник Тамара Юфа

В 1960-е годы слава Тамары Григорьевны Юфа гремела по всему Союзу. Журнал «Работница» опубликовал иллюстрацию ее «Плача Ярославны», и Тамара Григорьевна приобрела невероятное количество поклонников.

— В 1967 году вышла книга под названием «Песнь о России». Так вот, фото мамы было опубликовано рядом с фотографией Дмитрия Шостаковича, — рассказывает Маргарита Юфа, художник, дочь Тамары Григорьевны.

Писатель Дмитрий Кедров, композитор Дмитрий Шостакович, художник Тамара Юфа и народный артист Владимир Тхапсаев

Писатель Дмитрий Кедров, композитор Дмитрий Шостакович, художник Тамара Юфа и народный артист Владимир Тхапсаев

Карельский композитор Эдуард Патлаенко объясняет феномен Тамары Юфа исключительной самобытностью художника. «Ее нельзя было причислить ни к одной школе и ни одному художественному направлению. Как она жила, так и писала, очень выразительно и по тому времени смело», — говорит Патлаенко.

Разговариваем с Маргаритой Михайловной о ее маме.

— Как слава повлияла на Тамару Григорьевну?

— Она очень застенчивый человек. Как у Ахмадулиной: «В магазинах, в кино, на вокзалах я последнею в кассу стою». Она никогда ничего не просила, хотя могла бы, наверное.

Раньше к ней приходили письма с адресом: «Карелия, художнице Юфа». И нам их приносили — знали, где мы живем. Письма приходили мешками, ежедневно по толстой пачке, корреспонденция не входила в почтовый ящик.

Маршрут ТВ


Художник Маргарита Юфа. Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Художник Маргарита Юфа. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

— Откуда люди ее знали?

— Она же оформляла сказки! Многие в Петрозаводск приезжали за книгами. В советское время издательство «Карелия» было очень популярным. Первым делом с поезда все бежали в магазин покупать книги, сумками их увозили.

— Почему именно на нее обрушилась такая слава? «Калевалу» ведь оформляли и многие другие мастера!

— Она всегда была в стороне, выделялась своеобразным почерком. Юрий Линник назвал ее последним российским модернистом. У нее бытового нет вообще, она фантазерка. В молодости на нее даже на улице всегда обращали внимание.

«Калевалу» она впервые услышала еще школьницей по радио. Тогда на радио много читали литературы: армянские сказки, индийские, повести какие-то. Она уже знала эпос, когда ей в Ладве на какой-то праздник подарили эту первую книгу, мечевскую, с цветными обложками.

Мама рисует не буквально сюжет. Она передает впечатление, свое восприятие этих событий. У нее много лирики, она сама человек лиричный. Там же все про людей! Про мать, которая бежит за своим Лемминкяйненом, сбивая стволы. И как эта беспомощная мать Айно губит свою дочь… Айно ведь не кончает жизнь самоубийством, она уходит в природу, в воду к этим девушкам, которые ее позвали: камушек обломился, она упала.

Онегомедиа

 

— У Тамары Григорьевны со временем менялось восприятие историй из «Калевалы»?

— Первые ее работы были черно-белыми в основном. Она говорит, от нехватки денег на краски. Заработок учителя рисования в поселке был маленьким. Ну, а потом это стало превращаться в стиль, возможно. У нее менялась гамма: голубые, серо-голубые мотивы, где-то золотистые. Позднее она перешла к черно-красно-серой гамме. Бордо, рябиновый цвет — ее любимый. Был такой целый период.

Одна из книг «Калевалы» вышла с иллюстрациями Тамары и Маргариты Юфа. По словам Маргариты Михайловны, ее часть — про окружающий мир: животный и растительный. Без героев. Возможно, когда-нибудь выйдет такое издание эпоса, где жизнь героев «Калевалы» будет передана только через состояния природы.

Сампо — самый загадочный образ

Сампо — единственный в своем роде волшебный предмет в «Калевале». Считается, что слово произошло от праарийского stambhas — ось мира, мифологически связывающая небо и землю. В карело-финском эпосе Сампо дает счастье и достаток тем, кто владеет этим предметом.

Илмаринен выковывает Сампо. Художник Бьорн Ландстрем. Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Илмаринен выковывает Сампо. Художник Бьорн Ландстрем. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Что такое Сампо? Элиас Леннрот представил его в виде мельницы. А как поступали художники? По словам сотрудника Музея изобразительных искусств Юлии Киселевой, наши художники-классики, которые работали в строгой реалистической манере — Стронк, Кочергин, Мечев — редко изображали Сампо. Современные авторы трактуют образ более широко.

По мнению художника Майи Савчук, которая исследует «Калевалу» вместе с детьми, Сампо — это шаманский бубен, с помощью которого можно наколдовать себе счастья, а финский художник Бьорн Ландстрем видел Сампо в форме летающей тарелки.

 

На выставке «Вселенная «Калевала» одна из инсталляций, придуманной автором художественного образа выставки Викторией Зориной, представляет образ Сампо. Она наполнена предметами материального мира карелов и одновременно это некий символ.

Музейное Сампо включает в себя расписные короба Олега Юнтунена, ширму из осиновых заготовок лемеха Яны Пермяковой, соль, крупу, деньги. По желанию можно создать свой образ Сампо.

Инсталляция "Сампо". Выставка "Вселенная "Калевала". Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Инсталляция «Сампо». Выставка «Вселенная «Калевала». Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Герои и модели

Моделью для изображения «дрянного лапландца» Йоукахайнена для художника Георгия Стронка был карел Теппо Лесонен.

