«Здравствуйте, я алкоголик…»

11 тысяч человек в Карелии стоят на учете в наркодиспансере и лечатся, а сколько зависимых на самом деле — неизвестно. Многие алкоголики просто не знают, как себя спасти.

Аббревиатура ЗОЖ уже узнаваема. Здоровый образ жизни сегодня активно пропагандируется, и Россия уже сделала первые радикальные шаги в борьбе с самыми пагубными, но разрешенными пристрастиями — табаком и алкоголем. Ограничено время продажи, введен запрет на курение в общественных местах, штрафы за распитие пива в парках и скверах.

А ведь совсем недавно все это было. И последствия того времени ужасны: поколение девяностых и нулевых — миллионы молодых людей, которые стали алкоголиками не по своей вине.

В Петрозаводске на Днях медицины, которые проводятся уже в 14-й раз, одна из главных тем — алкоголь и его влияние на людей. Опытом профилактической работы обменялись российские и финские медики.

По словам заместителя главврача Республиканского наркодиспансера Ольги Романенко, в Карелии проблема алкоголизма стоит остро, несмотря на тенденцию снижения некоторых показателей. Количество больных превышает среднероссийский уровень — и заболеваемость, и распространенность.

Ольга Романенко

Фото: Борис Касьянов

Все население в республике изначально в группе риска: это северный тип алкоголизации, и привязанность у людей формируется быстро, наследственность по алкогольной зависимости в регионе также хуже, чем у южан.

— Если говорить о цифрах, то в настоящее время под диспансерным наблюдением у врачей — психиатров и наркологов — в республике около 11 тысяч человек. Ежегодно около 600 пациентов переносят алкогольные психозы — это тоже большая цифра, которая свидетельствует о том, что проблема с алкоголем стоит очень серьезно. В Карелии должны быть более жесткие профилактические меры, и региональное законодательство обязано серьезно этим заниматься, — считает заместитель главврача наркодиспансера.

Это тяжелая болезнь

В народе про алкозависимого человека часто говорят, что он слабовольный. Это не так, уверена Ольга Романенко. Человек может быть волевым, но у него есть патологическое влечение употреблять алкоголь, и он это делает. Поэтому вся терапия направлена на коррекцию этого симптома.

Лечение требует времени. Многие думают: «Я приду сейчас, мне нарколог назначит лечение, даст чудесную таблетку, и я уйду». Такого не бывает. Терапия — это время, это применение как медикаментозных методик, так и психотерапевтических. Обязательно нужна психокоррекция.

— Если человек получает комплексное лечение, то у него наступает ремиссия и он бросает пить. Но, как говорят наши доктора, от сумы и от алкоголизма не зарекайся. Алкоголизмом может заболеть любой человек.

Я алкоголик или еще нет?

Существуют два главных  критерия, по которым медики определяют, есть ли у человека алкогольная зависимость.

— В общей массе наиболее яркий симптом алкоголизма — появление похмельного синдрома с желанием опохмелиться. Если человек опохмеляется, то в этом случае однозначно можно говорить, что есть алкогольная зависимость. Но это уже симптом второй стадии. Показатель первой стадии алкоголизма — это когда человек не может контролировать себя и напивается до тяжелых степеней практически каждый раз и не помнит, что он делал, тут надо уже бить тревогу и задуматься, — рассказала Ольга Романенко.

Мужчин-алкоголиков традиционно больше. Так сложилось в нашей стране. Около 70% алкозависимых — мужчины и 30% — женщины. Такая динамика сохраняется многие годы, однако были скачки в периоды кризисов — это тоже закономерно.

Это страшное слово — наркодиспансер

Ольга Романенко рассказала, что люди не идут за помощью в наркологический диспансер, потому что боятся. Пациенты боятся учета, боятся быть узнанными знакомыми.

— Важный момент: диспансерное наблюдение наступает с добровольного согласия. То есть первоначально, когда человек рассказывает доктору о проблеме, и он пришел сам, никто его в пациенты не записывает. И врач может только предложить наблюдение. Поэтому я рекомендую не ходить по частным клиникам, а первый раз прийти в диспансер, получить независимую консультацию.

Диспансерное наблюдение ограничено по времени. Если человек в течение трех лет получает лечение и есть результат, то с учета его снимают. Конечно, нельзя иметь водительские права, оружие, но работать по разным видам специальностей можно.

— В силу того, что люди боятся прийти на обследование, запускают болезнь, они впоследствии попадают к нам уже с тяжелыми формами заболевания, когда уже наступают психозы. И бывает, что обращаются к нам уже после лечения в частных клиниках.

Частные клиники

Частные клиники разные. Человек должен понимать, что алкогольная зависимость формируется годами, и ее нельзя вылечить за один или два дня. Почему и предусмотрено трехлетнее диспансерное наблюдение.

— Если в частной клинике вам говорят, что дадут чудодейственное средство и завтра вы выздоровеете, то это вранье, это невозможно. Если же клиника предлагает долгосрочную программу, то можно ей воспользоваться, но медикаментозное лечение не должно быть приоритетом, всегда должна быть психокоррекция — это доказанная методика.

Также в Карелии активно работает общество анонимных алкоголиков, и наркодиспансер взаимодействует с ним более десяти лет. По республике есть свои сообщества. Наркодиспансер предлагает стационарную реабилитацию, куда приходят страдающие алкозависимостью. По словам Ольги Романенко, многие люди посещают общество, но это не для всех приемлемо, не все могут рассказывать про себя в группе, не все могут признаться: «Я алкоголик».

— Я рекомендую прийти к нам на улицу Федосовой, 17, в амбулаторную помощь. Можно прийти в порядке живой очереди, нет никаких последствий, человеку просто дадут консультацию о состоянии здоровья. Если есть боязнь, то можно прийти сначала к медицинскому психологу и начать разговор с ним. Можно, без сомнения, пойти и к платному психологу. Каждый выбирает сам.

Абзац