Династия Иссерсон-Барановых

Есть люди, талант которых, кажется, направлен только на то дело, которому они посвящают жизнь. Но выходит, что, продвигая это дело, они оказывают огромное влияние на мир вокруг. Именно так меняли действительность врачи из династии, основанной Давидом Марковичем Иссерсоном. В новом выпуске проекта «100 символов Карелии» мы увидим, как они это делали.

Хирург В. А. Баранов в операционной. 1940 год. Фото из книги "Три века Петрозаводска"

Хирург В. А. Баранов в операционной. 1940 год. Фото из книги "Три века Петрозаводска"

Самую известную династию врачей в Карелии основал Давид Маркович Иссерсон, земский врач Лодейнопольского уезда, входящего в XIX веке в состав Олонецкой губернии. Его сын Михаил Давыдович был превосходным хирургом и организатором. Доктор Иссерсон был настолько любим и уважаем, что его именем в Петрозаводске назвали больницу, в которой он продолжал работать. Примечательно, что еще одна больница в Петрозаводске — Республиканская — тоже носит имя врача из этой семьи, Василия Александровича Баранова.

Всего в династии  Иссерсон-Барановых 17 врачей и медработников. Не имея возможности рассказать обо всех подробно, мы выбрали для нашей истории только самых главных ее героев — людей, которые помогли изменить саму систему оказания медицинской помощи в Карелии.

Адольф Островский. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Адольф Островский

По словам Адольфа Григорьевича Островского, доцента кафедры общей и факультетской хирургии института медицины Петрозаводского госуниверситета, всех этих людей отличала одержимость профессией.

— Это же было поколение земских врачей. Земский врач должен уметь всё — его жизнь заставляла. Например, Михаил Давыдович три раза ездил за границу учиться. Одну из поездок спровоцировал случай из практики. Ребенок проглотил шарик, а доктор не знал, что делать. Чтобы научиться методике извлечения из трахеи посторонних предметов, пришлось ехать за границу. Тогда же не было эндоскопии! — рассказывает Адольф Островский, ученик Зинаиды Иссерсон, дочери Михаила Давыдовича.

Фигура земского врача представляется по-чеховски. В пьесе «Дядя Ваня» доктор Астров объясняет свою обычную усталость: «От утра до ночи всё на ногах, покою не знаю, у меня ни одного дня не было свободного — сыпной тиф, грязь, вонь, дым, телята на полу, с больными вместе…» Примерно такой жизнью в конце XIX и в начале XX веков жили все земские врачи.

Начало династии. Давид Иссерсон

Должность земского врача в Лодейном Поле (Олонецкая губерния) Давид Маркович Иссерсон получил в 1884 году. На весь Лодейнопольский уезд он был единственным доктором. Трудно сейчас представить объем его работы — в его ведении были Лодейное Поле, Заостровская, Мирошкинская и половина Подпорожской волости. Свои обязанности доктор Иссерсон исполнял «с редким усердием и аккуратностью» в течение 25 лет.

 

В 1903 году в Лодейном Поле была построена новая земская больница, главным врачом которой стал Давид Маркович. Одновременно он служил и участковым врачом.

Людмила Васильевна Баранова, дочь Василия Баранова и внучка Михаила Иссерсона. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Людмила Васильевна Баранова

Рассказывает Людмила Баранова, правнучка Давида Иссерсона:

— Земские доктора были врачами широкого профиля. Они знали терапию, акушерство, хирургию. Все они были подвижниками. Да, это была тяжелая служба — мой прадед две трети месяца должен был работать в уезде. А у него, между тем, была семья и дом. Не многие это выдерживали.

У Давида Марковича было трое детей: дочери Любовь и Елизавета и сын Михаил. Как ни странно, разъездная жизнь отца и сопутствующие ей тяготы не смущали детей доктора Иссерсона — двое из них тоже решили связать свою жизнь с медициной.

Одна из дочерей Давида Иссерсона, Елизавета Давыдовна, окончила Медицинскую академию Женевского университета, год работала в Парижской клинике, потом в Петербурге, затем была приглашена в Лодейное Поле, где какое-то время вместе с отцом работала земским участковым врачом. К слову, она была одной из первых женщин-врачей в Олонецкой губернии. Часть жизни Елизаветы Давыдовны связана с работой в больницах Петербурга и преподаванием в Государственном институте медицинских знаний. Позднее в Петрозаводске она заведовала лабораторией Республиканской станции переливания крови, а после войны работала в больнице Сортавалы врачом-лаборантом.

