«Загадки Сандармоха»: книга о новой исторической гипотезе вышла на русском языке

В Петрозаводском госуниверситете состоялась презентация книги «Загадки Сандармоха». Ее авторы — известный историк Сергей Веригин и журналист Армас Машин. В издании рассказывается о научной гипотезе, согласно которой в урочище Сандармох могут быть захоронены не только жертвы политических репрессий, но и погибшие в финских концлагерях советские военнопленные.

Урочище Сандармох в Медвежьегорском районе до недавних пор было известно только как место захоронения жертв политических репрессий второй половины 1930-х годов. Гипотезу о том, что здесь также могут покоиться останки советских военнопленных, погибших в финских концлагерях во время Великой Отечественной войны, в 2016 году выдвинули известные ученые-историки Сергей Веригин и Юрий Килин.

Концепция вызвала бурную научную и общественную дискуссию. В 2018 году Российское военно-историческое общество (РВИО) при участии 90-го отдельного специального поискового батальона Западного военного округа организовало экспедицию в Сандармох и впервые провело детальное обследование этой местности. Спустя год состоялась вторая экспедиция.

Сергей Веригин. Фото: "Республика"/Максим Алиев

Сергей Веригин. Фото: «Республика» / Максим Алиев

На чем основывается гипотеза, что удалось установить к настоящему моменту, почему важно продолжать исследования — об этом рассказывает книга «Загадки Сандармоха. Часть I: что скрывает лесное урочище?» Первоначально книга вышла в Финляндии на финском языке, затем было подготовлено и издание на русском.

Авторы книги «Загадки Сандармоха» — директор института истории, политических и социальных наук Петрозаводского государственного университета, член РВИО, доктор исторических наук, профессор Сергей Веригин и журналист, главный редактор журнала Carelia Армас Машин. Издатель — известный общественный деятель Финляндии Йохан Бекман.

Русское издание представили 29 января в научной библиотеке ПетрГУ. В начале презентации ее ведущий Юрий Килин рассказал о том историческом контексте, на основе которого возникла гипотеза о захоронениях советских военнопленных в Сандармохе.

Новая гипотеза: исторический контекст

Профессор, доктор исторических наук Юрий Килин много лет занимается историей российско-финляндских отношений. В ней были и трагичные страницы, но по большей части это было мирное сосуществование. Более ста лет Великое княжество Финляндское входило в состав российского государства. Начиная с 1918 года, когда Финляндия обрела независимость, и вплоть до современности страны находились в состоянии войны или близко к ней в общей сложности в течение всего 9 лет.

Тем не менее историческое знание развивается постепенно, подчеркнул Юрий Килин. Нелицеприятные и очень тяжелые факты иногда вскрываются спустя много десятилетий. А в истории войн вообще не бывает легких тем.

Юрий Килин. Фото: "Республика"/Максим Алиев

Юрий Килин. Фото: «Республика» / Максим Алиев

В качестве примера историк рассказал, как около 20 лет назад гостил у корреспондента одной из финских газет в Куопио. Тот показал Юрию Килину фотографию из домашнего архива. Она была сделана его родственником, участвовавшим в войне, недалеко от Медвежьегорска, где в декабре 1941-го попала в окружение группа советских войск.

— Финские солдаты решили потешиться и сделали из трупов советских солдат такую своеобразную поленницу, motti (способ заготовки леса на дрова, в переносном смысле — тактика ведения боевых действий, применявшаяся финнами в ходе войны — прим. ред.). На фото два финских солдата в зимней форме, улыбаясь, позируют на фоне этой груды трупов, — рассказал Юрий Килин.

Однако на протяжении многих десятилетий после окончания Великой Отечественной подобные факты и свидетельства не стремились обнародовать ни в Финляндии, ни в СССР. Особые отношения, установившиеся в послевоенный период между странами, привели к появлению определенных фигур умолчания.

— В Советском Союзе не выходило серьезных работ, например, о финском оккупационном режиме, о концлагерях для гражданских лиц. В Финляндии эти запреты нарушались чаще, и одной из первых работ стало исследование Хельге Сеппяля в 1969 году, — добавил Юрий Килин.

Юрий Килин. Фото: "Республика"/Максим Алиев

Юрий Килин. Фото: «Республика» / Максим Алиев

Ученый перечислил и другие работы исследователей из соседней страны: так, Элина Сана одной из первых раскрыла тему участия финских спецслужб в депортации евреев и немцев, сбежавших в Финляндию в поисках политического убежища. В 1982 году увидело свет исследование Антти Лайне «Два лица Великой Финляндии», в котором он впервые представил, хоть и не очень полно, историю оккупации советской Карелии финскими войсками.

