Григорий Григорьев

В его жилах текла кровь одного из самых знаменитых дворянских родов России. Он возглавил наш край в эпоху великих либеральных реформ и добился таких преобразований, какие до него не удавались никому. Об олонецком губернаторе Григории Григорьеве, основателе музейного дела в Карелии – в новом выпуске «100 символов Карелии».

Григорий Григорьевич Григорьев. Фото: Национальный музей Республики Карелия

Григорий Григорьевич Григорьев. Фото: Национальный музей Республики Карелия

1870 год. В разгаре великие реформы Александра II: крестьянская, земская, городская, судебная…  Время перемен, всколыхнувших всю огромную империю. Именно в этом году в Олонецкую губернию приезжает новый начальник – Григорий Григорьевич Григорьев, внебрачный сын графа Григория Орлова, представителя знаменитого семейного клана Орловых — тех самых, которые возвели на трон Екатерину Великую. Григорию Григорьевичу не досталось ни родовой фамилии, ни громадного состояния. Но при этом у него были отличное образование, несомненный управленческий талант, редкостное трудолюбие и энергичность – качества, благодаря которым за 20 лет губернатору удалось добиться невиданных ранее изменений практически во всех сферах жизни вверенного ему края.

Карта Олонецкой губернии конца XIX века. Фото: Виртуальный музей Арбитражного суда РК.

Карта Олонецкой губернии конца XIX века. Фото: Виртуальный музей Арбитражного суда Карелии

Из рода Орловых

Граф Григорий Владимирович Орлов – сын младшего из знаменитых братьев Орловых, екатерининских фаворитов, и любимой фрейлины великой императрицы, баронессы Елизаветы Штакельберг.

Отец Григория Григорьева, граф Г.В. Орлов. Портрет работы Николя-Франсуа Дана. Из книги «Русские портреты XVIII и XIX веков. Издание Великого князя Николая Михайловича Романова», выпущенной в 1905-1909 годах в качестве каталога выставки, состоявшейся в 1905 году. Фото: commons.wikimedia.org.

Отец Григория Григорьева, граф Г.В. Орлов. Портрет работы Николя-Франсуа Дана. Из книги «Русские портреты XVIII и XIX веков. Издание Великого князя Николая Михайловича Романова», выпущенной в 1905-1909 годах в качестве каталога выставки, состоявшейся в 1905 году. Фото: wikimedia.org

Григорий Владимирович — блистательный вельможа, тайный советник, сенатор. Он был большим поклонником искусства, сам писал книги – например, очерки по истории итальянской музыки. Его дом в Париже был центром культурной жизни, где собирались знаменитые литераторы той эпохи. Благодаря графу и его супруге на французский и итальянский языки были переведены басни Крылова…

В браке у Григория Орлова детей не было. Когда графу исполнилось уже 44 года, он оказался проездом в Варшаве и там увлекся польской девушкой Марией Кос. История почти не сохранила сведений об этой юной красавице: возможно, тут постарались могущественные Орловы. После рождения у Марии 14 сентября 1819 года сына ее срочно выдали замуж, и она уехала в Санкт-Петербург.

Мальчика забрал к себе на воспитание отец. Графиня, Анна Ивановна, с этим смирилась. Не исключено, что супруги намеревались впоследствии сделать Григория наследником. Но в 1824 году графиня скончалась в Париже. Граф вернулся в Россию и свою жену пережил ненадолго: умер спустя два года, скоропостижно, не оставив завещания о признании мальчика своим сыном.

Григорий остался на попечении деда Владимира Григорьевича Орлова. Семейство на первых порах обеспечило ему прекрасное воспитание и образование в пансионе Журдана, одном из лучших частных учебных заведений Санкт-Петербурга. Но после смерти старого графа родственники повели себя совсем по-другому.

— Григория Григорьевича записали в купцы третьей гильдии – как говорится, ниже некуда. И настояли, чтобы он взял себе фамилию Григорьев, полностью лишив его надежды на титул и состояние. Из богатств рода Орловых ему было выделено 37 тысяч 750 рублей. И то не единовременно: эти деньги ему выплачивались в течение 60 лет, то есть по 629 рублей в год, — рассказывает директор Национального музея Карелии Михаил Гольденберг.