В 2016 году на фасаде здания Лодейнопольский районной поликлиники была открыта мемориальная доска земскому врачу Д. М. Иссерсону. Фото для "Республики" сделала Светлана Дмитриева, главный хранитель Лодейнопольского историко-краеведческого музея

В 2016 году на фасаде здания Лодейнопольский районной поликлиники была открыта мемориальная доска земскому врачу Д.М. Иссерсону. Фото для «Республики» сделала Светлана Дмитриева, главный хранитель Лодейнопольского историко-краеведческого музея

В 79 лет сын Давида Иссерсона Михаил Давыдович Иссерсон написал воспоминания о своей жизни, значительная часть которых была посвящена работе. Они основаны на дневниковых записях, поэтому описания событий точны и полны деталей, на их основе мы составили таймлайн главных профессиональных шагов Михаила Иссерсона.



Школа Иссерсона

Людмила Баранова говорит, что и ее прадед Давид Маркович Иссерсон, и его сын Михаил Давыдович, и впоследствии и зять Михаила Иссерсона Василий Александрович Баранов были первоклассными клиницистами и организаторами хирургической помощи.

Людмила Васильевна Баранова, дочь Василия Баранова и внучка Михаила Иссерсона. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Людмила Васильевна Баранова, дочь Василия Баранова и внучка Михаила Иссерсона. Фото: ИА «Республика»/Леонид Николаев

— Если ты врач-организатор, ты должен знать и понимать, как нужно развивать специальность: содействовать строительству помещений, приобретению оборудования для них, внедрять современные методики лечения. Развитие — это так интересно! И ты должен передавать свои знания ученикам, — рассказывает Людмила Баранова.

Давид Маркович передавал свои знания на практике, а его сын Михаил Давыдович вел занятия в фельдшерско-акушерской школе. Там же потом обучал навыкам средний медперсонал Василий Александрович, а его жена, Зинаида Михайловна Иссерсон, дочь Михаила Давыдовича, преподавала на курсах Красного Креста и была председателем экзаменационной комиссии фельдшерской школы. «Школа Иссерсона» — это были не просто слова.

Операционная в хирургическом отделении. Начало ХХ века. Фото из книги "Три века Петрозаводска"

Операционная в хирургическом отделении. Начало ХХ века. Фото из книги «Три века Петрозаводска»

Говорит Людмила Баранова:

— У нас была одна фельдшерско-акушерская школа, и она не имела возможности обеспечить все лечебные учреждения средним медицинским персоналом. Курсы Красного Креста были выходом из ситуации. Преподавание велось на общественных началах. Врачи-педагоги учили не только специальности, но и профессиональной этике. Я помню, как отец говорил, что к больному нужно относиться так, как будто это твой родственник. Выходишь из операционной — всей бригаде скажи спасибо. Это было воспитание.

Хирургическая лечебница имени Иссерсона

Два самых красивых больничных здания в Петрозаводске были построены еще до революции: глазная больница Шехмана (1909 год) на улице Военной (сегодня — Федосовой, там располагается Карельская епархия), и хирургическая больница Иссерсона (1912 год). Обе больницы были отделениями губернской земской больницы. Обе впоследствии носили имена их создателей.

 

Михаил Давыдович приехал в Петрозаводск в 1908 году и возглавил хирургическое отделение земской больницы. В то время в городе работало 13 врачей, 6 акушерок и повивальных бабок, 6 фельдшеров и 3 фельдшерицы. Единственный хирург, доктор медицины Николай Ильич Гуревич, уехал в Москву еще в 1907 году. Михаил Иссерсон приехал на его место.

Хирургический корпус губернской земской больницы был на краю города — на улице Военной (сейчас — Федосовой, 15). Больница была рассчитана на 40 больных.

Сейчас в бывшем хирургическом корпусе работают сотрудники музея-заповедника "Кижи". Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Сейчас в бывшем хирургическом корпусе работают сотрудники музея-заповедника «Кижи». Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин

Посмотрев на базу больницы, Михаил Давыдович поднимает вопрос о необходимости строительства нового здания хирургического отделения.

В новом здании должны были быть лифт, зубоврачебный кабинет, а также операционная «с обильным освещением и с хлороформной при ней». С южной стороны планировалась открытая терраса для выкатывания в хорошую погоду больных на кроватях. Вокруг больницы планировалось разбить сад. Проект нового корпуса земской больницы был разработан Густавом фон Голи. Об этом рассказывает историк архитектуры Елена Ициксон.

