День республики

В XX веке Карелия несколько раз меняла имя и статус: была губернией, коммуной, республикой — автономной и союзной. В 2020 году мы празднуем столетие своей государственности. День республики как праздник изначально задумывался как «символ, олицетворяющий процесс оформления государственности Карелии». Разбираемся, от каких событий принято отсчитывать юбилейную дату, в проекте «100 символов Карелии».

День республики в Беломорске в 2018 году. Фото: "Республика" / Сергей Юдин

День республики в Беломорске в 2018 году. Фото: "Республика" / Сергей Юдин

Лето 1920 года. В Гааге проходит поддержанный Ватиканом конгресс христианских профсоюзов, в Великобритании и Иране появляются свои коммунистические партии, Сормовский завод под Нижним Новгородом выпускает первый советский серийный танк, прозванный в печати «Борец за свободу товарищ Ленин»: все думают о революции — одни со страхом, другие с надеждой. Советы пришли к власти в России почти три года назад, но вынуждены продолжать борьбу с врагами, внешними и внутренними. В таких условиях 1 июля 1920-го в Петрозаводске открывается Всекарельский съезд представителей трудящихся карелов.

«Белая Финляндия меньше всего спрашивает трудовой карельский народ, хочет ли он или нет присоединиться к Финляндии. Карельское национальное собрание в Финляндии пытается выдать стон и плач кулаков, потерявших свои богатства, за голос карельского трудового народа… Беломорский и приозерный карельский край может стать крепкой цветущей хозяйственной единицей в составе Советской России. Карельская трудовая коммуна не есть пограничный буфер, отделяющий Россию от Финляндии… [она] будет образцовым народнохозяйственным предприятием… Мы можем смело сказать финской буржуазии: «Руки прочь от красной Карелии! Мы сами строим свою жизнь, как умеем и как желаем».

Так обращается к приехавшим на съезд делегатам от 24 карельских волостей Василий Куджиев, один из членов ревкома созданной месяцем ранее Карельской трудовой коммуны. Новая административная территория, по замыслу ее создателей, впервые дает карелам собственную государственность: раньше слова «карельский» в названиях населенных ими регионов не было. Заодно появление коммуны, надеются в Москве, ослабит претензии Финляндии на земли к западу от Онежского озера и Белого моря.

 

Великая Финляндия

На территориальные претензии соседей как раз и отвечает Василий Куджиев в своей речи на съезде трудящихся карел. «Белой» Финляндия стала довольно быстро: в декабре 1917-го страна, с начала XIX века входившая на правах Великого княжества в состав Российской империи, получает независимость, затем начинается гражданская война (как и в России, коммунисты-революционеры воюют со сторонниками «буржуазно-демократических порядков»), которая заканчивается уже в мае 1918 года поражением красных.

Еще весной 1918-го начинается первая советско-финская война. Боевые действия ведутся на территории современной Карелии — в то время это Олонецкая и Архангельская губернии РСФСР. Поначалу финны (по крайней мере, на словах) ограничиваются преследованием бежавших через российскую границу коммунистов, но вскоре открыто занимают населенные карелами приграничные деревни. Захват обосновывают идеей Великой Финляндии, согласно которой исторически и культурно близкие друг к другу финно-угры должны жить в едином государстве, главную роль в котором будут играть финны.

Зал заседаний VI Всекарельского съезда Советов. Петрозаводск. 1926 год. Автор съемки не установлен. Фото: Национальный архив Республики Карелия

Зал заседаний VI Всекарельского съезда Советов. Петрозаводск. 1926 год. Автор съемки не установлен. Фото: Национальный архив Республики Карелия

В 1918-1919 годах фактической частью Финляндии становятся Ребольская и Поросозерская волости, жители которых, по-видимому, добровольно поддерживают присоединение к другому государству. В начале 1919-го в Хельсинки создается Карельский комитет, призывающий присоединить к Финляндии всю (Восточную) Карелию. Весной карельско-финские отряды добровольцев, состоящие из противников советской власти, вторгаются в Олонецкую губернию, захватывают Олонец и приближаются к Свири. Какое-то время на юге губернии существует профинское правительство с центром в Видлице, но уже к концу лета советские войска освобождают карельские города и деревни.