Путь на государевой службе

Опять же по желанию родственников Григорий Григорьевич поступил в императорскую медико-хирургическую Академию, а по ее окончании стал работать ординатором в Мариинской больнице для бедных. Но медицинская стезя молодого человека не увлекла. Григорьев решил делать карьеру на государственной службе.

Канцелярия Военного министерства, затем хозяйственный департамент аппарата МВД… С 1858 года Григорий Григорьевич трудится старшим редактором по статистическому отделу Центрального статистического комитета Министерства внутренних дел. Именно на этот комитет была возложена основная работа по подготовке крестьянской реформы 1861-го, связанной с отменой крепостного права.

Входит будущий олонецкий губернатор и в Главный комитет о пособии жителям Новороссийского края, пострадавшим от Крымской войны. Эта война, по итогам которой Россия на 15 лет потеряла право иметь военно-морской флот на Черном море, потребовала очень больших материальных и человеческих ресурсов. Населению Новороссии боевые действия принесли настоящее разорение. И высочайшим повелением был образован комитет по назначению и выплате денежных пособий и ссуд. Конечно, право на такую помощь просителям надо было доказать, обстоятельства, при которых они понесли потери, проверялись по представленным документам, показаниям соседей, старожилов. Словом, массив административной и хозяйственной работы был, очевидно, огромный.

В 1861 году Григорьев стал уже действительным статским советником – это весьма высокий чин в табели о рангах, равный генеральскому и титуловавшийся «Ваше превосходительство». Спустя два года Григория Григорьевича назначают пензенским вице-губернатором, с 1866 года он вице-губернатор во Владимирской губернии.

И вот – новое назначение.

Кардент - приём детского хирурга-стоматолога


Решительный начальник

Сообщение о приезде нового начальника губернии в «Олонецких губернских ведомостях» было кратким.

«Г. Олонецкий губернатор, действительный статский советник Григорий Григорьевич Григорьев, прибыл в Петрозаводск 6-го сего июля и вступил к управлению Высочайше вверенною ему губерниею 7-го числа.

В Прав. Вест. (Правительственный вестник – ежедневная санкт-петербургская газета при Главном управлении по делам печати. – Прим. ред.) напечатано: Государь Император, в воскресенье, 30 июня, после обедни в Петергофе, изволил принимать Олонецкого губернатора, действительного статского советника Григорьева».

«Олонецкие губернские ведомости», №51 за 8 июля 1870 года.

 

Представлял ли Григорьев, куда он приехал? Думается, что, как человек, многие годы работавший с данными статистики в МВД, куда стекались сведения со всей империи, в целом отсталость Олонецкой губернии он осознавал. Но одно дело – сухие цифры, другое – увидеть все своими глазами.

Именно с этого он и начал: поехал по губернии, в глубинку, по уездам и глухим деревням. Такой стиль работы, как сказали бы сейчас, губернатор сохранил и в последующие годы, лично отправляясь на ревизии.

Уже в декабре 1870 года Григорьев выступил перед земским собранием, поставив вполне конкретные задачи. Во-первых, навести порядок с «уездными сметами и раскладками» (по сути, местными бюджетами): они составляются с явными нарушениями. Во-вторых, срочно принять меры по обеспечению губернии продовольствием: после неурожаев прошлых лет поля поразила новая беда, озимые посевы были уничтожены вредителем. В-третьих, очень удручающее впечатление на губернатора произвело состояние медицины: ни в одном уезде нет ни особых земских врачей, ни достаточного числа фельдшеров, ни запаса нужных материалов и инструментов.

Решительное поведение нового губернатора было воспринято местным чиновничеством поначалу если не в штыки, то по меньшей мере настороженно. Но уже вскоре Григорьев добился, чтобы правительственные, земские и городские учреждения работали слаженно и без конфликтов.

