Деревня Кинерма

Репортажем о Кинерме, официально входящей в число самых красивых деревень России, мы открываем масштабный проект «100 символов Карелии». К 100-летию республики по заявкам читателей мы напишем 100 материалов о том, чем гордится и славится наш край. А по итогам мы издадим книгу, которая станет юбилейным подарком любимой Карелии от ее жителей.


Мария Морозова

Мария Лукьянова,
главный редактор ИА «Республика Карелия», автор и редактор проекта «100 символов Карелии»

Информационное агентство «Республика Карелия» запускает новый проект «100 символов Карелии». Он посвящен грядущему столетию республики. Идея проекта — всем вместе написать книгу к юбилею нашей любимой Карелии.

Как мы это сделаем? В течение года на сайте «Республика», в газете «Карелия» и на телеканале «Сампо ТВ 360°» выйдут 100 репортажей о 100 символах нашего края. Итогом этой работы и станет красивый подарочный альбом «100 символов Карелии».

Что это будут за символы, мы с вами решаем вместе. В группе «Республики» в социальной сети мы завели отдельную ветку для обсуждения. Присылайте сюда ваши идеи, что или кого можно назвать символом Карелии.

Люди, места, события, природа, кухня, традиции — всё, чем мы с вами гордимся, что мы ценим, что мы хотим сохранить. Всё, о чем, по вашему мнению, стоит рассказать.

Буквально за несколько дней до старта проекта мы уже получили более полусотни заявок от наших читателей. Продолжайте писать нам — по вашим рекомендациям верстается план работы редакций на год. Самые интересные из ваших комментариев и фотографий также войдут в наши материалы, а потом и в книгу.

Открывает проект репортаж о деревне Кинерма. В 2016 году она вошла в список самых красивых деревень России. Но для нас гораздо важнее, что это место, где можно увидеть, как многовековая история целого народа отражается в жизни одной неравнодушной семьи.


Более 500 лет в маленькую карельскую деревню Кинерма, где нет и двух десятков домов, нескончаемым потоком тянутся люди. Раньше они шли «пешком даже за сотни верст», чтобы поклониться чудотворной иконе Смоленской Божией Матери. Теперь, когда знаменитый образ давно увезли в музей, место паломников заняли туристы — они приезжают сюда тысячами, чтобы увидеть настоящую карельскую деревню, самобытную и необычную одновременно.

Деревня Кинерма. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Деревня Кинерма. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

«Это мое генеалогическое древо, здесь показаны все мои предки, которые когда-либо жили в этой деревне», — говорит 14-летний Егор Калмыков. Он с 7 лет профессионально водит экскурсии по своей родовой деревне и точно знает, что его прапрапрапрабабушка Дарья Осипова родилась здесь в 1799 году. А это значит, что в этом году исполняется 220 лет с момента, как род Егора живет в Кинерме — древней и очень хорошо сохранившейся деревне карелов-ливвиков.

Егор Калмыков из деревни Кинерма. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Егор Калмыков из деревни Кинерма. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Еще не так давно считалось, что первое письменное упоминание о Кинерме относится к 1563 году, когда местные земли и крестьяне были внесены в Писцовые книги Обонежской пятины. По новым данным, деревня сильно «постарела» — теперь ее датируют 1496 годом.


Архитектор Ирина Гришина. Фото: ИА "Республика"

Деревню Кинерма как символ Карелии представляет архитектор Ирина Гришина

— Кинерма — деревня карельская, потому что построена карелами и живут в ней карелы. Ее самобытность — в свободе и живописности постановки домов. При всей компактности, почти стесненности (в деревне всего 16 домов) она «разбросана» — здесь нет прямых улиц и параллельно стоящих строений. Считается, что таким образом карелы учитывали микрорельеф и ставили дома, выбирая участок самый ровный, но при этом позволяющий обратить лицо строения на солнечную сторону. Такой подход — своеобразный компромисс человека с природой.

Сами дома Кинермы — традиционные, архаичные. С внешним декором, который нравится туристам, и внутренними элементами — амбарчиками и хлевами, привлекательными для специалистов.

При всей «карельскости» Кинерма очень необычна. Ее секрет — в планировке. Она круговая с кладбищем и часовней в центре. Хотя традиционно их было принято оставлять за деревней.

Кинерма может быть символом Карелии прежде потому, что это деревня счастливой судьбы. Она стоит в хорошем месте, на проезжей дороге, сюда легко добраться. Она популярна, ее многие знают. У нее есть заботливые хозяйки — сестры Ольга и Надежда, местные жительницы, которые ее хранят. И главное, Кинерма еще здорова — она очень хорошо сохранилась.

Необычность, самобытность и счастливая судьба превращают Кинерму не просто в символ. Это деревня мечты — очень бы хотелось, чтобы многим деревням Карелии улыбнулась бы такая же удача, как и нашей Кинерме.


