Выгораешь? Перестройся!

Кристине Адамовне Лашко 27 августа исполнится 78 лет, из них 47 она работает медицинской сестрой в БСМП. Вместо того чтобы уйти на пенсию, ушла на «передовую» — так врачи называют приемный покой. Каждый день – зарядка и позитивный настрой. Работа не утомляет, говорит новая героиня рубрики «Дело в возрасте».

Кристина Адамовна Лашко

Кристина Адамовна Лашко. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Кристина Адамовна Лашко, заслуженный работник здравоохранения Республики Карелия, приехала из Республики Беларусь в 1971 году и с тех пор работает в Больнице скорой медицинской помощи Петрозаводска. Помнит точную дату – с 22 февраля. Сначала работала в хирургии, потом — в приемном отделении, затем почти 25 лет была в должности главной медсестры.

Создавала первые стандарты для медперсонала, когда о стандартах в медицине только начали говорить. Документ на 100 листов, который Кристина Адамовна составила для медсестер каждого отделения БСМП, долгие годы служил планкой для студентов медколледжа. Благодаря этим разработкам молодые медики знали, что им в действительности потребуется в практической деятельности в больнице.

— Основная цель в моей работе главной медсестрой – повышение квалификации сотрудников, чтобы люди знали свою работу, — говорит Кристина Адамовна.

Из фотоальбома Кристины Адамовны Лашко

Из фотоальбома Кристины Адамовны Лашко

Кристина Адамовна Лашко

Главная медсестра БСМП. Фото из личного архива Кристины Адамовны Лашко

Приемный непокой

13 лет назад Кристина Адамовна вернулась в приемное отделение. Главный врач тогда предложил заведовать аптекой, но опытная медсестра не захотела терять квалификацию.

— Все удивлялись: тут же столько работы! Раньше я вообще была одна на четыре поста — два отделения терапии, кардиология, неврология. Одна на полбольницы. Это была такая нагрузка ужасная. Я не знаю как, но я справлялась. Мне это нравилось. Видите, я всю жизнь много работала.  Здоровье Всевышний пока дает.

Еще в прошлом году Кристине Адамовне приходилось работать сразу на две ставки. Сейчас проще – осталась одна ставка.

— Когда поступает пациент, сразу измеряешь пульс, давление, сатурацию (насыщение крови кислородом – прим. ред.). Спросишь, что болит, и заказываешь нужные анализы. Что-то я могу без врача: анализ крови, мочи, ЭКГ. Все это делаешь — и вызываешь доктора. А потом выполняешь его назначения: инъекции, перевязки, гипсовые повязки…

Я работаю с удовольствием, потому что я все умею. Я делаю укольчик, знаю, какое лекарство, как действует, уже говорю: это болезненное, это щипучее, как пчела. Например, ревалгин – замечательный спазмолитик, но очень болезненный. Всегда предупреждаю пациентов об этом, в ягодицу ввожу медленно, нельзя шарахать. Говорят: «Ой, нога отнялась». Я отвечаю: «Через 30 секунд боль уже начнет уходить». С человеком разговариваешь по-доброму – и ему уже легче.

Медсестра, БСМП

Кристина Адамовна Лашко. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Медсестра БСМП

Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

В БСМП попадают разные люди: в шоке после аварии, с сильными болями или тяжело пьяные. Кристина Адамовна со всеми пытается найти общий язык. Хотя не скрывает, случается прибегать и к крайним мерам.

— Иногда, бывает, привязываем. Теперь народ стал какой-то более возбудимый. Заходит, начинаешь задавать вопросы, а он возмущается: «Ну что вы спрашиваете, там (в машине скорой помощи – прим. ред.)  спрашивали, тут спрашивают…» Я объясняю: «Мне надо вам анализы назначить, написать направления». Надо железное терпение иметь.

О профессиональном выгорании Кристина Адамовна не знает.

— Какое выгорание? Выгораешь? Перестройся! Я иду на работу и сама себе говорю: «Господи! Слава богу, что иду на работу». Я старая, правильно. Но почему я должна портить людям нервы? Пришел на работу – ты должен быть в настроении. Не ха-ха-ха, а в нормальном рабочем настроении. Уважать своих коллег. Взаимное уважение самих медиков будет вселять людям надежду на то, что тебе здесь помогут.

Самое главное – не поверите, я работаю для души. Естественно, и для кармана, никому деньги не лишние. Была бы пенсия 30 или 40 тысяч, я бы, может, и не работала. Но я очень рада, что могу помогать своим детям.

Терпению, самостоятельности и ответственности научили в гродненском медучилище, которое Кристина Адамовна окончила по специальности «акушер». Говорит, что очень благодарна преподавателям.

— С нас всегда требовали, чтоб халатик (тогда халаты надевались спереди и завязывались сзади), лекарства – все было в порядке. Нас учили быть очень внимательными, добросовестными и всегда стараться делать так, как надо. Хотя в медицине, к сожалению, иногда делаешь так, как надо, а получается не так: организм реагирует индивидуально.

Медицина не помогла в свое время сыну Кристины Адамовны. В два года после укола антибиотика канамицина (сейчас не назначают детям) ребенок потерял слух. Мать нашла в себе силы справиться с бедой: через два месяца перестала плакать, потом выучила язык жестов — и вырастила успешного сына. Он уже более 30 лет работает на «Петрозаводскмаше», женился и даже водит машину.