«Теппо Лесонен на лету схватывал задачи, которые, которые ставил перед ним художник, относился к позированию творчески и тем самым очень помогал Стронку», — пишет искусствовед Серафима Полякова в книге «»Калевала» в творчестве художников».

Актриса Национального театра Виено Кеттунен говорит, что предположительно Георгию Стронку позировали актеры Суло Туорила, Дарья Карпова (Анники), Эва Мюрюляйнен, а также диктор Карельского радио Энсио Венто.

Дарья Карпова в роли Анники в спектакле по пьесе Киви "Куллерво". Фото из архива Национального театра

Дарья Карпова в роли Анники в спектакле по пьесе Киви «Куллерво». Фото из архива Национального театра

Осмо Бородкин, как и многие его коллеги, особое внимание уделял образу Куллерво. По словам Серафимы Поляковой, Куллерво — автопортрет Осмо Бородкина последних лет его жизни, «отмеченных неизлечимыми болезнями (результат ранений, полученных в войну) и напряженным, вдохновенным трудом над «Калевалой».

Куллерво Осмо Бородкина. Из книги "Калевала в творчестве художников"

Куллерво Осмо Бородкина. Из книги «Калевала в творчестве художников»

Автопортретом Тамары Юфа многие считают «Айно» 1962 года. Между тем на работах Тамары Григорьевны, выставленных сейчас в Музее изобразительных искусств, в персонажах «Калевалы» можно увидеть портреты дочерей художника — Маргариты и Юты.

 

Священник церкви в поселке Соломенное Александр Ермолаев стал для Мюда Мечева прототипом Вяйнямёйнена. «Однажды на южной стороне поселка, где я жил, — вспоминает Мюд Мечев, — мне встретился человек, при виде которого сердце мое заколотилось. Он был высокого роста, в длинной одежде. Большая голова с крупными чертами лица, ярко-голубые веселые глаза с выражением снисходительной насмешливости и мудрости, длинные седые волосы и борода».


Художник и педагог Майя Савчук. Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Художник и педагог Майя Савчук. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

Иллюстрации «Калевалы» как символ Карелии представляет художник, педагог, сотрудник Городского выставочного зала Майя Савчук.

— История искусств — это самая правдивая история. Любая икона больше расскажет о своем веке, чем учебник истории. Рассматривая работы художников, мы видим, как и о чем они думали, как воспринимали мир и человека. И иллюстрации к «Калевале» — это тоже полноценная и увлекательная история последнего столетия. Какие исторические процессы влияли на творчество художников, какие образы «Калевалы» становились центральными в их творчестве и почему? Это очень увлекательное дело — размышлять об этом. И нам очень повезло, что у нас есть такой неисчерпаемый источник для вдохновения, исследования, сопереживания как эпос «Калевала». Здесь каждый может найти по себе тему или абзац, или даже букву и самовыразиться.


Майя Савчук, ученица художника Аркадия Морозова, сейчас учится на факультете изобразительного искусства в Российском государственном университете имени Герцена. Тема ее диплома будет связана с «Калевалой». Сейчас она осваивает сюжеты эпоса на занятиях с детьми в «Арт-студии» Городского выставочного зала. В сентябре они будут рисовать мультфильм «Битва шаманов» по 27-й руне «Калевалы». Это станет частью проекта Kalevala open, включающего в себя молодежное творчество по «Калевале» в современных форматах квеста, игры, телесюжета и спектакля.

Гравюры Мюда Мечева в окнах Центра детского чтения в Национальной библиотеке. Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Гравюры Мюда Мечева в окнах Центра детского чтения в Национальной библиотеке. Фото: «Республика» / Михаил Никитин

— Дети здорово рисуют «Калевалу». Одна моя девочка сделала очень интересную серию работ про рождение Куллерво. У детей нет штампов, они вообще все по-другому изображают. Дети рисуют миф, не пытаясь найти психологические закономерности. Пусть рисуют мультфильмы, комиксы, игры, если им нравится. Когда-нибудь они дойдут и до понимания работ Цыбасова, Мечева, Курдова, — считает молодой педагог.

Нарисуй свою "Калевалу"! Выставка "Вселенная "Калевала". Фото: "Республика" / Михаил Никитин

Нарисуй свою «Калевалу»! Выставка «Вселенная «Калевала». Фото: «Республика» / Михаил Никитин

В экспозиции «Вселенная «Калевала» есть опция «Нарисуй свою «Калевалу». Каждый человек может попробовать вообразить себе, как выглядели то яйцо, из которого родился мир, щука, превратившаяся в кантеле, мельница счастья Сампо или пес, сопровождающий Куллерво. Сейчас эти рисунки будут на песке, но, возможно, кто-то продолжит историю иллюстрирования «Калевалы» и в другом формате.

 


Над проектом работали:
Мария Лукьянова, редактор проекта
Анна Гриневич, журналист
Михаил Никитин, фотограф
Павел Степура, вёрстка
Елена Кузнецова, консультант проекта


Идея проекта «100 символов Карелии» — всем вместе написать книгу к столетию нашей республики. В течение года на «Республике», в газете «Карелия» и на телеканале «Сампо ТВ 360°» выйдут 100 репортажей о 100 символах нашего края. Итогом этой работы и станет красивый подарочный альбом «100 символов Карелии». Что это будут за символы, мы с вами решаем вместе — нам уже поступили сотни заявок. Продолжайте присылать ваши идеи. Делитесь тем, что вы знаете о ваших любимых местах, памятниках и героях — эта информация войдет в материалы проекта. Давайте сделаем Карелии подарок ко дню рождения — напишем о ней по-настоящему интересную книгу!