О происхождении и толковании имени деревни специалисты спорят до сих пор, но сами местные жители видят в ливвиковском произношении имени деревни — Kinnermaki — слово «гора», maki. И объясняют: Кинерма стоит на возвышенности и могла во времена шведских набегов на Карелию исполнять сторожевую функцию, тем более что ее компактность и круговая планировка усиливают ассоциации с оборонной крепостью.

Круговая планировка — действительно главная визитная карточка Кинермы. Кладбище и часовня посреди застройки подчеркивают необычность.

 

Часовня Смоленской иконы Божией Матери в центре деревни Кинерма. Фото: "Сампо ТВ 360°" / Александр Борисов

Часовня Смоленской иконы Божией Матери в центре деревни Кинерма. Фото: «Сампо ТВ 360°» / Александр Борисов

«Думаю, что когда деревня закладывалась, кладбище традиционно планировалось на окраине, но за несколько веков дома его «окружили»», — считает Ирина Гришина, заместитель директора Института народного зодчества ПетрГУ, одна из авторов книги «Традиционный карельский дом». По ее предположению, не выходя за границы небольшой территории, Кинерма пыталась сохранить окружавшие ее пахотные земли.

— Часовня Смоленской иконы Божией Матери — одна из двух самых старых зданий Кинермы. Шведский мастер построил ее вместе с сохранившимся до сегодняшнего дня домом Ершовых 263 года назад, — рассказывает туристам Егор Калмыков. — Швед пришел в Кинерму в поисках заработка, так как в тот год у него на родине случился неурожай. И карелы заказали ему часовню, предыдущая накануне сгорела дотла. На пожаре чудесным образом спаслась только особо почитаемая по всей Карелии Смоленская икона Божией Матери. Взяв в руки обгоревшую, но уцелевшую икону, карелы дали обещание построить для нее часовню, которая будет красивее прежней. И сдержали слово.

Икона Божией Матери «Смоленская» (она же «Одигитрия») смогла пережить даже разорение советского времени. Тогда, в 30-е годы, древнюю часовню в Кинерме было решено разобрать. Работу начали с колокольни. Ее купол отпилили и сбросили вниз вместе с колоколами. При ударе о землю самый большой колокол громыхнул так громко, что рабочие испугались и оставили часовню в покое. Так в очередной раз чудесным образом икона уцелела. Она оставалась в Кинерме вплоть до 1979 года, когда ее забрали в Музей изобразительных искусств Карелии и, как оказалось, снова спасли. Уже через год часовня была разграблена.

Bonn pizza


 

Владимир Платонов, хранитель музейной коллекции «Древнерусское искусство» Музея изобразительных искусств, считает, что икона «Богоматерь Одигитрия» из деревни Кинерма относится к памятникам новгородской живописи второй половины ХV века. «Икона происходит не из сельской, а из посадской или монастырской мастерской, о чем свидетельствуют продуманность композиционных приемов, тщательность письма». При этом в иконе нет «простонародного восприятия образов» — в них заложен глубокий психологизм, а простота художественных решений подчеркивает обостренность чувства.

 

Архитектор Ирина Гришина: «Часовня в Кинерме и часовня в Маньге похожи как родные сестры. Но в Маньге часовня сохранилась лучше: там до сих пор есть колокольня. Жители Кинермы хотят восстановить ее и у себя. В свое время сотрудники нашего института сделали научную графическую реконструкцию колокольни. Настоящая ракета на старте — такая она получилась высокая и впечатляющая. Привычный облик Кинермы она поменяет, но не испортит».

Традиционные карельские дома, «окружившие» кладбище и часовню, представляют огромный интерес для исследователей со всего мира: они не только хорошо сохранились, но и стоят на своих исторических местах — бесценные с этнографической точки зрения памятники деревянного зодчества.

По мнению архитекторов, в Карелии между русскими, вепсскими и карельскими деревнями больше сходства, чем отличий. Так как традиционный уклад крестьянской жизни был одинаковым, мы видим всё те же дома с пристроенными дворами-сараями, амбары, бани. Часовни. А отличия обнаруживаются в деталях, в нюансах.

Дома в Кинерме принято называть фамилиями живущих в них родов. От этого начинает казаться, что они живые.


 

Дом Гавриловых

— самый большой дом в Кинерме. Его сруб, сложенный из толстых бревен, напоминает крепостные стены. На лицевом фасаде — типичный карельский балкончик. От заонежских балконов с арками на высоких столбах он отличается низкими ограждениями. Это чисто декоративные балкончики, они служили украшением, и хотя маленький выход из дома на них есть, использовался он в основном только для ремонта. Красивые угловые столбики, тесно поставленные друг к другу резные доски-балясины создают на балкончике сплошную декоративную полосу. Это очень характерно для домового декора южных карелов.