Здание было построено на углу улиц Садовой (сегодня — Кирова) и Широкой (сегодня — Еремеева). Сейчас здесь городская детская больница. На ее фасаде есть мемориальная доска: «В этом здании работал с 1912 по 1946 год один из основателей здравоохранения республики заслуженный врач Карельской АССР Иссерсон Михаил Давыдович».

 

В 1933 году хирургическое отделение стало самостоятельной хирургической больницей. В честь 25-летия работы Михаила Давыдовича в Петрозаводске и за его большие заслуги в развитии хирургической службы больнице было присвоено имя доктора Михаила Давыдовича Иссерсона. Да, доктор Иссерсон работал в лечебнице, носящей его имя. По словам Елены Ициксон, в этом не было ничего странного: в то время было принято называть улицы и учреждения именами живущих современников. Сегодня именем Михаила Иссерсона названа улица, строящаяся в районе Онежской набережной.

 

Интересная деталь. Окна операционной в хирургической больнице выходили не только в сад, но и на внешнюю улицу. Впоследствии живший в доме напротив Михаил Давыдович, а потом и его дочь Зинаида Михайловна, увидев в окнах операционной свет, могли быстро прийти и при необходимости оказать помощь оперирующему хирургу.

Людмила Васильевна Баранова сейчас живет в той квартире, окна которой (угловые на втором этаже) выходили на Хирургическую лечебницу. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Людмила Васильевна Баранова сейчас живет в той квартире, окна которой (угловые на втором этаже) выходили на хирургическую лечебницу. Фото: ИА «Республика» / Михаил Никитин


Пять новаций Михаила Иссерсона

Михаил Иссерсон в рентгеновском кабинете земской больницы. 1912 год. Фото из книги "И дольше века…", предоставлено издательством "Острова"

Михаил Иссерсон в рентгеновском кабинете земской больницы. 1912 год. Фото из книги «И дольше века…», предоставлено издательством «Острова»

1

В 1912 году в новом здании хирургического отделения больницы появился первый в Карелии рентгенологический аппарат, приобретения которого добился доктор Иссерсон. В то время открытие Рентгена широко использовалось в зарубежных клиниках, где стажировался Михаил Давыдович, но для провинциального города приобретение аппарата стоимостью 1 600 рублей стало большим и ответственным делом.

Один из кабинетов хирургической лечебницы. Сидит М. Д. Иссерсон, стоит А. А. Иконников. 1912 год. Фото из книги "И дольше века…", предоставлено издательством "Острова"

Один из кабинетов хирургической лечебницы. Сидит М.Д. Иссерсон, стоит А.А. Иконников. 1912 год. Фото из книги «И дольше века…», предоставлено издательством «Острова»

2

Создание специализированных служб: оториноларингологии, онкологии и других стало началом развития этих направлений в Карелии. Приобрели аппаратуру и внедрили современную методику проведения манипуляции по извлечению инородных тел, попавших в трахею и бронхи (эзофагобронхоскопия), которой Михаил Давыдович научился на стажировке в Швейцарии. (Он был единственным учеником из России на этих курсах).

Воскресный обход травматологической палаты. Слева направо: врач-ординатор К.А. Гуткин, заведующий хирургической лечебницей М.Д. Иссерсон. г. Петрозаводск. 1933 г. Фото Национального архива Карелии

Воскресный обход травматологической палаты. Слева направо: врач-ординатор К.А. Гуткин, заведующий хирургической лечебницей М.Д. Иссерсон. г. Петрозаводск. 1933 г. Фото Национального архива Карелии

3

В 1932 году в Петрозаводске открыты травматологическое отделение и травматологический пункт. Травматологическое отделение в Петрозаводске стало одним из первых в России, а травмпункт — вторым после ленинградского.

Истребитель "Карело-Финский донор", построенный на средства доноров и сотрудников Карело-Финской станции переливания крови.1943 год. Фото Национального архива Карелии

Истребитель «Карело-Финский донор», построенный на средства доноров и сотрудников Карело-Финской станции переливания крови. 1943 год. Фото Национального архива Карелии

4

Михаил Иссерсон лично произвел первое переливание крови 21 мая 1933 года. На базе хирургической лечебницы в 1933 году был организован филиал Ленинградского института переливания крови, который впоследствии стал самостоятельным учреждением — станцией переливания крови.