Тем временем северные карелы, на тот момент жившие в Архангельской губернии, начинают думать о независимости от Советской России. В июле 1919 года в Ухте (теперь — поселок Калевала) создается Временное правительство Беломорской Карелии, главная цель которого — образовать на территории пяти населенных карелами волостей (между финской границей и Мурманской железной дорогой) независимое государство. В марте 1919-го там же проходит съезд жителей уже девяти (по другим данным — одиннадцати) волостей Ухтинской республики, на котором карелы окончательно делают выбор в пользу собственного государства — отдельного не только от России, но и от Финляндии.

Красноармейцы, сражавшиеся с финскими добровольцами в Карелии в 1919 году. Фото: Олонецкий национальный музей

Красноармейцы, сражавшиеся с финскими добровольцами в Карелии в 1919 году. Фото: Олонецкий национальный музей

Всё это происходит на фоне иностранной интервенции: бывшие союзники России по Антанте захватывают в 1918-м Архангельск и несколько карельских городов, в том числе Кемь и Беломорск. Советская власть в Карелии окружена врагами с запада и севера.

Решение трех задач

Осенью 1919 года бежавший в Швецию финский революционер Эдвард Гюллинг направляет Владимиру Ленину «Предложение о Карельской коммуне». Ее создание на пространстве от Северного Ледовитого океана до Свири, пишет Гюллинг, поможет решить сразу три задачи: удовлетворить национальные интересы карелов, лишить Финляндию оснований для территориальных претензий и подготовить на самом западе РСФСР плацдарм для экспорта революции в страны Северной Европы.

Следующей весной в Москве понимают: карельский вопрос нужно решать как можно быстрее. Способствует этому и мартовский ухтинский съезд северных карелов, и начавшиеся мирные переговоры с Финляндией. Советское правительство считает, что положение карелов может стать на переговорах козырем для финской стороны, пишет профессор ПетрГУ Юрий Килин в книге «Карельский вопрос во взаимоотношениях Советского государства и Финляндии в 1918-1922 годах». Соседи могут настоять на том, чтобы Россия дала родственному народу реальное право на самоопределение.

 

 

Москва решает действовать на опережение: в апреле 1920-го Олонецкий уездный исполком предлагает созвать Всекарельский съезд трудящихся, на котором карелы сами объявят, в каком государстве хотят жить. В мае Гюллинг приезжает в Россию и обсуждает создание трудовой коммуны с Лениным. 18 мая политбюро ЦК РКП(б) поручает разработать проект образования КТК специальной комиссии, в которую входят чиновники наркоматов внутренних и иностранных дел, а также представители финских коммунистических организаций и Трудовой коммуны немцев Поволжья. 1 июня политбюро одобряет готовый проект, а уже 7-го постановление об образовании Карельской трудовой коммуны принимает Всероссийский центральный исполнительный комитет.

Спор о датах

Надежда Басова. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Надежда Басова

Мы отмечаем День республики 8 июня, хотя ВЦИК принял постановление седьмого числа. Дело в том, что советские историки со временем начали ссылаться на дату, указанную в Собрании узаконений и распоряжений советского правительства, — там датой подписания документа указано 8 июня, объясняет главный архивист отдела использования и публикации документов Национального архива РК Надежда Басова. Почему так получилось, до конца неясно. При первой публикации постановления в газете «Известия» от 9 июня 1920 года дата стоит верная, но в выпуске Собрания, изданном 14 июня, появляется восьмое число. Одно из возможных объяснений: к постановлению ВЦИК мог прилагаться некий сопроводительный документ, датированный уже 8 июня, — на него и обратили внимание редакторы Собрания узаконений. Впрочем, это только предположение: такого документа историки в архивах не находили.

Постановление ВЦИК датировано 7 июня. Фото: Национальный архив Республики Карелия

Постановление ВЦИК датировано 7 июня. Фото: Национальный архив Республики Карелия

«В любом случае, дата 8 июня в данном случае не ошибочна, потому что она была опубликована в официальном издании. И историкам, которые впоследствии давали эту дату, было на что ссылаться. Они не были свидетелями тех событий и ссылались на очень важную официальную публикацию — Собрание узаконений», — говорит Басова.

