Эдвард Гюллинг

Историю современной государственности Карелия отсчитывает с 8 июня 1920 года — даты основания Карельской трудовой коммуны. Возглавил ее Эдвард Гюллинг, доктор философии, экономист, статистик, политик и революционер. К нам он приехал из Стокгольма по приглашению самого Ленина. Почему Карелия перед Гюллингом в большом долгу — в новом выпуске проекта «100 символов Карелии».

Э.А. Гюллинг, председатель СНК АКССР. г. Петрозаводск. 1930-е гг. Автор съемки не установлен. Фото: Национальный архив Республики Карелия / Выставка "Эдвард Гюллинг. У истоков карельской государственности. К 135-летию со дня рождения"

Э.А. Гюллинг, председатель СНК АКССР. г. Петрозаводск. 1930-е гг. Автор съемки не установлен. Фото: Национальный архив Республики Карелия / Выставка «Эдвард Гюллинг. У истоков карельской государственности. К 135-летию со дня рождения»

В 1920 году Гюллинг пишет из Петрозаводска своей жене Фанни, собиравшейся приехать к нему из Стокгольма: «На первое время захвати продукты, к которым ты привыкла. Здесь все немножечко не так».

Сам Эдвард Отто Вильгельм, или Эдуард Александрович, как его здесь называют, к тому моменту живет и работает в Карелии уже несколько месяцев. Он не хочет пугать близких, но… Ему, первому председателю Революционного комитета Карельской трудовой коммуны (КТК), в свою очередь, тоже приходят письма. Например, от некоего красноармейца, вымаливающего хотя бы кусок мыла, ибо «от вшей спасу нет». В разоренном гражданской войной крае голод, в Петрозаводске — хлебные бунты…

Прошло пять лет. Катастрофические последствия разрухи преодолены. Голод побежден. В магазинах — неплохой ассортимент продуктов и товаров, почти как до революции. Гюллинг сумел успешно осуществить преобразования НЭПа. Идет строительство Кондопожской гидроэлектростанции, запущены Кемская ГЭС, Медвежьегорский лесозавод. В Петрозаводске появились первые бетонные тротуары. Но мечтал Гюллинг о гораздо большем…

Родители Э.А. Гюллинга Уно Александр Гюллинг и Евгения Гюллинг, урожденная Хельсингиус. Автор, дата и место съемки не установлены. Фото: Национальный архив Республики Карелия

Родители Э.А. Гюллинга Уно Александр Гюллинг и Евгения Гюллинг, урожденная Хельсингиус. Автор, дата и место съемки не установлены. Фото: Национальный архив Республики Карелия

Эдвард Отто Вильгельм Гюллинг родился в 1881 году в финском Куопио, в семье инженера-путейца. После окончания лицея в Ювяскюля учился в Императорском Александровском университете в Гельсингфорсе (Хельсинки). Затем преподавал в alma mater на курсе экономической статистики, получил степень доктора философии.

Но карьера кабинетного ученого или чиновника (Гюллинг также работал статистиком города Гельсингфорса) была явно не для него. Еще в университете Эдвард увлекся социалистическими идеями. В 1905 году вступил в Социал-демократическую партию Финляндии. С 1908-го на протяжении десяти лет был депутатом сейма (парламента) Финляндии. В 1918-м покинул ряды социал-демократов и вступил в финскую коммунистическую партию.

Неудавшаяся революция

В начале декабря 1917-го финский парламент провозгласил независимость страны. Одобрил сейм это решение далеко не единодушно. Голоса едва не разделились поровну: за декларацию проголосовали 100 депутатов, против — 88. Но окончательное решение было за советским правительством. 31 декабря 1917 года (по новому стилю) Владимир Ленин подписал декрет Совнаркома о признании независимости Финляндии — в 23 часа 50 минут. Вождь мирового пролетариата рассчитывал, что в Суоми после отделения начнется уже собственная революция и в итоге Финляндия станет «красной».