Двадцатилетие преобразований

«Не дай вам Бог жить в эпоху перемен», – крылатая фраза, которую приписывают Конфуцию. Губернатор Григорьев с ней вряд ли бы согласился. Для него время перемен, великих александровских реформ, которые сравнивают по значению с петровскими, стало возможностью применить свои знания, опыт и энергию для масштабных преобразований в Олонецкой губернии.

В зданиях на Круглой площади (ныне площадь Ленина) в XIX веке располагались присутственные места. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

В зданиях на Круглой площади (ныне площадь Ленина) в XIX веке располагались присутственные места. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

Он быстро навел порядок в управлении лесным хозяйством, землепользованием, полицией. Провел большую работу по крестьянской реформе. В Олонецкой губернии имелась своя специфика: помещичьих имений и крепостных крестьян практически не было. Подавляющее большинство крестьян были государственные, в том числе приписные, вместо уплаты подушевой подати работавшие на заводах. До поземельного устройства этих крестьян у государства руки дошли значительно позже, чем в случае с бывшими крепостными. Реформа шла особенно тяжело потому, что правительство запретило в казенных лесах испокон применявшееся в северных губерниях подсечное земледелие.

— Для крестьян на севере это было смерти подобно. Земля плохая, скота мало – значит, и удобрять почву нечем. Главным удобрением, позволяющим хоть как-то повысить плодородность угодий, была зола, которая образовывалась после сжигания леса на подсеках. Губернатор Григорьев постарался найти из этой ситуации выход. Правительственные инструкции позволяли отводить крестьянам вместо бывших подсечных угодий, если они находились в казенных лесах, дополнительные земельные наделы (в основном на участках с малоценным лесом. – Прим. ред.). И Григорьев добивался, чтобы размер этих наделов был по возможности максимальным, — говорит Михаил Гольденберг.

Это вызвало даже недовольство «сверху»: Григорьеву пеняли, что отвод наделов «преувеличенный». Тем не менее к середине 1890-х годов крестьяне получили около 2,4 тыс. десятин леса, или 32% лесных площадей губернии, что являлось наивысшим показателем в России.

При Григорьеве во многих сферах жизни Олонецкой губернии произошел настоящий прорыв. Вот неполный список того, что удалось сделать губернатору:

Здравоохранение

— построены 7 новых больниц с аптеками;

— в три раза увеличилось число земских врачей;

— началось оспопрививание.

Народное образование

— открыта учительская семинария в Вытегре и городское училище в Повенце;

— открыты более 200 школ, из них 33 образцовых и 111 земских;

— число учащихся увеличилось в 2 раза.

Социальная сфера

— открыты Александровский приют инвалидов в Петрозаводске, общество вспоможения бедным в Ладве, благотворительные общества в Петрозаводске, Каргополе, Вытегре, богадельня для престарелых и приют для малолетних в Каргополе.

Инфраструктура

— построена почтовая дорога от Повенца до Сумы;

— проведена телеграфная линия в города Олонец, Пудож, Повенец и оттуда в Сумский Посад;

— проложены проселочные дороги протяженностью 1000 верст;

— установлено регулярное пароходное сообщение между Сумским Посадом и Соловецким монастырем, а также по Онежскому озеру между городами Повенец, Пудож, Вытегра и селом Вознесенье.

— открылись новые почтовые станции, в Петрозаводске впервые начали принимать международную корреспонденцию.

 

Чародейка

Блестяще образованный человек, Григорий Григорьевич унаследовал от своего отца любовь к искусству, писал стихи. Сохранился и его очерк «Принцесса Тараканова». Вероятно, трагическая история самозваной претендентки на российский престол волновала Григорьева потому, что она была тесно связана с историей его рода. Легенда о сыне, якобы рожденном княжной Таракановой от графа Алексея Орлова, также могла тронуть Григория Григорьевича…

В Олонецкой губернии Григорьев и его супруга Елизавета Владимировна запомнились как настоящие меценаты. При них культурная жизнь в Петрозаводске необычайно оживилась.