Уже к середине века было принято считать, что коммуна появилась 8 июня. Эту дату указывает в своих воспоминания даже непосредственный участник событий 1920-го Василий Куджиев: видимо, со временем детали принятия исторического решения стерлись из его памяти.

Ирина Петухова. Фото: "Республика" / Любовь Козлова

Ирина Петухова

«Разночтение дат было не только у документа, связанного с Карельской трудовой коммуной. Историки признают, что Собрание узаконений часто отличается от архивных оригиналов», — обращает внимание заместитель директора Национального архива Ирина Петухова. Важно и то, что июньским постановлением создание Карельской трудовой коммуны, по сути, не заканчивалось: в документе не говорилось ни слова о границах новой территории. Постановление о них ВЦИК и СНК приняли только 4 августа.

«Руки прочь от красной Карелии»

Проходивший с 1 по 3 июля 1920-го Всекарельский съезд представителей трудящихся должен был показать, что образование коммуны отвечает интересам карельского народа. Так и случилось: делегаты от 24 волостей, прежде входивших в Олонецкую и Архангельскую губернии, почти единогласно поддержали решение Москвы. Представлявший жителей Кемского уезда и Ухтинской волости товарищ Сонников, например, утверждал, что местное население сначала угнетали иностранные интервенты, а затем — «закабаленная финским правительством» Ухтинская республика. Свободно вздохнул трудящийся карел только после возвращения советской власти.

«Теперь же, после освобождения, когда пришло время решать свою судьбу, население говорит, что хочет быть автономным в хозяйственных делах под знаменем РСФСР и [у него] абсолютно нет никакого желания присоединиться к Финляндии», — уверял делегатов Сонников.

Открытие Петрозаводской широковещательной радиостанции в 1926 году. Фото: Национальный архив Республики Карелия

Открытие Петрозаводской широковещательной радиостанции в 1926 году. Фото: Национальный архив Республики Карелия

По итогам съезда трудящиеся карелы единогласно приняли резолюцию, в которой объявили: карельский народ не хочет присоединяться к Финляндии и желает жить в составе РСФСР, чему будет способствовать образование Карельской трудовой коммуны. Это решение провозглашалось «подлинной нефальсифицированной свободной волей карельского трудового народа».

Создание КТК достигло одной из главных целей — финны лишились козыря в переговорах и в октябре 1920-го заключили мир на в целом выгодных для России условиях (к Карелии отходили занятые Финляндией Ребольская и Поросозерская волости). К этому времени иностранная интервенция закончилась, а Ухтинская республика фактически прекратила существование (не без помощи Красной армии).

Прошедший в феврале 1921-го 1-й Всекарельский съезд Советов закрепил положение, образовав постоянные органы управления коммуной (с июня областью руководил временный революционный комитет, в который изначально входили три человека — Василий Куджиев, Эдвард Гюллинг и Яков Мяки). Областной исполнительный комитет, управлявший коммуной между съездами советов, возглавил Гюллинг.

 

 

Особые права

Современные историки выделяют две группы причин, по которым советские власти решили в 1920 году дать карелам определенную автономию и создать трудовую коммуну, говорит Надежда Басова. Первая группа связана с внешней, вторая — с внутренней политикой РСФСР.

Юрий Килин. Фото: "Республика" / Леонид Николаев

Юрий Килин

Судя по всему, большую роль в этом процессе сыграли обе причины: Москве нужно было лишить Финляндию оснований на территориальные претензии и одновременно решить национальный вопрос в самой Карелии. Профессор ПетрГУ Юрий Килин считает, что одна из этих целей вытекала из другой.