100 символов Карелии - баннер


Директор Национального музея Республики Карелия Михаил Гольденберг: "Ленин рассчитывал на революцию в Финляндии". Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Директор Национального музея Республики Карелия Михаил Гольденберг: «Ленин рассчитывал на революцию в Финляндии». Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— Революция действительно началась. И потерпела сокрушительное поражение в ходе жесточайшей гражданской войны. Генерал Карл Густав Маннергейм атаковал с севера, с юга наступал немецкий корпус. Красные финны были зажаты в тиски. Последним оплотом революции оставался Выборг. Когда он был взят, начался белый террор: расстреливали даже женщин и детей при подозрении не то что в связях с коммунистами — если жертвы просто говорили по-русски. Впрочем, нельзя не отметить, что жестокости в те годы хватало с обеих сторон, как и в любой гражданской войне, — рассказывает директор Национального музея Михаил Гольденберг.

В итоге красные финны стараются покинуть Финляндию… Немалая часть бежит в Советскую Россию, а еще — в США, Канаду, Швецию.

Среди тех, кто оказался в эмиграции в Стокгольме, Эдвард Гюллинг. Конечно, он принимал в финской революции самое активное и ключевое участие: входил в состав революционного правительства, был народным уполномоченным по делам финансов, начальником Главного штаба Красной гвардии. После поражения революции Гюллинг еще некоторое время работал в подполье, причем в прямом смысле этого слова — во время резни в Выборге ему даже приходилось укрываться в подземных тоннелях для инженерных коммуникаций. Затем все-таки уехал в Швецию.

Альтернатива Скандинавии

Но что дальше — жизнь «революционера в отставке»? Для такого деятельного человека это было бы очень тяжело. Осенью 1919-го Гюллинг переправляет Ленину послание — «Предложение о Карельской коммуне». Тактические задачи: оформить карельскую государственность и выбить почву из-под ног тех сил в Суоми, которые могли бы претендовать на Восточную Карелию. А стратегические — вытянув Карелию на европейский уровень, создать своего рода социалистическую альтернативу капиталистической Финляндии. Карелия в будущем должна была стать плацдармом для распространения социалистических идей в Суоми и Скандинавии.

Ленину идея пришлась по душе. Довольно скоро Гюллингу по нелегальным каналам передали приглашение приехать в Советскую Россию. В 1920 году он приезжает, встречается с Владимиром Ильичом. Они долго беседуют. Встреча, правда, была не с глазу на глаз, в ней участвовал давний соратник Гюллинга Юрье Элиас Сирола, который, кстати, к идее был настроен скептически. Но в итоге планы Гюллинга получили поддержку. 8 июня 1920 года вышел декрет о создании Карельской трудовой коммуны.

«К нам едет Бюллинг», — с таким заголовком вышел один из материалов газеты «Красная Карелия». Гюллинг был хорошо известен в европейских революционных кругах, но в Карелии о нем настолько ничего не знали, что даже перепутали фамилию…

Карельская трудовая коммуна стала очень интересным историческим феноменом. Да, в те годы на территории распавшейся Российской империи появлялись самые разные формы коммун и автономий — от Поволжья до Коми, от Удмуртии до Дагестана… Но в Карелии создалось фактическое двоевластие. В Карельскую трудовую коммуну сначала вошли три уезда: Петрозаводский, Кемский и Олонецкий. При этом осталась и Олонецкая губерния. Петрозаводск, таким образом, стал «двойной» столицей — главным губернским городом и центром карельской автономии. Обе власти были советские, большевистские, но существовали параллельно.

По сути, Карельская трудовая коммуна представляла из себя анклавы с преобладающим карельским населением. Гюллинг, обладая немалыми связями в Коминтерне, убедил предоставить КТК значительные налоговые льготы — и население стало перебегать из подчинения губернских властей в коммуну. Конечно, долго такая ситуация не могла продлиться.