В 1998 году были массово рассекречены документы, которые к тому моменту еще сохранились в финских архивах, не были уничтожены или вывезены за пределы страны. Появилась книга Юкка Куломаа «Яанислинна» (так финны переименовали Петрозаводск в годы оккупации). В 2006 году она была переведена и опубликована на русском языке.

В 2008 году вышла в свет книга «Тайные братья по оружию» историка Оула Силвеннойнена о сотрудничестве финских спецслужб (полиции безопасности Valpo) и гестапо. В Финляндии она произвела эффект разорвавшейся бомбы.

— Выяснилось, что с 1940 по 1944 год финские спецслужбы выдали немцам три тысячи человек, военнослужащих и гражданских лиц, в основном для уничтожения в Германии. В том числе было выдано айнзатцкомандам 500 советских военнопленных, коммунистов и евреев. Все они лежат в воронках от 500-килограммовых бомб к западу от Кандалакши, в районе Куолаярви, — сказал Юрий Килин.

Презентация книги "Загадки Сандармоха". Фото: "Республика"/Максим Алиев

Презентация книги «Загадки Сандармоха». Фото: «Республика» / Максим Алиев

Карельский историк считает, что большой вклад в изучение темы внес и Антти Куяла, который исследовал преступления против человечности, совершенные финскими войсками. В частности, выяснилось, что после войны несколько сотен охранников финских концлагерей были признаны психически нездоровыми.

Но только этим фактором объяснить случаи крайней жестокости финских оккупантов к военнопленным и гражданскому населению нельзя. По мнению Юрия Килина, причины были в нагнетавшейся в предвоенный период русофобии. О таком отношении к славянскому населению, например, свидетельствует исследование 46 дневников финских эсэсовцев, воевавших на территории Южной России, Украины, Предкавказья и принимавших участие в расстрелах мирных граждан. Оно было завершено группой финских историков совсем недавно, в декабре прошлого года.

— Духовная атмосфера в Финляндии тех лет определялась «Братьями по ненависти» — крайне праворадикальной организацией, которая включала в себя все почти офицерство, значительную часть политиков. Ее члены приносили клятвы ненависти к «рюсся» (уничижительное финское прозвище русских — прим. ред.), — отметил Юрий Килин.

Финские концлагеря для мирного населения на оккупированной территории советской Карелии стали воплощением этих русофобских идей, целью которых в итоге было создание «чистой» в расовом отношении Великой Финляндии.

Судьба военнопленных: свидетельства выживших

Если говорить именно о военнопленных, то за все годы войны, по существующим оценкам, в финском плену погибло около 22 тысяч советских военнослужащих — в концлагерях, расположенных как в Финляндии, так и на оккупированной территории советской Карелии. Безусловно, речь идет не только о расстрелах: большинство людей умирало от голода, болезней, непосильной работы.

Советские военнопленные, скорее всего, трудились и при возведении финских оборонительных рубежей на Масельской линии между Онежским озером и Сегозером в Медвежьегорском районе. После того как финны оккупировали эту территорию, здесь чуть больше чем за два года был возведен мощнейший укрепрайон. Опорные пункты на господствующих высотах, вырубленные в скалах доты, капониры, блиндажи, тоннельные казармы… Сергей Веригин и Юрий Килин считают, что построить такой оборонительный комплекс собственными силами в столь рекордно короткие сроки (для сравнения — строительство линии Маннергейма заняло больше десятка лет, при этом так и не было завершено) финны не могли. И привлекали в качестве рабочей силы советских военнопленных из расположенных на территории района концлагерей, которых было не менее шести.

— В финском военном фотоархиве sa-kuva.fi имеются снимки истощенных заключенных концлагерей, в том числе запечатленных во время работы. Часть из них опубликована и в нашей книге, — сказал Сергей Веригин.

 

Для размещения военнопленных финны использовали уже существующую инфраструктуру лагерей НКВД, где до войны содержались заключенные Белбалтлага. К такому выводу карельские историки пришли, изучив протоколы проведенных офицерами СМЕРШа допросов советских военнопленных, которым удалось бежать из финских концлагерей в 1942-1943 годах.

— Это колоссальный интересный материал, — отметил Сергей Веригин. — Сбежавших военнопленных допрашивали очень подробно. Они рассказывали о численности заключенных в финских концлагерях, об условиях содержания, тяжелейшем труде, высокой смертности. Были удивительные случаи. Например, один человек, бывший политзаключенный, был освобожден из лагеря НКВД накануне войны, призван в Красную армию, воевал на медвежьегорском направлении, попал в плен… и оказался в том же самом лагере, но уже при финнах!