Детская палата Хирургической лечебницы имени Иссерсона. Врачи Р. Л. Виленская, М. Д. Иссерсон, В. А. Баранов, В. С. Голосницкий. 1940-е годы. Фото из книги "И дольше века…"

Детская палата хирургической лечебницы имени Иссерсона. Врачи Р.Л. Виленская, М.Д. Иссерсон, В.А. Баранов, В.С. Голосницкий. 1940-е годы. Фото из книги «И дольше века…»

5

Михаил Давыдович производил уникальные по тем временам операции: ушивание перфоративной язвы желудка, резекцию по поводу рака желудка, операцию на сердце после огнестрельного ранения. Все они имели благоприятный исход.


Из книги «И дольше века… Хроника трех веков медицинской династии Карелии»

«Совершенствование оперативной техники выразилось в том, что операции протекали четко и быстро. Грыжесечение продолжалось 7-8 минут. Была операция, которая продолжалась 4, 5 минуты по секундомеру. Операция по удалению аппендицита без спаек продолжалась 9 минут. Кесарево сечение — 18 минут».

Тяжелый момент

Современному человеку, не медику и не краеведу, возможно, сложно представить себе масштаб личности людей, о которых мы рассказываем. Да, врач Михаил Иссерсон и его зять и ученик Василий Баранов были талантливыми хирургами, новаторами и подвижниками. В профессиональной среде они имеют безупречную репутацию, подтвержденную и коллегами, и пациентами. Но и в частной, личной, жизни эти люди были честными, открытыми и бескорыстными. Возможно, эти качества делали их особенно уязвимыми.

М. Д. Иссерсон и В.А. Баранов. 1945 год. Из книги "И дольше века... Хроника трех веков медицинской династии Карелии", предоставлено издательством "Острова"

М.Д. Иссерсон и В.А. Баранов. 1945 год. Из книги «И дольше века… Хроника трех веков медицинской династии Карелии», предоставлено издательством «Острова»

В 1929 году Михаилу Давыдовичу и Василию Баранову пришлось пережить очень трудную историю, окончившуюся позорным «пролетарским судом». Обвиняемые на нем выглядели гораздо достойнее своих обвинителей. Собственное, карельское «дело врачей» было состряпано на основе операции обрезания, выполненной еврейскому младенцу. Ее провел доктор Иссерсон, его ассистентом был Василий Баранов. Напомним, что в то время в стране проводилась сокрушающая антирелигиозная кампания, повсюду уничтожались предметы культа, создавались союзы безбожников, а людей, которые когда-то имели отношение к церкви, подвергали яростной травле.

Рабочие разбивают колокол, сброшенный с Кафедрального собора. Фото из книги "Три века Петрозаводска"

Рабочие разбивают колокол, сброшенный с кафедрального собора. Фото из книги «Три века Петрозаводска»

Невероятно, но факт — лучшего хирурга республики доктора Иссерсона и его коллегу также подвергли публичному осуждению. Травлю начали корреспонденты газеты «Красная Карелия», объявившие операцию обрезания в советской больнице изуверством и преступным религиозным обрядом. Дело передали прокуратуре, а Михаила Иссерсона моментально исключили из членов правления Союза медсантруда. По сценарию того времени, «поступок» врачей обсуждался повсеместно. Рабочие Онегзавода требовали исключить их из рядов профсоюза.

Когда сейчас читаешь об этом в газете, даже не верится, что всё это могло быть. В журналистских описаниях публичной порки уважаемых хирургов можно видеть сопротивление коллег, вынужденных участвовать в этом «спектакле». Например, Михаила Иссерсона пытается защитить председатель медсантруда товарищ Троицкий, а также доктора Шиф, Хомутова, Сологуб.

(По традиции того времени людей на страницах газет называют только по фамилии).

Врачи АКССР. 1-й ряд: С.Б. Хазен, М.Д. Иссерсон, М.Ф. Леви, И.А. Шиф, Р.Я. Тихомирова, И.А. Шехман. 2-й ряд: А.М. Мойзе, А.А. Иконников, В.Т. Ярошевич, М.С. Порежский, А.А. Гуткин, Н.Ф. Кириков, Е.Ф. Луговской, М.Н. Заводовский, П.В. Тихомиров. 1923-1924 гг. Фото Национального архива Карелии

Врачи АКССР. 1-й ряд: С.Б. Хазен, М.Д. Иссерсон, М.Ф. Леви, И.А. Шиф, Р.Я. Тихомирова, И.А. Шехман. 2-й ряд: А.М. Мойзе, А.А. Иконников, В.Т. Ярошевич, М.С. Порежский, А.А. Гуткин, Н.Ф. Кириков, Е.Ф. Луговской, М.Н. Заводовский, П.В. Тихомиров. 1923-1924 гг. Фото Национального архива Карелии

Поразительный факт: резонанс был настолько велик, что на пролетарский суд в клубе «Металлист» 15 декабря 1929 года стали продавать билеты!

