«Здесь и взрослым не по себе»: в Петрозаводске работает музей, созданный узником немецких концлагерей

Вадим Мизко попал в концлагерь в 14 лет, его отца-партизана казнили немецкие захватчики. Подросток прошел Бухенвальд, Заксенхаузен и Дору. В День памяти и скорби рассказываем о музее жертв фашизма, который Вадим Николаевич открыл в карельской столице.

Музей жертв фашизма. Фото: "Республика" / Максим Смирнов

Музей жертв фашизма. Фото: "Республика" / Максим Смирнов

Черно-белая экспозиция, стенды стоят так, как заключенные в концентрационном лагере: друг за другом по цепочке, карта, на которой цветами отмечены все лагеря в Германии: красный — это лагерь смерти, синий — трудовой, а желтый — дочерний лагерь, их открывали, если основные были переполнены.  Основатель и дизайнер-оформитель Музея жертв фашизма в Петрозаводске — Вадим Николаевич Мизко. Он дал созданному им музею имя Максимилиана Кольбе.

Вадим Мизко. Фото из архива Музея жертв фашизма в Петрозаводске

Вадим Мизко. Фото из архива Музея жертв фашизма в Петрозаводске

Максимилиан Мария Кольбе, в миру Раймунд Кольбе — польский католический священник-францисканец, погибший в Освенциме в 1941 году, добровольно пойдя на смерть ради незнакомого ему человека. В 1982 году Папа Иоанн Павел II причислил Максимилиана Кольбе к лику святых как мученика. Святой является покровителем наркозависимых, политических заключённых, журналистов и радиолюбителей.

Музей жертв фашизма. Фото: "Республика" / Максим Смирнов

Музей жертв фашизма. Фото: «Республика» / Максим Смирнов

В начале 90-х годов, когда в страну бывшего уже СССР пришла гласность и стало не страшно и не стыдно говорить о том, что ты бывший узник, Вадим Мизко начал изучать архивы, собирать документы, фотографии, воспоминания узников. Все его материалы в итоге стали музеем памяти. Он выполнил свое обещание, которое дал еще в 14 лет, будучи узником в немецких концлагерях, что, если выживет, то обязательно найдет способ рассказать о пережитых ужасах своим потомкам.

Вадим Мизко жил после войны в Петрозаводске и много лет возглавлял общественную организацию, которая объединяет узников немецких концлагерей, проживающих в Карелии. К сожалению, как и многие ветераны, узники и блокадники, он уже ушел из жизни. Но дело его живет, музей открыт и молодые экскурсоводы-волонтеры: Екатерина Яковлева и Полина Тренина проводят  бесплатные экскурсии для всех желающих. Конечно, есть возрастное ограничение, на такую экспозицию следует приводить только учеников старших классов, потому что здесь и взрослым не по себе.

Вадим Мизко и Екатерина Яковлева. Фото из архива Музея жертв фашизма в Петрозаводске

Вадим Мизко и Екатерина Яковлева. Фото из архива Музея жертв фашизма в Петрозаводске

В этом музее посетителей охватывает ужас, но Екатерина Яковлева возвращается сюда вновь и вновь, чтобы сохранить эту экспозицию для школьников, студентов и гостей города.

«Почти 20 лет я занимаюсь Музеем жертв фашизма на волонтерской основе. В 10 классе начала изучать эту тему, затем продолжила научную деятельность уже в университете, защитила кандидатскую диссертацию: история концентрационных лагерей Германии во второй мировой войне, история холокоста, — рассказала «Республике» Екатерина Яковлева, преподаватель немецкого языка института иностранных языков ПетрГУ. — Эрнест Иосифович Цыпкин, мой научный руководитель, предложил эту тему, сначала я сказала, что не буду этим заниматься, но  он меня убедил».

Екатерина Яковлева переводила тексты из газет, посвященные узникам концлагерей, книги для музея. Вспоминает, как ее шокировали кадры, которые сняли американцы при освобождении концлагерей в Германии.