Из коммуны — в республику

В 1923 году Карельская трудовая коммуна была преобразована в Автономную Карельскую Советскую Социалистическую Республику. Гюллинг остался ее руководителем — был избран председателем Совета народных комиссаров.

 

К тому моменту Гюллинг уже начал понемногу претворять в жизнь свои экономические планы. Многие из них и сейчас кажутся более чем амбициозными.

Что планировал сделать в Карелии Эдвард Гюллинг?

  • построить 10 целлюлозно-бумажных комбинатов
  • построить 5 электростанций
  • построить 5 тысяч километров дорог
  • полностью электрифицировать Мурманскую железную дорогу
  • развивать горнодобывающую, лесозаготовительную и деревообрабатывающую промышленность
  • в сельском хозяйстве развивать сеть кредитной и сбытовой кооперации

Подписка на газету Карелия - читаем как оформить.

 

На чем основывал свои грандиозные планы Гюллинг? Во-первых, на богатейших природных ресурсах края: лес, камень, обилие рек, пригодных для строительства электростанций.

Правда, в Карелии в те годы практически вообще не было дорог: крестьяне в глубинке передвигались по тропам. И даже летом — на специальных санях, ибо для телег с колесами тропы были непроходимы. Но именно поэтому Гюллинг и решил уделить столь большое внимание строительству коммуникаций.

Во-вторых, надежда была на достаточно широкую автономию и тот карт-бланш на создание по-европейски развитого региона, который дал ему Ленин. В Карелии остро не хватало квалифицированных кадров. Человек, окончивший техникум, был на вес золота. Гюллинг не просто приехал в Карелию со своей командой — с согласия Москвы он начал приглашать к нам специалистов и рабочих из США, Канады, Швеции, Финляндии. Уже в 1922 году в Нью-Йорке было открыто «Карельское бюро», главными задачами которого были содействие эмиграции и знакомство американских рабочих с жизнью Карельской трудовой коммуны.

 

Гюллинг был очень толковый руководитель, ему верили, к нему ехали. Американские и канадские финны привозили с собой тракторы, станки, племенной скот ценных пород — все для того, чтобы внести вклад в строительство образцовой социалистической республики.

Внимание руководитель Карелии уделял не только экономике — практически не было той сферы, где бы Эдвард Гюллинг не старался провести преобразования. И особенно заботился о науке, культуре и образовании.

Именно при Гюллинге Карельский краеведческий музей (ныне Национальный музей Карелии) получил статус государственного. Было это в 1928 году. Как рассказывает Михаил Гольденберг, в то время музей находился недалеко от кабинета Гюллинга в здании на Круглой площади. И Гюллинг всегда приводил сюда своих гостей. Руководить музеем он пригласил Степана Макарьева из Ленинградского университета, а лектором стал не кто иной, как Александр Линевский, знаменитый археолог и этнограф, впоследствии написавший повесть «Листы каменной книги».


Директор Национального музея Республики Карелия Михаил Гольденберг. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Директор Национального музея Республики Карелия Михаил Гольденберг. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Эдварда Гюллинга как символ Карелии представляет директор Национального музея РК Михаил Гольденберг:

— Эдвард Гюллинг — первый руководитель республики, возглавлявший ее в течение пятнадцати лет, с 1920 по 1935 год. При нем очень многое в Карелии появилось впервые. Начать даже с самого названия — Карельская трудовая коммуна. Впервые появилось государственное образование со словом «Карельская».

Перечислять то, что сделал Гюллинг, можно долго. В Петрозаводске был построен водопровод — до этого воду из Онежского озера по дворам развозили 26 водовозок. Автомобильные дороги и автотранспорт, первый городской автобус, телефонизация, радио и первые радиосеансы… Первый карельский вуз — педагогический институт — был создан в те годы, когда Карелией руководил Гюллинг. Огромный вклад он внес в развитие нашего Национального музея. На базе минералогической коллекции музея было создано Карельское отделение Академии наук РСФСР. И сам Гюллинг, руководитель республики, его возглавил — беспрецедентный факт.