Михаил Давыдович и Василий Александрович вели себя на этом суде безупречно. Оба врача отказались от защитников. Оба не признали свою вину и не согласились с тем, что совершали религиозный обряд. Михаил Давыдович пытался объяснить собравшимся, что процедура обрезания, сделанная в больнице, была безопасна для ребенка, что такая практика давно существует в зарубежных странах.

В итоге пролетарский суд «признал действия Иссерсона и Баранова социально опасными, так как они нарушают декрет об отделении церкви от государства, и подрывающими борьбу советской власти с религиозными учениями». Обвиняемых приговорили к трем месяцам принудительных работ, которые потом заменили общественным порицанием.

Есть свидетельства, что Михаил Иссерсон, на которого пришелся основной удар общественного мнения, очень тяжело переживал эту ситуацию. До сих пор эта тема в семье остается болезненной, рассказывать о ней трудно.

Мы взялись написать об этом только для того, чтобы показать стойкость, характер и волю врачей. Более того, исторический контекст делает рассказ о профессиональном пути Михаила Иссерсона и Василия Баранова более объемным.

Бывшая хирургическая лечебница Иссерсона. Фото: Михаил Никитин

Бывшая хирургическая лечебница Иссерсона. Фото: Михаил Никитин

Михаил Давыдович Иссерсон умер в 1955 году. Гроб с телом знаменитого хирурга выносили из здания фельдшерско-акушерской школы. Проводить доктора пришло очень много людей. По воспоминаниям Людмилы Васильевны, горожане заполнили всю дорогу между проспектом Ленина и Левашовским бульваром.

Василий Баранов

Василий Александрович Баранов был одним из наиболее способных учеников доктора Иссерсона.

 

По совету своих братьев, уже работавших фельдшерами, он приезжает из Пудожа в Петрозаводск, чтобы поступить в Петрозаводскую фельдшерско-акушерскую школу, директором которой был известный врач Илья Александрович Шиф.

Учебу пришлось окончить на год раньше — началась Первая мировая война. «По распределению» Василий Баранов направляется служить участковым фельдшером в Ундозеро, а оттуда вскоре попадает на войну.

Война дала молодому врачу первоначальную хирургическую практику. После мобилизации он вернулся в Петрозаводск и начал работать в хирургическом отделении Центральной больницы города у Михаила Иссерсона. Именно по его инициативе наиболее способные фельдшеры (Петр Студитов, Константин Гуткин и Василий Баранов) были направлены учиться в Государственный институт медицинских знаний (Медицинская академия имени Мечникова).

 

Через четыре года ученики вернулись в Петрозаводск и впоследствии стали лучшими специалистами в своих областях: Петр Студитов и Василий Баранов — в хирургии, Константин Гуткин — в акушерстве и гинекологии.

Интересный факт. Врач, который поступал на работу в больницу, должен был пройти интернатуру, то есть прожить в буквальном смысле слова год в стенах лечебницы. 24 часа в сутки он был связан с работой.

Позднее Василий Баранов возглавил травматологическое отделение лечебницы и травмпункт. Травматология была его любимым делом.

«Он проделал невероятный объем работы, — пишет его коллега Лидия Теодоровна Филимонова. — С 1927 по 1950 год из 16 тысяч операций 7 тысяч сделаны им».

В 1933 году Василий Баранов стал мужем Зинаиды Иссерсон, дочери Михаила Давыдовича. Этот союз стал основой знаменитой династии врачей. Краткий рассказ о профессиональном пути Василия Баранова — в нашем таймлане.



Диагностика высочайшего класса

Василий Александрович Баранов был не только талантливым хирургом, но и первоклассным диагностом.

Рассказывает хирург, доцент института медицины ПетрГУ Адольф Григорьевич Островский:

— Василий Александрович подсел к больной на кушетку, задал несколько традиционных вопросов. После этого положил свою большую, красивую, с «чувственными» пальцами руку на живот больной, мягко провел по всему животу и сказал: «В операционную!» Я от такого результата был в ступоре. Позднее Василий Александрович пояснил, что в животе пациентки была катастрофа и помочь могла только операция. Этот случай остался в моей памяти как пример высочайшего класса диагностики.