Екатерина Яковлева. Фото: "Республика" / Максим Смирнов

Екатерина Яковлева. Фото: «Республика» / Максим Смирнов

«Все это стало моей научной  работой, и теперь я в городе единственный человек, который все это хранит и может передать потомкам. Этот музей уникальный, его создателем был бывший узник немецких концлагерей Вадим Николаевич Мизко из Петрозаводска. Он попал в 14 лет в лагерь, когда жил на Украине, его отца — партизана казнили немецкие захватчики, а его, как политического заключенного, отправили в лагерь в Германию. Он был в лагерях Бухенвальд, Заксенхаузен, Дора».


Бухенвальд (нем. Buchenwald — «буковый лес») — один из крупнейших концентрационных лагерей в Германии, располагавшийся рядом с Веймаром и Тюрингией. Несмотря на то, что официально Бухенвальд не имел статуса «лагеря смерти», уже с лета 1937 года там началось планомерное уничтожение людей. С июля 1937 по апрель 1945 года в лагере было заключено приблизительно 250 тысяч и убито приблизительно 56 тысяч человек, в том числе люди, умершие в результате недостатка еды и проведения бесчеловечных опытов над ними.

Заксенхаузен (нем. KZ Sachsenhausen) — нацистский концентрационный лагерь в городе Ораниенбург в Германии. Был создан в июле 1936 года. Число узников в разные годы доходило до 60 000 человек. На территории лагеря различным образом погибло свыше 100 000 человек. Освобождён Красной армией 22 апреля 1945 года.

Оружие возмездия

Последний немецкий концлагерь, в котором был Вадим Мизко — Дора. На несколько месяцев пленных закрывали в штольнях, они вообще не выходили на улицу, рабочий день длился 19 часов, пять часов отвадилось на отдых. Паек выдавали мизерный, только для того, чтобы человек мог встать утром на работу. Тогда Вадиму было 15 лет, он не смог выдержать этот режим. Однажды он засунул руку в механизм, так вместе с травмой он получил возможность отдохнуть в лазарете. К слову, на этом заводе производили ракеты «Фау- 1» и «Фау -2» — оружие возмездия.

«Когда он попал в лазарет второй раз, лагерь перевозили на новое место, так делали немцы, чтобы замести следы, когда наступали союзнические войска. Фашисты заглянули в лазарет, увидели обессиленного Вадима, решили, что он не жилец, и это стало его спасением, в следующий раз, когда он открыл глаза, уже услышал русскую речь», — рассказала Екатерина Яковлева.

Освобождение пленных из лагерей было долгим, там содержалось много людей, их сначала мыли, кормили, проводили медицинский осмотр. Когда лагеря открыли, большую помощь оказывали жители Германии.

«Когда Вадим Николаевич начал работу по созданию музея, он часто ездил в Германию, и там познакомился с жителем Тюбингена Паулем Целлером, он был солдатом Вермахта, попал в плен, выжил, вернулся в Германию и пересмотрел после войны свои взгляды.  И всю свою жизнь старался помогать тем, кто прошел немецкие концлагеря. Он оказывал материальную помощь музею, а также и бывшим узникам, они очень дружили с Вадимом Мизко, стали названными братьями»,- продолжает Екатерина Яковлева.

За свои заслуги перед Отечеством, за создание Музея жертв фашизма Вадим Николаевич Мизко был награжден орденом , но не дожил до его вручения, орден получала его вдова.

 

«Музей — это наша помощь учителям. В учебниках истории фашизму и концлагерям посвящен один абзац, и больше ничего нет.  И вы знаете, здесь школьники слушают очень внимательно, проблем с дисциплиной у нас нет», — говорит Екатерина.

Каждому свое

Экспозиция разделена тематически: история создания музея, затем история Германии в 30-е годы, холокост, зарождение фашизма, отдельно представлены фотографии узников, которые прошли через немецкие лагеря  и впоследствии жили в Петрозаводске.