«Создание автономной области — Карельской трудовой коммуны — позволяло решить две взаимосвязанные задачи: стабилизировать внутриполитическую ситуацию в Карелии, удовлетворив требование карельского национального движения о предоставлении краю автономного статуса, и лишить Финляндию предлога для постановки вопроса о Восточной Карелии на предстоявших переговорах о заключении мирного договора, а также воспрепятствовать сближению этой страны с Польшей. Решение этих задач было возможно лишь с помощью финнов-эмигрантов, поскольку в крае сложилась влиятельная оппозиция, выступавшая против предоставления Карелии автономии, куда входила местная партийная организация, состоявшая из русских большевиков, а также карелов — в основном выходцев из Южной Карелии. Интересы красных финнов и властей РСФСР на какое-то время совпали», — писал историк.

После заключения Тартуского мира с Финляндией в октябре 1920-го Кремль стал меньше интересоваться внутренними делами КТК, отмечает Килин. Всё изменилось с началом так называемого Карельского восстания 1921-1922 годов, которое советские историки называли Карельской авантюрой. Осенью жители северной части коммуны — тех же районов, что пару лет назад объявляли независимость от России, поднимают восстание, вызванное затянувшейся нехваткой продовольствия и жесткой политикой со стороны советской власти. После этого в Карелию из Финляндии вторгаются вооруженные отряды бежавших от большевиков карелов вперемешку с финнами — сторонниками идеи Великой Финляндии. К концу года отряды заняли значительную территорию нынешней республики. Чтобы вернуть утраченные территории, большевикам пришлось направить на север дополнительные войска. В феврале красноармейцы заняли Ухту, незадолго до этого вновь ставшую столицей «независимой Карелии», и выгнали остатки вооруженных формирований за границу.

Мост через реку Онда, сожженный восставшими крестьянами 13 ноября 1921 года. Фото: heninen.net

Мост через реку Онда, сожженный восставшими крестьянами 13 ноября 1921 года. Фото: heninen.net

Карельское восстание заставило Москву «активизировать свою карельскую политику и определить, наконец, свое отношение к Карельской трудовой коммуне», пишет Юрий Килин. Впрочем, первые льготы новая административная территория получила еще раньше. Летом 1920 года, например, власти Олонецкой губернии (она продолжала существовать параллельно с КТК до сентября 1922-го), считавшие коммуну временным и ненужным образованием, спорили с Гюллингом о границах между двумя областями. Губернские власти настаивали, что их нужно проводить по национальному принципу: где живут карелы — там и будет коммуна. Гюллинг убеждал Москву, что принцип надо использовать экономический, включая в состав КТК также более богатые волости, населенные русскими. Победила точка зрения красных финнов.

 

 

В 1921 году трудовая коммуна получает особые бюджетные права: Москва на три года освобождает территорию от участия в общегосударственных расходах, благодаря чему большая часть доходов КТК идет на ее дальнейшее развитие. Напрямую в карельский бюджет, например, шли доходы от продажи 25% экспортного леса — самого важного на тот момент местного ресурса. На полученные только от этого деньги коммуна могла самостоятельно закупать продукты и необходимые товары за границей.

Восстание вынуждает Москву уделить Карелии еще больше внимания. В результате уже в июле 1923 года трудовую коммуну преобразуют в Автономную Карельскую Советскую Социалистическую Республику.

Кондопожская ГЭС. с. Кондопога. 1930 г. Автор съемки Я.М. Роскин. Фото: Национальный архив Республики Карелия

Кондопожская ГЭС, с. Кондопога, 1930 год. Автор съемки Я. М. Роскин. Фото: Национальный архив Республики Карелия

 

Автономия

Историки спорят, насколько автономной от центральной власти была Карельская трудовая коммуна и можно ли называть ее национально-государственным образованием. С одной стороны, красные финны во главе с Гюллингом добились для новой территории больших бюджетных льгот и пользовались в реализации своего проекта серьезной поддержкой из Москвы. Особенно активно интересы Карелии в то время лоббировал нарком иностранных дел Чичерин, который понимал: если уступить населенную карелами землю Финляндии, граница с капиталистической Европой продвинется максимально близко к Петербургу на юге и к Мурманской железной дороге (важнейший путь к незамерзающему порту) — на востоке. В результате красные финны всего за три года выполнили многое из задуманного и в конце концов добились преобразования коммуны в автономную республику.

