Время собирать мусор

В Прионежье ликвидируют стихийную свалку, мусор на которой копился 30 лет. Но таких точек по всей Карелии десятки. Артур Парфенчиков поручил пересмотреть территориальную схему работы с отходами, чтобы привлечь в республику инвесторов: появятся перерабатывающие заводы – мусор станет вторсырьем и начнет приносить пользу.

— Я часто езжу с дачи с Пяжиевой Сельги и каждый раз проезжаю мимо этой свалки, — говорит житель Петрозаводска Геннадий Васильев. — За пять километров уже запах идет. И горит она часто, и дымит она часто…

За его спиной возвышаются горы мусора, в которых можно найти все что угодно: бутылки, пакеты, старую одежду, объедки и даже папки с финансовыми документами некой аптеки за 2014 год. От некоторых куч идет едкий дым.

Стихийная свалка у дороги между Пяжиевой Сельгой и Деревянкой образовалась лет 30 назад. Мусор на нее свозят со всей округи, потому что больше некуда: в окрестных поселениях нет налаженной схемы утилизации отходов. Геннадий Васильев, например, свой мусор увозит в Петрозаводск, но такой сознательностью отличаются далеко не все.

Геннадий Васильев. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин.

Геннадий Васильев. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин.

В прошлом году о свалке узнали активисты Общероссийского народного фронта и обратились в природоохранную прокуратуру. В процессе проверки выяснилось, что земля под свалкой находится в аренде, и именно арендатор должен следить за ее состоянием и не дать кучам мусора разрастаться. Свалку нанесли на интерактивную карту проекта ОНФ «Генеральная уборка».

— Это одна из 11,5 тысяч точек, которые граждане отметили на этой карте по всей России, — рассказал координатор ОНФ по вопросам экологии Дмитрий Миронов. – Такая ситуация, к сожалению, достаточно типична для всех регионов страны. Для Карелии это особенно плохо, потому что здесь уникальная природа, которая интересна туристам. Но если люди приедут смотреть на озера и леса, а встретят вот такие свалки, они больше никогда здесь не появятся.

По решению суда свалку в Прионежье должны ликвидировать к 1 октября этого года. В ОНФ, правда, сомневаются: арендатор земли пока даже не прикасался к многолетним наслоениям отходов.

Дмитрий Миронов. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин.

Дмитрий Миронов. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин.

Свалка в Прионежском районе. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин.

Свалка в Прионежском районе. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин.

За помощью «фронтовики» обратились к руководителю региона. Артур Парфенчиков лично побывал на месте скопления мусора и поручил карельскому Минприроды разработать план по его ликвидации. Но такая точечная работа не решит глобальную проблему: только в этом году в Карелии зарегистрировали 160 несанкционированных свалок.

— Мы должны полностью поменять всю систему работы с мусором, поддерживать проекты, направленные на его переработку, — сказал Артур Парфенчиков. — Мерами запрета и наказания тут ничего не решить. Если переработка станет выгодной, и без нас эту свалку уберут: появится бизнесмен, который поставит тут рабочих, они рассортируют мусор, погрузят в машины и увезут на завод.

Проблема в том, что действующая в Карелии схема обращения с отходами составлена с нарушениями. На них руководителю региона указал Дмитрий Миронов. По его словам, при теперешнем положении дел в республику не придет ни один нормальный инвестор, готовый заниматься переработкой мусора. Артур Парфенчиков согласился с доводами эксперта и поручил пересмотреть территориальную схему обращения с отходами.

— Только когда мы научимся грамотно мусор сортировать и перерабатывать, исчезнет сама объективная причина для возникновения таких вот безобразных явлений, — отметил врио главы республики.

Ликвидацию свалки Артур Парфенчиков взял под личный контроль. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин.

Ликвидацию свалки Артур Парфенчиков взял под личный контроль. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин.

Среди куч мусора можно найти практически что угодно. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин.

Среди куч мусора можно найти практически что угодно. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин.

Хорошие карельские книги. Почти даром