Адольф Григорьевич говорит, что словами не всегда удается объяснить, в чем заключается мастерство талантливого врача. Чтобы почувствовать это, нужно быть свидетелем операций. Показательно, что, как правило, все операции доктора Баранова заканчивались благополучно.

Отрабатывая навык оказания медицинской помощи в самых разных условиях, врачи проводили экспериментальные операции в противогазах. На снимке В. А. Баранов и Д. И. Степанова. 1939 год. Фото из книги "И дольше века…", предоставлено издательством "Острова"

Отрабатывая навык оказания медицинской помощи в самых разных условиях, врачи проводили экспериментальные операции в противогазах. На снимке В.А. Баранов и Д.И. Степанова. 1939 год. Фото из книги «И дольше века…», предоставлено издательством «Острова»

Вот как вспоминает Василия Александровича профессор Анатолий Петрович Зильбер:

«Я приехал в Петрозаводск, уверенный в том, что Пирогов — первый хирург, а я — второй. И тут я увидел В.А. Баранова в деле. Эта операция и сейчас стоит у меня перед глазами. На одном из этапов он говорит: «Вот тут наложи зажим и тут» и рассекает ткани, а там сосуд диаметром со спичку. После операции я спросил: «Откуда вы знаете, что тут сосуд, ведь по анатомии его тут нет?» — «Есть сосуд, есть». На следующий день я притащил атлас: «Покажите, где тут сосуд?» А Василий Александрович отвечает: «Ну, значит, в атласе ошибка». Я видел настоящего хирурга».

Техническая зарисовка Василия Баранова. Фото из архива семьи Барановых

Техническая зарисовка Василия Баранова. Фото из архива семьи Барановых

Больница имени Баранова

Имя Василия Александровича Баранова было присвоено Республиканской больнице в 1979 году, почти через год после его смерти. Выбор был очевидным: доктор Баранов был первоклассным хирургом широкого профиля. Он делал операции на брюшной полости, нейрохирургические, оказывал помощь в травматологических ситуациях.

Республиканская больница была открыта в 1950 году на базе хирургической и терапевтической лечебниц Петрозаводска. Первоначально она располагалась в трех зданиях: основное — по ул. Кирова, 31 и вспомогательное — по ул. Кирова, 26, а затем и по ул. Куйбышева, 8, в котором располагались республиканская поликлиника, неврологическое отделение, несколько лечебных и лечебно-диагностических кабинетов.

 

Строительство новых корпусов больницы на Древлянке началось в середине 1950-х годов. В октябре 1956 года на улице Высотной был построен 1-й (хирургический) корпус больницы. Второй (терапевтический) корпус больницы был введен в строй в конце 1958 года.

Зинаида Иссерсон, дочь Михаила Иссерсона

В 1950 году после организации Республиканской больницы было открыто хирургическое отделение в городской больнице. Оно разместилось на втором этаже глазной лечебницы имени Шехмана. Заведующей отделением назначили Зинаиду Михайловну Иссерсон.

Нередко вызов на операцию происходил ночью.

«В темные ночи по бульвару ходить было страшно, и мама, когда шла в больницу, брала с собой кота, — рассказывает Людмила Васильевна. — Кот дожидался маму, и они вместе шли домой».

Многие годы Зинаида Михайловна Иссерсон была ведущим хирургом в Петрозаводске. Ее знало и любило очень много людей — и пациенты, и коллеги, и ученики.

Зинаида Иссерсон. Из книги "И дольше века... Хроника трех веков медицинской династии Карелии", предоставлено издательством "Острова"

Зинаида Иссерсон. Из книги «И дольше века… Хроника трех веков медицинской династии Карелии», предоставлено издательством «Острова»

«Внешне всегда спокойная, она никогда не повышала голоса, ко всем относилась уважительно и доброжелательно, никогда не раздражалась, умела сдерживать свои эмоции в самых трудных ситуациях», — вспоминает о ней ее ученик Адольф Островский.

Он же рассказывает случай:

— В Новый год привозят 70-летнюю пациентку с холециститом — надо оперировать и нужен ассистент. Звоню Зинаиде Михайловне. Она тут же встает из-за праздничного стола, ни звука не говорит, ассистирует мне и в 5 часов утра возвращается домой.

Под руководством Зинаиды Иссерсон в хирургическом отделении стали проводить сложные, ранее никогда не выполнявшиеся операции: на желудке, щитовидной железе и другие.

При Зинаиде Михайловне продолжается специализация хирургической деятельности, выделение новых специальностей: анестезиология, урология, торакальная хирургия.