С другой стороны, коммуна как форма территориального устройства регионов РСФСР считалась тогда самой скромной по объему автономии среди национальных образований (то есть не считая обычных губерний), указывает Надежда Басова. Государство большевиков изначально было склонно к жесткой централизации и стремилось принимать все ключевые решения в Москве.

Историк Андрей Бутвило предлагает считать КТК не национально-государственной, а административно-территориальной автономией, но признает, что коммуна стала важным звеном в развитии карельской государственности.

«…если с государственно-правовой точки зрения началом карельской государственности всё же следует считать 1923 год, то в политическом отношении период существования КТК вполне можно рассматривать как подготовительный к ее созданию этап», — говорил Бутвило в 2018 году.

Каток Всоебуча. Фото: Я. Роскин / Национальный архив РК

Каток Всеобуча. Фото: Я. Роскин / Национальный архив РК

Сразу после появления трудовой коммуны власти Олонецкой губернии считали ее временным образованием, созданным только ради подписания мира с Финляндией. В результате осенью 1922 года советские власти решили ликвидировать саму губернию, причем несколько входивших в ее состав уездов перешли в КТК. За три года красные финны добились для Карелии значительных прав и льгот и собирались продолжить развитие плацдарма социалистической революции. Эдвард Гюллинг считал, что республика станет настоящей витриной социализма — образцом для финских и скандинавских пролетариев, которые им вдохновятся и сделают всё, чтобы их страны были такими же.

Превращение коммуны в автономную республику в итоге выглядит логичным процессом. Отчасти оно просто закрепило тот статус Карелии, который благодаря стараниям красных финнов у нее уже был.

Важно и то, что трудовая коммуна стала первым административным образованием в истории Карелии, название которого отражало его национальное своеобразие.

Директор Национального музея Республики Карелия Михаил Гольденберг: "Ленин рассчитывал на революцию в Финляндии". Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Михаил Гольденберг

«Впервые в титульной вывеске нашего края появилось слово «карельская»… Олонецкая губерния и современная Карелия — это не одно и то же абсолютно. Олонецкая губерния — это овал вокруг Онежского озера, семь уездов, а сейчас республика выглядит как прямоугольник. Она стала еще более северной, поскольку Кемский уезд, территории Приполярья вошли в ее состав. Северность — это наша вторая особенность после порубежья», — считает директор Национального музея Карелии Михаил Гольденберг.

Праздник

Юбилей Карельской трудовой коммуны несколько раз отмечали и в первой половине XX века: сначала в 1925-м, затем в 1930-м и 1935 годах, говорит Михаил Гольденберг. В 1938 году решили отпраздновать 15-летие автономной республики. Потом юбилейная традиция на долгое время прервалась (в позднесоветские годы к этой дате разве что вручали государственные награды, это была распространенная в те времена практика).

Возрождение традиции случилось в конце девяностых, когда Карелию возглавил бывший мэр Петрозаводска Сергей Катанандов. После недолгого обсуждения 27 апреля 1999 года региональный парламент принял Закон «Об установлении Дня Республики Карелия». В пояснительной записке к документу праздник назывался «символом, олицетворяющим процесс оформления государственности Карелии».

Валерий Тольский. Фото: Законодательное собрание Республики Карелия

Валерий Тольский

Введение в календарь официального праздника, отражающего развитие карельской государственности, в республике поддержали, вспоминает Валерий Тольский, в то время возглавлявший ГТРК «Карелия».

«Сама идея празднования была, несомненно, поддержана, во всяком случае каких-то сомнений в ее целесообразности не возникало, а тем более споров в необходимости учреждать такой праздник в принципе я не припоминаю, не говоря о том, что дата начала отсчета карельской государственности — образование Карельской трудовой коммуны 8 июня 1920 года — не вызывала сомнений, она отмечалась и в советское время… Кроме того, стоит заметить, что в 1999 году в Карелии был двухпалатный парламент, достаточно пестрый по своему составу и политической ориентации, и далеко не все законодательные инициативы правительства республики получали тогда поддержку, так что если бы идея празднования Дня республики вызывала сомнения, она бы попросту не прошла», — рассказывает Тольский.