Медсестра БСМП

Кристина Адамовна Лашко. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Урок на всю жизнь

После училища Кристина Адамовна устроилась в фельдшерский пункт в той же Гродненской области в Белоруссии и вскоре получила должность заведующей ФАПом. Вспоминает то время с удовольствием. Колхоз купил велосипед, чтобы медик мог добраться до всех хуторов. А зимой присылали морозостойкого деда на санях, запряженных лошадью. Работать было интересно.

Случались и неудачи.

— Было такое лекарство – натрия бромид. Его часто назначали, инъекцию делали в вену. Пришла женщина из другого села. На инъекцию другого препарата – кальция хлорида. Это горячий укол: вводишь в вену – и жарко делается. А я, видимо, отвлеклась и сделала инъекцию натрия бромида. Спрашиваю: «Как вы себя чувствуете?» Она отвечает: «Да нормально». Пациентка ушла домой, а я гляжу в таз, куда ампулы бросала, и вижу – натрия бромид, а кальция хлорид у меня не тронут, ампулы нет. Я своей санитарке говорю: «Я одеваюсь и пошла в эти Шестаки, возьму пустые ампулы, объясню…» Иду, вся трясусь, представляю, какой стресс я человеку устроила — и тут встречаю ее маму. Мама вся в слезах говорит: «Моя дочь лежит и готовится к смерти, вы не тот укол ей сделали». Я ей сказала, что ошиблась. Говорю, не волнуйтесь. Объяснила, как действует натрия бромид, он успокаивает. Я пришла к пациентке, она плачет, поняла, что нет жара после инъекции, значит, не тот укол. Испугалась, что умрет. Я говорю: «Боже! Да не будет смерти». Сколько сил ушло, чтобы ее уговорить успокоиться. На следующий день пришла на свой укол, доделали мы ей этот кальций. А я до сих пор когда делаю инъекции, как бы ни спешила, всегда беру ампулу, смотрю на нее, набираю шприц и еще раз проверяю. Это мне урок на всю жизнь.

БСМП

На заседании совета медсестер, 1980 год. Фото из личного архива Кристины Адамовны Лашко

Фото из личного архива Кристины Адамовны Лашко

Посвящение в профессию медицинских сестер, 1981 год. Фото из личного архива Кристины Адамовны Лашко

Мы же люди

Молодые коллеги часто обращаются к Кристине Адамовне за помощью. Бывает, в вену не попадут или гипсовую повязку надо наложить. Опытная медсестра никогда не отказывает. А молодежь помогла Кристине Адамовне освоить компьютер, когда в больнице ввели электронные истории болезни. Разобраться в программе оказалось не так уж сложно, говорит наша героиня. Сейчас если что-то не получается, пользуется методом тыка. Действует.

Помогает Кристина Адамовна не только коллегам.

— Надо делать людям больше добра. Если у меня просят помощи, даже алкоголики, я всегда стараюсь помочь. 20 рублей, 50 рублей. Ну я же беднее от этого не стану! Я работаю, пенсию получаю. А иногда поесть просят — приношу хотя бы хлеба. Обратился к тебе человек – никогда не отворачивайся. Мы же люди.

Кристина Адамовна Лашко

Кристина Адамовна Лашко. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Кристина Адамовна не забывает и о женской красоте.

— Я самая старая из работников в больнице, работаю с молодежью. Я им говорю: «Девочки, я постриглась». Они смеются: «Ой, Кристина Адамовна, там нечего стричь». Я отвечаю: «Ну вы все молодые, я гляжу на вас и стараюсь соответствовать». В общем, позитив должен быть в жизни, иначе закиснешь.

Держать себя в форме помогает книжка с комплексом упражнений. Разминку для суставов, шеи и живота Кристина Адамовна делает регулярно. И несмотря на работу по сменам, с ночными дежурствами, умудряется соблюдать режим.

— Я прихожу домой, под душ – и падаю. Часа два посплю, и хватает. Не надо валяться целый день, потому что потом ночью не будешь спать.

Бывшие работники иногда приходят в больницу, смеются: «Ну долго ты будешь работать?» Кристина Адамовна отвечает: «Как Зельдин, до ста».

— Люди вот выходят на пенсию, сразу дома, сразу лежание, готовка, еда – и ты уже на корню разваливаешься. А я буду работать, пока Всевышний меня палочкой не стукнул и не сказал: «Хватит».

Приемное отделение БСМП

Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

«Дело в возрасте» — новая рубрика «Республики». Мы рассказываем о людях зрелого возраста, у которых есть свое дело, свой стиль и вкус к жизни. Нашим героям больше 50, а иногда и все 90! Глядя на них, понимаешь, что саморазвитие, новые возможности, потенциал — это не только про молодых. Мы говорим с профессиональными спортсменами, дизайнерами-любителями, общественниками и медиками о том, что дает им смысл и радость жизни, — об их деле.

Вы тоже знаете таких людей? Тогда присылайте нам свои истории о них. Это могут ваши старшие коллеги, родственники или соседи. Все рассказы мы обязательно опубликуем. О самых интересных героях журналисты сделают отдельные репортажи для сайта и телеканала «СампоТВ 360». Ждем ваши истории по адресу rk@karelia.ru c пометкой «Дело в возрасте».