Брак с Елизаветой Владимировной Савельевой-Ростиславич для губернатора был вторым в его жизни. Первая его супруга, Мария Ивановна из рода князей Одоевских, рано умерла, оставив ему двоих детей. Елизавета Владимировна, сестра председателя Олонецкой губернской земской управы, родила Григорию Григорьевичу еще двоих детей.

— Она была красавица, актриса. Именно благодаря ей в городе начались первые театральные постановки. В одной из них, «Чародейке», она играла главную роль, и народ так и стал ее звать – чародейка. Григорий Григорьевич выписывал ей из столицы профессиональных режиссеров. Появилось в Петрозаводске и музыкальное общество. И в небольшом городке, который столько раз пытались разжаловать из губернских, в зале дворянского собрания ставились пьесы, давались блестящие концерты, — рассказывает Михаил Гольденберг.

При Григорьеве в Петрозаводске завершилось строительство Святодуховского кафедрального собора, была построена Екатерининская церковь, возобновила работу Публичная библиотека, появился памятник императору Александру II (к сожалению, уничтоженный после революции).

 

Памяти Петра

Но одним из самых важных дел стало сооружение знаменитого памятника Петру I.

— Я не раз пытался представить, как новый олонецкий губернатор, отправляясь к месту своей службы, гадал: что это за город – Петрозаводск, основанный Петром и названный в его честь? Наверное, ожидал увидеть, что здесь многое напоминает о великом императоре… Но вот он приехал и с изумлением понял, что память основателя города не увековечена никак. И практически сразу же у Григорьева родилась идея о сооружении памятника великому реформатору России, — говорит Михаил Гольденберг.

Усилия для того, чтобы пробить эту идею, потребовались немалые. Григорьев решил воспользоваться юбилейной датой, которую 30 мая 1872 года готовились отмечать по всей империи – 200-летие со дня рождения Петра I. Олонецкий губернатор пишет в МВД, обращается в министерство финансов с просьбой установить памятник за счет казны. Рассказывает об особом значении такого решения для губернии:

«Память об Императоре Петре Великом занимает самую светлую страницу в истории Олонецкого края… Соизволение Государя Императора на возведение памятника Бессмертному Петру Великому народ примет с глубокой благодарностью».

Денег на сооружение памятника сначала никак не дают. Но в итоге, заручившись влиятельными союзниками, губернатор все же добивается выделения 15 тысяч рублей, весьма большой по тем временам суммы.

Памятник было решено поставить на Круглой площади (ныне площади Ленина) между зданием присутственных мест и губернаторским домом.

«Вид с этой площади к юго-востоку открыт в далекое пространство, перед нею расположен Александровский пушечный завод, а к востоку видны Петровский сад и городской», — так описывал месторасположение будущего памятника в своих прошениях Григорьев.

 

Памятник Петру I не раз «переезжал» и ныне установлен на Онежской набережной. Фото: «Республика» / Сергей Юдин.

Памятник Петру I не раз «переезжал» и ныне установлен на Онежской набережной. Фото: «Республика» / Сергей Юдин.

Для сооружения монумента губернатор пригласил очень знаменитых в ту пору скульптора Ивана Шредера и архитектора Ипполита Монигетти. Памятник Петру был открыт 29 июня 1873 года в Петров день — главный городской праздник. Но на картуше выбиты даты «1672—1872», чтобы подчеркнуть, что возведение монумента было начато именно в год 200-летия.

Праздничные мероприятия были для Олонецкой губернии воистину грандиозные. На них собрались жители не только Петрозаводска, но и уездных деревень. Здания были украшены флагами и гирляндами цветов. Крестный ход, парад губернского батальона, артиллерийский салют из 31 пушечного выстрела… Народные гуляния весь день – на Петровской площади, у Гостиного двора, в Петровском саду. Вечером в цирке братьев Вольф состоялось представление, а в здании благотворительного общества – спектакль. Увенчал торжества фейерверк с пароходов «Царь» и «Царица»: на них в Петрозаводск специально для праздника доставили из Санкт-Петербурга музыкантов лейб-гвардии Преображенского полка.