Конечно, ему удалось сделать не все задуманное. Например, из десяти целлюлозно-бумажных комбинатов был построен только один — Кондопожский ЦБК, это его детище. Тем не менее вклад Гюллинга в развитие республики огромен. Благодаря ему в Карелию пришли очень и очень многие достижения цивилизации. Нашей республике повезло, что на первых этапах становления государственности ее возглавлял такой руководитель — ученый, интеллектуал, созидатель и преобразователь.


«Его всегда светлое лицо…»

У Гюллинга было много друзей среди европейских интеллектуалов, творческих деятелей. Например, немецкий философ, художник-график Генрих Фогелер, один из ярких представителей модерна. По приглашению Гюллинга он прибыл в Карелию и создал почти сотню работ, которые сейчас хранятся в Национальном музее.

 

Поначалу, в 1920-е годы, многие друзья Гюллинга, приехав в Петрозаводск, ночевали у него на диване в рабочем кабинете: остановиться было просто негде. Останавливался тут во время своего первого визита в Карелию и датский писатель, журналист Мартин Андерсен-Нексе.

Но, когда он приехал в Петрозаводск снова в 1933 году, его разместили уже в Доме крестьянина — первой построенной гостинице. Андерсен-Нексе отмечал и многие другие перемены: появилась регулярная связь с Ленинградом — ежедневный воздушный рейс и два железнодорожных экспресса. Город вырос, в пять раз увеличилось население — с 13 до 60 тысяч человек. Улицы были частично гудрированы, частично вымощены камнем.

 

— Когда я в последний раз зашел к товарищу Гюллингу проститься с ним перед отъездом на восток, я застал его в комнате, набитой приезжими, распивавшими кофе и рассуждавшими о политике… Его всегда светлое лицо казалось сегодня еще светлее, — вспоминал писатель.

Гюллинг любил литературу, в подлиннике читал немецких классиков, например Шиллера. И сам писал стихи — как и его жена Фанни. Они обменивались письмами, в которых разбирали и обсуждали поэтические опыты друг друга.

 

А еще достоверно установлено, что в кабинете у председателя карельского Совнаркома хранилось издание «Калевалы» — карело-финский эпос он тоже очень хорошо знал, любил и ценил. По его инициативе в 1935 году было отпраздновано 100-летие первого издания «Калевалы».

В марте 1928 года в Карелии начал выходить литературный журнал на финском языке. Назывался он тогда Punakantele / «Красное кантеле» (впоследствии, уже после Великой Отечественной войны — Punalippu / «Красное знамя», ныне — журнал Carelia).

Главный редактор журнала "Carelia" Армас Машин. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Главный редактор журнала Carelia Армас Машин. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

— Эдвард Гюллинг был образованный человек — ученый-экономист, ранее доцент Хельсинкского университета, специалист по статистике. В Карелии он был в числе инициаторов целого ряда важных начинаний. Среди красных финнов, членов карельского руководства, были и другие хорошо образованные, как сейчас говорят, продвинутые люди, например Александр Нуортева. Они понимали, что наряду с экономикой важно развивать общество, образование, науку, культуру. Создание литературно-художественного журнала было частью этой политики. В тех условиях журнал был безусловно востребован наряду с республиканской газетой и книгоизданием на финском языке. Идеи всестороннего развития республики актуальны и сегодня, — отмечает главный редактор журнала Carelia Армас Машин.

Punakantele (Национальная библиотека РК). Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Punakantele (Национальная библиотека РК). Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

При этом Гюллинг не мог избежать того, что диктовало ему время. Конечно, отмечает Михаил Гольденберг, во многом он превратился в типичного для тех лет регионального коммунистического лидера. Его именем называли цеха, фабрики, заводы и колхозы. Пограничники республики избрали его почетным пограничником. Когда в 1923 году Гюллингу после тяжелого заболевания ампутировали левую ногу, газеты печатали бюллетени о его здоровье.