С самого начала у Дня республики были две главные задачи, считает политолог Елена Цумарова. Первая — объединить жителей республики на основе их общего исторического прошлого. Вторая — привлечь в регион дополнительные федеральные деньги: к юбилейной дате можно приурочить множество проектов или даже создать полноценную программу развития экономики и социальной сферы.

 

 

Вторая задача успешно выполняется в преддверии круглых дат, отмечает политолог. В 2009 году, накануне 90-летия республики, президент Медведев создал организационный комитет по подготовке к празднованию юбилея, возглавил который первый вице-премьер федерального правительства Виктор Зубков. В план подготовки вошли инициативы республиканских властей, связанные со строительством и реконструкцией социально значимых объектов.

В 2020 году подготовку к столетию республики курирует государственная комиссия во главе с секретарем Совета безопасности РФ Николаем Патрушевым. К юбилею приурочена федеральная целевая программа развития Карелии, в которую также попали строительство и реконструкция десятков важных в социальном и экономическом плане объектов, расположенных в разных городах и районах республики.

 

 

Валерий Тольский считает: утилитарную задачу Дня республики не стоит преувеличивать, но и сбрасывать со счетов ее тоже неправильно.

«Сегодня порой звучат упреки в адрес Сергея Катанандова, что он «придумал праздник», чтобы получить дополнительное финансирование из центра. Более чем наивное утверждение, так как закон был принят в апреле 1999 года, а чтобы выбить деньги из центра на празднования в 2000 году, нужен был бы не один год. Что же касается самой возможности привлечения средств в Карелию на юбилеи или иные события в жизни республики, то такую инициативу можно только приветствовать, кто бы из глав региона этим ни занимался. Самый яркий пример тому — федеральная целевая программа к 100-летию республики, которая принесла несомненную пользу региону. С высокой долей вероятности можно утверждать, что если бы не юбилейная дата, то и целевой программы и соответствующего финансирования не было бы», — полагает бывший депутат.

День республики в Медвежьегорске в 2019 году. Фото: "Республика" /Любовь Козлова

День республики в Медвежьегорске в 2019 году. Фото: «Республика» / Любовь Козлова

100-летний юбилей Карелия отметит 5 сентября 2020 года в Петрозаводске — к этому времени городские власти выполнят запланированные на лето проекты благоустройства дворов и общественных пространств, реставрации фасадов исторических зданий, ремонта дорог. Уже известно, что 101-й день рождения республики будет праздноваться в Калевале, а 102-й — в деревнях и селах Прионежского района.


При написании материала использовались следующие источники:

издание «История Карелии с древнейших времен до наших дней» под общей редакцией Н. А. Кораблева, В. Г. Макурова, Ю. А. Савватеева и М. И. Шумилова;
книга Юрия Килина «Карельский вопрос во взаимоотношениях Советского государства и Финляндии в 1918-1922 годах»;
сборник докладов «Карелия — приграничный регион России в XX-XXI веках: формирование и становление карельской государственности в составе СССР/России»;
книга Ника Барона «Власть и пространство. Автономная Карелия в Советском государстве, 1920-1939″;
архивные материалы и данные из открытых источников.


Над проектом работали:
Мария Лукьянова, редактор проекта
Евгений Лисаков, журналист, автор текста
Любовь Козлова, фотограф
Леонид Николаев, фотограф
Павел Степура, вёрстка
Елена Кузнецова, консультант проекта

Идея проекта «100 символов Карелии» — всем вместе написать книгу к столетию нашей республики. В течение года на «Республике», в газете «Карелия» и на телеканале «Сампо ТВ 360°» выйдут 100 репортажей о 100 символах нашего края. Итогом этой работы и станет красивый подарочный альбом «100 символов Карелии». Что это будут за символы, мы с вами решаем вместе — нам уже поступили сотни заявок. Продолжайте присылать ваши идеи. Делитесь тем, что вы знаете о ваших любимых местах, памятниках и героях — эта информация войдет в материалы проекта. Давайте сделаем Карелии подарок ко дню рождения — напишем о ней по-настоящему интересную книгу!