Онегомедиа

Национальный музей

Национальный музей Республики Карелия вырос из небольшой Григорьевской коллекции. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

Национальный музей Республики Карелия вырос из небольшой Григорьевской коллекции. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

Произошло в этот день и еще одно не менее знаменательное событие. Одновременно с памятником Петру Великому в городе открылся первый Олонецкий Естественно-Промышленный и Историко-Этнографический Музей. Это тоже было детище Григория Григорьевича.

Григорьев был первым олонецким губернатором, при котором начались планомерные научные исследования края. За двадцатилетие здесь побывало более сотни ученых, стала издаваться литература по истории, этнографии, геологии.

Сам Григорий Григорьевич, кстати, был членом Императорского Русского географического и Минералогического обществ. Одной из его идей было осуществить давнюю мечту Петра Великого – построить водный путь, соединяющий Онежское озеро с Белым морем. И почти удалось: после того как губернатор изложил свои соображения в отчете государю, Александр III распорядился выделить кредит для начала строительства Беломорского канала. Но грянула русско-турецкая война, и империи стало не до этого проекта… Построен ББК был уже только в 1930-е годы, в другую, трагическую для страны эпоху.

Что же касается музейного дела в Карелии, то губернатора с полным правом можно назвать его основателем. Под музей Григорьев отдал одну из комнат в собственном доме – ту, где ранее была бильярдная, площадью 60 квадратных саженей. И попросил (может, и обязал) чиновников собрать первые экспонаты для первой коллекции. Они до сих пор хранятся в Национальном музее Карелии, а коллекция так и называется –  Григорьевская.

Экспонаты Григорьевской коллекции:

Впоследствии коллекция музея регулярно пополнялась дарителями. Их имена печатались в «Олонецких губернских ведомостях» с обязательной благодарностью губернатора. Уже в 1886 году коллекция музея насчитывала более 3 тысяч предметов: горные породы, руды и минералы, образцы фабричной и заводской обработки, экспонаты, связанные лесными промыслами, судоходством, земледелием, охотой, рыболовством, бытом населения, местные виды растений и насекомых, раскольничьи рукописи, книги, иконы, картины, рукоделия… Были и вовсе диковинные вещи: так, из Пудожского уезда в музей была доставлена шапка из цельной шкуры гагары с крыльями.

 

Михаил Гольденберг. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

Михаил Гольденберг. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

Олонецкого губернатора Григория Григорьева как символ Карелии представляет директор Национального музея Республики Карелия Михаил Гольденберг:

— Григорьев был, безусловно, одним из самых талантливых управленцев в истории Карелии. Назначение его начальником Олонецкой губернии – это подарок судьбы. Да, ему повезло работать здесь во время оттепели, великих либеральных реформ, благодаря чему он смог осуществить многое из задуманного. Но очевидно, что сам Григорий Григорьевич был рьяный созидатель.

Не будет преувеличением сказать, что практически все хорошее и прогрессивное, вся основа для дальнейшего развития появились именно при Григорьеве. Олонецкие земства входили в число лучших и наиболее эффективных во всей империи прежде всего по вложениям в образование, здравоохранение, помощь сельскому хозяйству, дорожное дело, благотворительность. Затраты на эти цели в расчете на душу населения к началу ХХ века в два раза превышали общероссийский уровень. И эту систему, конечно, выстроил губернатор Григорьев.

Настоящая жемчужина в ожерелье его славных дел – музей. Днем рождения музея считается не дата его открытия, а 16 июня 1871 года. Именно в этот день Григорий Григорьевич подписал приказ о его создании, четко определив миссию музея: «Сохранить богатство для будущего…»

Да, сначала музей был совсем небольшим, работал не каждый день в неделю, чиновники, описывавшие коллекции, не владели научными методиками… Но мог ли Григорий Григорьевич представить, что из этого маленького семечка, которое он посадил, вырастет огромное и могучее дерево? Из Григорьевской коллекции вырос наш Национальный музей, фонды которого сегодня насчитывают около 230 тысяч единиц хранения, который имеет филиалы в районах. Но не только. Из созданного олонецким губернатором музея – общественного, непрофессионального – впоследствии возникла вся музейная сеть Карелии, в том числе музей изобразительных искусств, музей-заповедник «Кижи», имеющий ныне федеральный статус.