Наличники — карельский вариант известных вепсских и заонежских наличников, волюты которых отдаленно напоминают силуэты птиц. Это в принципе те же барочные наличники, которые мы можем видеть в каменной архитектуре Петербурга. Волютные наличники в карельских домах встречаются как исключение.


Дом Ершовых - один из немногих домов в Кинерме, где живут круглый год. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Дом Ершовых — один из немногих домов в Кинерме, где живут круглый год. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Дом Ершовых

интересен сохранившейся сложной внутренней планировкой. В ней — предшествующие этапы развития карельского жилища, когда дом состоял только из избы, сеней и клети, а крытый двор с хлевами и сарай стояли отдельно. Это видимые следы истории, такие дома очень интересны для исследователей.


Бывший дом Качаловых был реконструирован и стал теперь домом Гоккоевых. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Бывший дом Качаловых был реконструирован и стал теперь домом Гоккоевых. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Дом Гоккоевых (Качаловых)

В южно-карельских деревнях, в том числе и в Кинерме, сохранились формы связи жилых и хозяйственных помещений дома, которые уже не встречаются у русских. Например, брус с уширенным двором-сараем. В выступающей части двора-сарая традиционно устраиваются ворота, и они тоже, как и лицо дома, обращены на солнечную сторону. Возможно, такие дома у карелов сохранились дольше, так как у них дольше сохранялась древняя животноводческая магия, предписывающая во избежание сглаза не устраивать двери хлевов с северной стороны.


 

Дом Вокуловых

сегодня полностью отреставрирован и превращен в музей истории Кинермы. В хозяйственных частях, бывшем хлеву — выставка по истории деревни. В сарае — фотовыставка с фотографиями деревни. Она рассказывает о традиционной деревенской культуре ливвиков. В верхней, бывшей жилой, части дома сегодня находятся гостевые комнаты. Здесь можно пожить, как в гостинице, в интерьерах традиционной карельской избы.


Вопросы к Егору Калмыкову у туристов житейские: Где у вас тут школа? Глубоко ли в деревне вода? Ходит ли отец на охоту? Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Вопросы к Егору Калмыкову у туристов житейские: Где у вас тут школа? Глубоко ли в деревне вода? Ходит ли отец на охоту? Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Из экскурсии, которую ведет Егор Калмыков, мы узнаем, что в XVI и XVII веках Кинерму дотла сжигали шведы и полностью разрушали поляки. Но деревня каждый раз отстраивалась в прежнем виде. Исторического максимума, 168 человек, население Кинермы достигло в 20-х годах прошлого века.

Сегодня в Кинерме постоянно проживают 5 человек. Это семья Калмыковых и 86-летний Иван Алексеевич Ершов. Дядя Ваня держит двух коз и пытается как-то сохранить свой дом, которому уже больше 270 лет. Надежда Калмыкова с мужем и двумя сыновьями стараются не дать погибнуть всей деревне. Именно им Кинерма обязана своей современной, без преувеличения, мировой славой.

Чтобы провести экскурсию для неожиданно приехавших раньше времени туристов, Егора сняли с уроков. Отец съездил за ним в Ведлозеро, в школу, где учится мальчик.

Надежда и Егор Калмыковы из деревни Кинерма. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Надежда и Егор Калмыковы из деревни Кинерма. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Маму Егора — Надежду Калмыкову — в Карелии хорошо знают. Ее называют хозяйкой Кинермы, хотя ее семье в деревне принадлежат только 4 дома.

В прошлом году Надежда вместе с жителями Кинермы, в основном использующими свои дома как дачи, и потомками когда-то проживавших здесь родов, заложила в деревне яблоневый сад — так они и многочисленные друзья Кинермы отметили 20-летие своей работы, суть которой проста: не дать деревне погибнуть.

О Надежде Калмыковой, возрождающей Кинерму, ее сестре Ольге Гоккоевой, основавшей в соседнем поселке Ведлозеро Дом карельского языка, много и часто рассказывают в СМИ. А после того как Кинерма официально вошла в Ассоциацию самых красивых деревень России, «девочек из Кинермы» — как ласково называют их все, от чиновников до артистов — стали приводить в пример как самоотверженных общественников, двигающих вперед карельский туризм.

Статус одной из самых Красивых деревень России Кинерма получила в 2017 году. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Статус одной из самых Красивых деревень России Кинерма получила в 2017 году. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

И хотя сама Надежда говорит, что мечтает об открытии в Кинерме этномузея, она тут же признается, что категорически не хочет превращать Кинерму в туристическую деревню.

— Мы хотим сохранить ее живой. Больше всего мне бы хотелось, чтобы сюда вернулись наследники родов, сегодняшние молодые пенсионеры, и деревня зажила бы как раньше.