И все же в частной жизни председатель Совнаркома оставался скромным в быту, открытым и доступным для общения человеком. В Петрозаводске сохранился дом на ул. Герцена, 14, где он жил. Нередко можно было видеть, как Гюллинг с трудом, на протезе, идет через парк, который сейчас называется Губернаторским, на работу…

 

— В Петрозаводске был тогда финский хор, в котором пели в том числе и девочки из старших классов нашей школы. Участницы хора решили поздравить песней Эдварда Гюллинга, когда ему исполнилось 45 лет. И вот рано утром в день рождения хор собрался у крыльца квартиры Э.А. Гюллинга. И многоголосно прозвучало: «Милый Яакка, милый Яакка, просыпайся, просыпайся!» Э.А. Гюллинг, конечно, проснулся, вышел одетым в пальто на крыльцо и тепло нас поблагодарил. Мы протянули ему цветы.

Из воспоминаний Кертту Осиповой, газета NeuvostoKarjala, 1984 год. Перевод статьи опубликован в книге «Эдвард Гюллинг. 1811-2011», Иркутск, 2011 г.

«Мы в долгу перед Эдвардом Гюллингом…»

«Времена не выбирают — в них живут и умирают…» Эти строки вспоминаются, когда размышляешь о таких людях, как Эдвард Гюллинг. Каково было его отношение к темной стороне того времени, в которое ему выпало жить и работать? Например, раскулачивание. Оно в Карелии было проведено в рекордно короткие сроки, чуть ли не за две недели. Подписи Гюллинга ни под одним документом нет. В такие моменты руководитель Карелии старался уйти в отпуск, уехать в командировки. Гюллинг ни разу не посетил стройку века — Беломорско-Балтийский канал… Но если вновь вспомнить стихотворение Кушнера, «время — кожа, а не платье».

К 1935 году все изменилось еще сильнее. Отношения СССР и Финляндии ухудшались. Прошли аресты по громкому «карельскому делу». А Гюллинга в 1935 году вызвали на партийный актив в Ленинград. Он знал «правила игры»: каялся, обещал исправить ошибки. Но с поста председателя Совнаркома его сняли.

Гюллинг уезжает в Москву. Его бывший одноклассник Отто Куусинен помогает ему устроиться в Институт мировой экономики. Человек, 15 лет руководивший республикой и совершивший крупные экономические преобразования, оказывается на должности младшего научного сотрудника.

Конечно, Гюллинг понимал, к чему все идет. В 1937 году он был арестован в московской квартире по обвинению в руководстве контрреволюционной организацией в Карелии, в национализме…

Эдвард Гюллинг после ареста. Фото: www.inkeri.ru

Эдвард Гюллинг после ареста. Фото: www.inkeri.ru

14 июня 1938 года первый председатель карельского Совнаркома Эдвард Гюллинг был расстрелян. Его жена Фанни тоже была арестована и скончалась в 1944 году в карагандинской ссылке.

Реабилитированы Эдвард и Фанни Гюллинг были после ХХ съезда КПСС в 1955-56 годах.

Сегодня память о Гюллинге в Петрозаводске сохранена в названии набережной вдоль реки Лососинка. Но до сих пор нет ни памятника первому руководителю республики, ни монографии о нем на русском языке…

 

Хотя одна книга на русском, посвященная Гюллингу, все же хранится в Национальной библиотеке Карелии. Только издана она не у нас, а в Иркутске. Сборник статей к 130-летию со дня рождения подготовила внучка Эдварда Гюллинга — Татьяна Ароновна Кондратьева. Статьи разных авторов и очерки воспоминаний карельского писателя Яакко Ругоева с финского языка перевела мать Татьяны Кондратьевой, Фанни Елена Гюллинг.