Есть и свидетельства о расстрелах — и во время этапирования военнопленных в лагеря, и после попыток побега, показательно, перед строем других заключенных.

— Расстреливали советских разведчиков. Расстреливали обессилевших узников. В протоколах допросов упоминается даже такой случай: военнопленный не услышал приказ прекратить работу, продолжал трудиться, и охранник его просто застрелил. В нашей книге мы приводим все эти конкретные случаи, фамилии, — пояснил Сергей Веригин.

Сергей Веригин. Фото: "Республика"/Максим Алиев

Сергей Веригин. Фото: «Республика» / Максим Алиев

Захоронения в лесном урочище

В ходе исследований возник вопрос, где могут находиться останки военнопленных, погибших в концлагерях на территории Медвежьегорского района.

Карельские историки высказали предположение, что по крайней мере часть из них могли захоронить в урочище Сандармох.

— Это урочище — единственное в том районе, удобное для захоронения, скрыто лесным массивом от дороги, которая идет от Медвежьегорска на Пиндуши и дальше, на Повенец. Убежден, что финны не могли не знать о наличии там захоронений 1937-1938 годов. Ведь там шла линия обороны, и сегодня буквально в полусотне метров от расстрельных ям видны финские окопы, — добавил Сергей Веригин.

Если финны использовали инфраструктуру лагерей НКВД, то таким же образом могли использовать и это место захоронений для того, чтобы предать земле останки военнопленных. Однако, подчеркивает историк, это до сих пор всё еще только гипотеза.

Презентация книги "Загадки Сандармоха". Фото: "Республика"/Максим Алиев

Презентация книги «Загадки Сандармоха». Фото: «Республика» / Максим Алиев

Сергей Веригин не скрывает, что первая поисковая экспедиция РВИО эту гипотезу не опровергла, но и не подтвердила. Тогда были обнаружены останки нескольких человек, фрагменты одежды, гильзы. Баллистическая экспертиза показала, что такие пули могли применяться в нескольких видах оружия, в том числе в «Маузер С 96» и «Браунинг М».  Эти пистолеты использовались финской армией, но были популярны и у сотрудников НКВД.

— Необходимы дальнейшие исследования, — считает историк.

При этом авторы гипотезы не отрицают того, что в урочище захоронены жертвы сталинского Большого террора — в ходе презентации Сергей Веригин подчеркнул это не один раз. Однако и эти захоронения также нуждаются в изучении, поскольку до сих пор нет точных данных, сколько политзаключенных могли найти в урочище последний приют. Цифры называются самые разные — от тысячи с небольшим человек (узники так называемого первого соловецкого этапа) до трех, пяти, девяти тысяч человек…  Между тем георадарные обследования, проведенные поисковиками, позволяют предположить, что как минимум часть расстрельных ям являются пустыми.

Ключ к разгадке — терпеливый поиск

Тем не менее, сколько бы авторы гипотезы ни утверждали, что они не стремятся каким-то образом умалить память жертв политических репрессий, а лишь хотят ликвидировать белые пятна истории, концепция Юрия Килина и Сергея Веригина вызвала настоящую бурю в некоторых общественных кругах и СМИ. На ученых обрушились обвинения в переписывании истории.

Эту реакцию в средствах массовой информации в книге анализирует ее соавтор, журналист Армас Машин. Подготовленный им раздел книги называется «Кто и почему против того, чтобы разгадать тайны Сандармоха». По мнению Армаса Машина, в финской прессе, соцсетях появляются недобросовестные, недостоверные и ангажированные публикации по вопросам советской и российской истории. Книга «Загадки Сандармоха», первоначально изданная на финском языке, — это ценный вклад в дискуссию.

Армас Машин. Фото: "Республика"/Максим Алиев

Армас Машин. Фото: «Республика» / Максим Алиев

— Теперь финского читателя можно адресовать к изданию, где есть альтернативная информация, — считает Армас Машин.

В подготовленном медиаобзоре анализируется также реакция российских и карельских СМИ. Вывод же журналист делает такой:

— В истории множество тайн и загадок. Одни из них суждено разгадать, другие, наверное, так и останутся тайнами. Представляется, что загадки урочища Сандармох разгадать можно. Ключ к их разгадке — терпеливый поиск, объективные исследования.

Добавим, что сейчас авторы гипотезы ждут результатов экспертиз по итогам второй экспедиции РВИО, состоявшейся в 2019 году, и намерены подготовить вторую часть книги.

Презентация книги "Загадки Сандармоха". Фото: "Республика"/Максим Алиев

Презентация книги «Загадки Сандармоха». Фото: «Республика» / Максим Алиев