За год благотворительный фонд «Рекс» устроил в семьи более 250 собак и кошек

10 ноября фонд отметит день рождения.

Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Анастасия Быкова, одна из учредителей и активистов фонда «Рекс», рассказала, что за год своей работы им удалось пристроить в семьи более 250 животных.

«Это и котята и кошки, это собаки и щенки. Раньше мне казалось, что пристроить 5 собак — просто нереально, а сейчас я понимаю, что всё реально. Прямо с улицы и в хорошие семьи, — поделилась Анастасия. — А еще за это время мы подключили системы автоматизированных платежей, первые в Карелии, мы не просим переводить деньги на личные карты. Это мое большое достижение, которым я очень горжусь».

За год у БФ появилось около 50 партнеров среди юридических лиц: кафе, парикмахерские, салоны красоты. Все подключаются к этой работе. И даже сами предлагают свою помощь, говорят зоозащитники.

Анастасия Быкова. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Анастасия Быкова. Фото: «Республика»/Лилия Кончакова

«Я прямо вижу, как качественно меняется работа зоозащитников в Карелии. Хотя на конференции, которая недавно прошла, объединив зоозащитников Северо-Запада, мы встретили волну непонимания. Философия фонда «Рекс» — это открытость и позитив.  Мы хотим показать, что помогать животным, как выбрасывать мусор, — естественная потребность. Это очень просто. Ленивая помощь, например, — это ежемесячный платеж. Моя мама животных не очень любит, но она подключилась, у нее списывается 100 рублей с карты каждый месяц, и она рада так помогать», — продолжает Анастасия.

Карельские зоозащитницы выбрали свой путь помощи безнадзорным животным. Они решили применять в республике европейский опыт.

Фирменная жилетка БФ "Рекс". Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Фирменная жилетка БФ «Рекс». Фото: «Республика»/Лилия Кончакова

«Мы пишем посты без криков SOS, без давления на жалость. В Европе тоже так никто не делает. Нас не поняли и не приняли зоозащитники Северо-Запада. Конечно, нам до Европы еще далеко, даже по названию закона: в России это «О защите животных», а там — «О благополучии животных». Они мыслят и живут на другом уровне. Но это не значит, что мы ничего не должны делать и не двигаться вперед».

По словам Анастасии Быковой, докладчик из Финляндии на этой конференции рассказал, что если в их стране теряется животное, то хозяину дается 15 дней, чтобы найти и выкупить его, дальше — больше: штраф.

«Но я хочу отметить, что ситуация все-таки меняется и у нас, стало больше ответственных людей — владельцев тех же собак. Чаще гуляют на поводке, убирают за своими питомцами в парках. Вот я была в 40-м лицее, в моей школе, и спросила у ребят в 10-11-х классах, у всех животные стерилизованные. Другое поколение, они намного осознаннее, чем мы. Качественно другое поколение — впереди планеты всей. И именно поэтому все эти крики о помощи не работают уже. Нужен другой контент. К этому нет доверия», — уверена Анастасия.

Фото: pixabay.com

Фото: pixabay.com