«Мы рассказываем их истории. Раньше узники приходили и сами вели экскурсии, но сейчас они совсем старые, не хочется лишний раз их беспокоить. Да и вспоминать каждый раз то, что было пережито, им очень тяжело», — продолжает свой рассказ Екатерина Яковлева.

В музее представлена информация о концлагерях фашистов. Надпись на воротах в лагере Бухенвальд гласила: «Каждому свое».

Екатерина Яковлева. Фото: "Республика" / Максим Смирнов

Екатерина Яковлева. Фото: «Республика» / Максим Смирнов

«Заключенные, которые туда поступали, должны были видеть и понимать: им рабский труд и голод, а жителям Третьего рейха  — все блага мира. Детская смертность в лагере была практически стопроцентной».

На одном из стендов есть справка о смерти одного из заключенных. На ней написано: «Сбежал с работы посредством смерти».

Волонтер

Полина Тренина  — студентка 4 курса института иностранных языков. Екатерина Яковлева преподает у нее немецкий язык. На втором курсе преподаватель привела их группу в музей на экскурсию, и Полина решила, что будет здесь помогать.

Полина Тренина. Фото: "Республика" / Максим Смирнов

Полина Тренина. Фото: «Республика» / Максим Смирнов

«Из-за коронавируса была пауза для посещений, но сейчас интерес к музею очень возрос, у нас много экскурсий. Вопросы поступают очень разные, иногда возникают дискуссии. Школьники спрашивают об отличиях нацизма и фашизма. А иногда задают вопрос «А действительно ли это было?» У детей нет четкого понятия, что это было в реальности», — поделилась Полина Тренина.

Полина готовится к каждой экскурсии, чтобы никто из этого музея не ушел равнодушным.

Место для музея

Музей уже переезжал несколько раз, долгое время он располагался на улице Ригачина, 20А,  это помещение содержал спонсор, но случился кризис, и он разорился.

«Новое помещение на Комсомольском проспекте в призывном пункте военкомата мы получили бесплатно. И мы этому очень рады и благодарны. Сами узники занимались тогда переездом, нам никто больше не помогает. Иногда выигрываем гранты от мэрии. Недавно на эти небольшие средства мы издали сборник воспоминаний узников, и хотим продолжать вести эту работу. Конечно, очень нужны средства. Сейчас самое важное — это обновить стенды. Есть ксерокопии, которые выглядят уже не очень красиво, есть и ошибки. Здесь нужна научная работа, нужен дизайнер, который мог бы продумать обновление экспозиции, ее реставрацию. Мы находимся в очень бедственном положении, но продолжаем работу только на энтузиазме», — рассказала «Республике» Екатерина Яковлева.

У музея есть группа в социальных сетях, там указаны номера телефонов волонтеров, чтобы записаться на экскурсию, нужно позвонить или отправить сообщение.

 

«Мы существуем для того, чтобы эта история не была забыта, чтобы люди помнили и знали, к чему приводит расовая дискриминация. Более 11 миллионов человек погибли в фашистских концлагерях. Разные национальности: русские, французы, итальянцы и даже сами немцы, ведь лагеря открыли до начала войны, там содержали тех, кто не был согласен с новым госрежимом. Евреи, цыгане, арабы — семитские национальности — там отдельно содержались. Арийцы измеряли им лоб, у них он был шире. Измеряли и делили: сверхчеловек и недочеловек», — продолжает экскурсовод.

Фашисты фиксировали цифры, сколько и кого нужно уничтожить: темноволосых и темноглазых убить, светловолосых и светлоглазых онемечить, а остальных — заставить работать на Третий рейх. Всего в Советском союзе планировали уничтожить 5 миллионов человек, а на Украине почти 3 миллиона.

Екатерина рассказала, что у сотрудников ПетрГУ с учеными из разных стран есть совместный международный проект, в рамках которого они изучают немецкие учебники истории. И вот что они обнаружили: в учебниках есть упоминание холокоста, а вот про Вторую мировую войну — почти ничего.

Сотрудничают карельские ученые и с преподавателями и студентами из Донецка, для них тема фашизма и нацизма сегодня актуальна, как никогда.