Конечно, Надежда Калмыкова хорошо понимает, что это утопия, но все равно настаивает: «Туризм для нас — это только средство сохранения деревни, а не самоцель».

Кинерма - точка на карте для туристов, которые путешествуют по Карелии на снегоходах. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Кинерма — точка на карте для туристов, которые путешествуют по Карелии на снегоходах. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Сохранить Кинерму для семьи Калмыковых как минимум означает не дать разрушиться ее бесценным домам. Но ни в нашей стране, по сути, ни в мире не существует механизмов, позволяющих за государственные деньги или на средства грантов реставрировать объекты, находящиеся в частной собственности. Поэтому, несмотря на то, что в Кинерме уже многое удалось сделать за счет международных проектов, основные расходы лежат на жителях самой деревни. Вот и приходится Надежде и ее семье практически круглосуточно работать, чтобы круглогодично принимать туристов, зарабатывая если не на реставрацию сокровищ карельского деревянного зодчества, то хотя бы на аварийные работы.

Надежда Калмыкова в деревне Кинерма. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Надежда Калмыкова в деревне Кинерма. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

На карте отмечают, откуда в Кинерму едут туристы. Для Европы хотят купить отдельную карту - иголки уже не помещаются. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

На карте отмечают, откуда в Кинерму едут туристы. Для Европы хотят купить отдельную карту — иголки уже не помещаются. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

А туристы тем временем едут сюда со всего мира. Заявки поступают уже на лето 2020 года. На карте хотя и пытаются отмечать географию гостей Кинермы, но посчитать количество приезжающих сюда людей не могут. «Некогда», — говорит Надежда и только вспоминает, что в 2017 году они приняли четыре с половиной тысячи туристов. Сейчас их стало, безусловно, больше.

Туристы в первую очередь обращают внимание на декоративное убранство дома. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Туристы в первую очередь обращают внимание на декоративное убранство дома. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

В карельском зодчестве декор угловатый, острый, более геометричный, чем в зодчестве русских. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

В карельском зодчестве декор угловатый, острый, более геометричный, чем в зодчестве русских. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Оживляется хозяйка Кинермы, когда показывает нам свой родовой дом. Ему больше 170 лет — здесь родились ее мама, дедушка и прадедушка. А вот сама Надежда детство и юность провела в Петрозаводске. В Кинерму приезжала только на летние каникулы к бабушке, а полностью посвятить свою жизнь родовой деревне решила уже после окончания кафедры прибалтийско-финской филологии Петрозаводского госуниверситета и учебы в Финляндии.

Надежда Калмыкова у своего родового дома в деревне Кинерма: "Для меня этот дом - самый красивый в деревне!" Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Надежда Калмыкова у своего родового дома в деревне Кинерма: «Для меня этот дом — самый красивый в деревне!» Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

«Любовь мамы к своим родителям и к родной земле, видимо, передалась и нам. У карелов вообще очень сильная связь с предками. Я знаю, что здесь похоронены мои родные. Я ощущаю их помощь, они меня вдохновляют. Я чувствую себя здесь хорошо. Это мое место».

Сегодня Надежда Калмыкова признается, что уже не строит далеко идущих планов. Но она будет очень рада, если этим летом, 10 августа, в день Смоленской иконы Божией Матери, когда в Кинерме празднуют день деревни, сюда удастся снова привезти из Петрозаводска чудотворную Богоматерь «Одигитрию».

— Мы уже делали это однажды. Купили киот, страховку, заказали полицию для охраны. Встречали икону в начале деревни. Мы не ожидали такого количества гостей — было человек пятьсот. Нам пришлось служить на улице и идти крестным ходом вокруг всей деревни.

 

Наверное, когда увидишь, как вокруг маленькой Кинермы, где живут мама, папа, два сына и старый дядя Ваня, вдруг разом пойдут пять сотен человек, то наверняка вспомнишь слова преподобного Серафима Саровского: «Спасайся сам и вокруг тебя спасутся тысячи». Так говорил старец, призывая любое хорошее дело начинать с себя и ничего не ждать от других. Кажется, именно так живет Надежда Калмыкова и ее семья — хранимые памятью предков, они верят, что беззаветным служением смогут продлить жизнь своей родине — крохотной красивой карельской деревне Кинерма. А значит, и всей карельской земле.

Баннер Лукойл СЗН

 


Над проектом работали:
Мария Лукьянова, автор текста, редактор проекта
Наталья Порукова, журналист
Леонид Николаев, фотограф
Александр Борисов, оператор
Алексей Белянинов, режиссёр
Илья Дедюшко, режиссёр
Игорь Фомин, дизайнер
Павел Степура, вёрстка
Елена Кузнецова, консультант проекта