История не всегда бывает справедлива. Некоторых она назначает своими героями. А Григорьев – это истинный герой, который достоин того, чтобы о нем помнили с благодарностью и огромным уважением. В Национальном музее мы чтим его основателя: в 2014 году открыли в его честь памятную доску, и теперь посетителей встречает портрет Григория Григорьевича. Но в Петрозаводске нет даже небольшой улочки, названной в его честь…

Между тем у поэта пушкинской поры Михаила Максимова есть такие строки: «Венчает время след». Они вспоминаются, когда мы говорим о славном григорьевском двадцатилетии в истории нашего края.

 

 Прощание

Эпоха великих реформ начала клониться к закату после убийства народовольцами царя-освободителя. На престол взошел Александр III. Народовольческий террор породил период реакции, наступили политические и общественные заморозки. Михаил Гольденберг не исключает, что отставка олонецкого губернатора могла быть связана с этими обстоятельствами: новому времени на местах требовались другие люди с иными взглядами. Хотя и лет Григорию Григорьевичу тогда уже было немало: пошел восьмой десяток.

В 1890 году Григорьев был назначен членом Совета Министерства внутренних дел. К этому моменту он уже тайный советник, кавалер множества орденов: Белого Орла, Св. Анны 1-й и 2-й степеней, Св. Станислава 1-й степени, Св. Владимира 2-й и 3-й степеней.

В конце мая уже бывший губернатор готовился отбыть к новому месту службы в Cанкт-Петербург. Григория Григорьевича провожали с искренней грустью и сожалением. Уже никто не помнил, как холодно поначалу встретили губернатора, как насмешливо перешептывались по поводу инициалов – губернатор «три Г»… За двадцать лет Григорьев и его семья стали в Олонецкой губернии полностью своими, заслужив не просто уважение и авторитет, но и настоящую любовь жителей.

В день отъезда на пристань пришли представители всех сословий и состояний, народу было столько, что и в Петров день не бывает, сообщали «Олонецкие губернские ведомости». Капитан парохода «Свирь» больше чем на час задержал отплытие, чтобы дать проститься с бывшим губернатором всем желающим.

«После третьего свистка, когда концы были отданы, оркестр грянул марш «Скобелев». Пароход, как всегда, пошел задним ходом. Отойдя обычное расстояние от пристани, дал ход вперед. Не доезжая до нее сажень 10, застопорил машину и, пользуясь только силою инерции, тихо поплыл мимо пристани, на которой все махали снятыми с головы шляпами и фуражками…

(…)

Генерал все время стоял на мостике с открытой головой и раскланивался с провожавшей его публикой».

«Олонецкие губернские ведомости», № 41 за 2 июня 1890 года.

Григорий Григорьевич Григорьев скончался 5 марта 1899 года во Флоренции. Его тело перевезли в Россию и похоронили в Санкт-Петербурге.


Над проектом работали:
Мария Лукьянова, редактор проекта
Наталья Овсянникова, журналист, автор текста
Сергей Юдин, фотограф
Максим Алиев, вёрстка
Елена Кузнецова, консультант проекта

Идея проекта «100 символов Карелии» — всем вместе написать книгу к столетию нашей республики. В течение года на «Республике», в газете «Карелия» и на телеканале «Сампо ТВ 360°» выйдут 100 репортажей о 100 символах нашего края. Итогом этой работы и станет красивый подарочный альбом «100 символов Карелии». Что это будут за символы, мы с вами решаем вместе — нам уже поступили сотни заявок. Продолжайте присылать ваши идеи. Делитесь тем, что вы знаете о ваших любимых местах, памятниках и героях — эта информация войдет в материалы проекта. Давайте сделаем Карелии подарок ко дню рождения — напишем о ней по-настоящему интересную книгу!