Семья Барановых-Иссерсон

Василий Александрович и Зинаида Михайловна прожили вместе 45 лет. В 1935 году у них родилась дочь Людмила, а в 1938 году — сын Виктор.

 

Рассказывает Людмила Васильевна:

— Я знаю, что они поженились в Ленинграде. Отец был старше мамы на 13 лет.

У нас была очень дружная большая семья. Праздники всегда отмечались за большим столом, приходили гости. Летом проводили время на даче. Никогда в семье не повышался голос. Нас никогда не воспитывали с ремнем. Мы прожили с родителями очень хорошую и спокойную жизнь.

Напряженная профессиональная жизнь родителей не оставляла много времени на быт. Время, проведенное с мамой и папой вместе, очень ценилось.

Война на время разделила семью. С началом войны родители практически не выходили из операционной. Иногда сигналы воздушной тревоги заставали врачей за операцией, но все оставались на своих местах и продолжали работу.

Детей эвакуировали в Вытегру вместе с детским садом, на прощание Василий Александрович подписал им фотографию: «Дорогим, любимым моим крошкам Люкочке и Витюшке от папы, Петрозаводск, 6 июля 1941 год. Растите, мои любимые, развивайтесь, будьте достойными сынами нашей любимой Родины». Он не знал, увидятся они снова или нет.

После войны жизнь постепенно налаживалась. Любопытная деталь: в кинотеатре «Победа» за Василием Александровичем, Зинаидой Михайловной и их друзьями закрепляли определенные места. Нередко было так, что в середине вечернего воскресного сеанса к ним подходил контролер и передавал вызов в больницу.

Зинаида Михайловна и Василий Александрович. 1976 год. Фото: Семен Майстеман

Зинаида Михайловна и Василий Александрович. 1976 год. Фото: Семен Майстерман

Разговариваем с Людмилой Васильевной. Она рассказывает, как отец был депутатом Верховного Совета и КФССР, и КАССР.

— Зачем ему это было нужно?

— Я думаю, что есть некоторые вопросы, особенно организационные или финансовые, которые легче решать, если ты входишь во власть. Кроме того, ты можешь помочь людям решить их проблемы. Я запомнила один случай.

Мне было лет 14. Однажды днем в нашу дверь постучали. Я открыла и увидела очень пожилого человека, опрятно одетого, подстриженного, — аккуратный такой старичок. Он у меня спрашивает: «Василий Александрович дома?» — «Нет, он на работе». — «Знаете, я живу в Соломенном, у меня пенсия — пять рублей. (Мне почему-то запомнилось это — пять рублей). Я пришел поговорить с Василием Александровичем, нельзя ли мне увеличить пенсию».

Это было потрясением для меня. 70 лет прошло, а я помню. Значит, папа был настолько авторитетным, что человек мог прийти с личной просьбой прямо к нему домой.

Людмила Баранова, дочь Василия Баранова

Людмила Баранова, дочь хирургов, тоже стала врачом, но не клиницистом, а трансфузиологом — специалистом по крови. По сути, Людмила Васильевна стала продолжателем дела своего деда Михаила Иссерсона.

Заслуженный врач России, Почетный гражданин Карелии Людмила Баранова. Фото: Виталий Голубев

Заслуженный врач России, почетный гражданин Карелии Людмила Баранова. Фото: Виталий Голубев

«Мне нравилась моя работа. Я пришла на станцию переливания крови, когда она была на первом этаже здания глазного отделения на улице Военной (сегодня — Федосовой). Было у нас всего 10 комнат вместе с операционной и 25 специалистов», — вспоминает Людмила Васильевна.

Позднее, став руководителем службы, она, как ее отец и дед, будет добиваться строительства нового здания станции переливания крови. Его построят в 1968 году на улице Пирогова, и Людмила Васильевна будет здесь бессменным руководителем в течение 46 лет.

В советское время Карелия занимала первые места в стране по уровню развития безвозмездного донорства в РСФСР. Служба развивалась — на станции начали открываться новые отделения и лаборатории: отдел сушки плазмы, бактериологическая лаборатория и другие. Станция первой среди медучреждений Карелии освоила определение австралийского антигена — одного из маркеров гепатита.

Людмиле Васильевне, как и ее деду, хотелось, чтобы наша станция переливания крови была оснащена не хуже европейских центров. Однажды после поездки в Финляндию ее спросили: «Что у них и у нас делается одинаково?» Она ответила: «Мы одинаково колем вену».