О том, как книга — и не только она! — попала в фонды Национальной библиотеки, рассказала главный библиотекарь отдела национальной и краеведческой литературы и библиографии Вера Ягодкина.

 

— На одной из конференций я познакомилась с Ларисой Сулеймановой, директором Иркутской областной государственной научной библиотеки им. Молчанова-Сибирского. И она рассказала, что проживающая в Иркутске внучка Эдварда Гюллинга, Татьяна Ароновна Кондратьева, готовит книгу о своем дедушке. Конечно, нас очень заинтересовала эта история, мы попросили, чтобы Татьяна Ароновна по возможности связалась с нами. И были очень рады, когда получили отклик от нее, — говорит Вера Ягодкина.

Национальной библиотеке Татьяна Кондратьева подарила около 20 экземпляров книги, которые были отправлены в муниципальные библиотеки республики. С помощью коллег из Иркутской областной государственной научной библиотеки удалось получить электронную копию этого издания и решить юридические вопросы с ее размещением на интернет-портале «Имена в истории Карелии» — это проект Национальной библиотеки о людях, внесших значительный вклад в развитие республики.

Кроме того, Татьяна Кондратьева предложила Национальной библиотеке много ценных и интересных материалов из своего семейного архива.

— Самое ценное в этой коллекции — это письма супруги Эдварда Гюллинга, Фанни Карловны (Фанни Элизабет) своим детям. Она писала их из карагандинской ссылки. Письма очень пронзительные, хотя на первый взгляд в них нет трагизма — они о простых бытовых вещах, в них советы матери своим детям. Но ощущается, насколько тяжело было Фанни Элизабет в разлуке с семьей, насколько трудно ей жилось… Эти документы на нашем портале доступны всем читателям. И они все еще ждут своего исследователя. Очень хочется надеяться, что эти письма заинтересуют специалистов, краеведов и когда-нибудь будут изданы в печатном варианте, потому что эти архивные материалы ценны не только с точки зрения истории. На мой взгляд, они будут иметь и воспитательное значение для подрастающего поколения. И, конечно, хочется верить, что когда-нибудь в Карелии будет издана книга об Эдварде Гюллинге, — добавляет Вера Ягодкина…

Михаил Гольденберг согласен: «Мы в долгу перед Эдвардом Гюллингом, человеком, который так много сделал для Карелии. Наша республика в течение ХХ века несколько раз меняла свой статус: с 1940-го по 1956-й была союзной, потом опять автономной. Но слово «Карельская», несмотря на все административные изменения, сохранилось в названии. И сегодня Республика Карелия — это не просто наименование региона, это протянувшаяся через столетие нить общей исторической судьбы и культуры, которая объединяет представителей всех живущих здесь народов».

 


Над проектом работали:
Мария Лукьянова, редактор проекта
Наталья Овсянникова, автор текста
Сергей Юдин, фотограф
Леонид Николаев, фотограф
Павел Степура, вёрстка
Игорь Фомин, дизайн
Елена Кузнецова, консультант проекта


При подготовке статьи использованы фото Национального архива Республики Карелия из материалов выставки «Эдвард Гюллинг. У истоков карельской государственности. К 135-летию со дня рождения»


Идея проекта «100 символов Карелии» — всем вместе написать книгу к столетию нашей республики. В течение года на «Республике», в газете «Карелия» и на телеканале «Сампо ТВ 360°» выйдут 100 репортажей о 100 символах нашего края. Итогом этой работы и станет красивый подарочный альбом «100 символов Карелии». Что это будут за символы, мы с вами решаем вместе — нам уже поступили сотни заявок. Продолжайте присылать ваши идеи. Делитесь тем, что вы знаете о ваших любимых местах, памятниках и героях — эта информация войдет в материалы проекта. Давайте сделаем Карелии подарок ко дню рождения — напишем о ней по-настоящему интересную книгу!