Вскоре благодаря усилиям доктора Барановой в Карелии появились аппараты для автоматической заготовки плазмы, как в европейских клиниках. У нас они были установлены раньше, чем на Московской станции переливания крови и на годы раньше, чем в остальных регионах страны.

Людмила Васильевна работала на станции переливания крови до 2009 года. После ухода она стала возглавлять общественный совет при Министерстве здравоохранения РК.

Служение

Отношение к профессии у представителей династии Иссерсон-Барановых равнозначно служению. На первом месте для них всегда были интересы дела и его развития. Позднее, став известными — профессионалами и общественниками, они продолжали оставаться скромными людьми.

«Скромность семьи Барановых была известна всем и вызывает до сих пор всеобщее уважение. В тяжелые 1980-е годы они не вносились в списки на спецпайки и в спецраспределители. Я помню стоявшую в очереди за молоком в гастрономе Зинаиду Михайловну», — вспоминает Фаина Левина, заслуженный врач КАССР.

Василий Александрович Баранов с санитарками. Фото из семейного архива Барановых

Василий Александрович Баранов с санитарками. Фото из семейного архива Барановых

О скромности Барановых рассказывает и Адольф Григорьевич Островский: «Василий Александрович был аскетом. Он же был зампредседателя президиума Верховного Совета, от него многое зависело, но он никогда не пользовался своим положением. И такая вся семья. Что-то брать как благодарность — не было этого. Другая психология. Они даже в отпуск никуда не ездили».

«С одной стороны, они были ближе к нам, а с другой — дальше. Они были на той высоте, когда к ним обращались только с поклоном. А ближе, потому что они ходили где-то рядом с нами», — говорит Адольф Островский.


Юрий Шлейкин. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин

Юрий Шлейкин

Медицинскую династию Иссерсон-Барановых как символ Карелии представляет заслуженный журналист России и Карелии Юрий Шлейкин. Он лично знает многих в этой семье, участвовал в подготовке книги о ней.

— Привычны слова: «Главное богатство Карелии — это люди». Но подобную фразу говорят и в других регионах. В чем же тогда уникальность того или иного имени для Карелии? А если это не одно имя, а династия из двух десятков имен? И эта династия творит добро, возвращает здоровье и саму жизнь людям на протяжении не десятилетий, а веков?! В уникальной династии Иссерсон-Барановых — звездные имена, ставшие легендой, вошедшие в учебники и энциклопедии.

Имена хирургов Михаила Иссерсона, его дочери Зинаиды Иссерсон и его ученика Василия Баранова навсегда вписаны в историю медицины Петрозаводска и Карелии. На их счету десятки тысяч успешных операций и спасенных жизней. По праву все трое отмечены высшей наградой Советского Союза — орденом Ленина, а имена Михаила Давыдовича Иссерсона и Василия Александровича Баранова были присвоены главным здравницам Карелии.

В годы Великой Отечественной войны станция переливания крови, которой руководил Михаил Давыдович Иссерсон, передала для фронта и тыла 10 тонн крови! Это тоже тысячи спасенных жизней. Придет время, и руководителем станции станет внучка Михаила Давыдовича Людмила Васильевна Баранова, почетный гражданин Республики Карелия. Она будет на этом посту полвека, а потом создаст замечательную книгу о пяти поколениях врачей, общий стаж которых в медицине более 500 лет!

Так что кто более матери-истории ценен? Мы говорим — медики Карелии, подразумеваем — Иссерсон-Барановы…


В тексте использованы факты из книги Людмилы Барановой «И дольше века… Хроника трех веков медицинской династии Карелии».


Над проектом работали:
Мария Лукьянова, редактор проекта
Анна Гриневич, журналист, автор текста
Михаил Никитин, фотограф
Леонид Николаев, фотограф
Павел Степура, вёрстка
Елена Кузнецова, консультант проекта

Идея проекта «100 символов Карелии» — всем вместе написать книгу к столетию нашей республики. В течение года на «Республике», в газете «Карелия» и на телеканале «Сампо ТВ 360°» выйдут 100 репортажей о 100 символах нашего края. Итогом этой работы и станет красивый подарочный альбом «100 символов Карелии». Что это будут за символы, мы с вами решаем вместе — нам уже поступили сотни заявок. Продолжайте присылать ваши идеи. Делитесь тем, что вы знаете о ваших любимых местах, памятниках и героях — эта информация войдет в материалы проекта. Давайте сделаем Карелии подарок ко дню рождения — напишем о ней по-настоящему интересную книгу!