«Война — это страшная работа»

Разговором с председателем фонда «Эстафета поколений» Александром Анишиным «Республика» завершает серию материалов о карельских поисковиках. Анишина в Петрозаводске считают одним из главных лоббистов поискового движения Карелии: во многом благодаря ему поисковиков здесь перестали считать черными копателями, а сам поиск бойцов признали серьезным государственным делом.

Александр Анишин. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Александр Анишин. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Пока мы готовили нашу поисковую серию, то твердо поняли одно: вниманием государства поисковики сегодня не обделены. Есть и финансовая поддержка, и административная. Работают организации патриотического воспитания. Создаются новые центры. Почти беспрерывно в самых разных форматах ведется поиск останков погибших солдат: одни уходят в экспедиции на несколько недель, другие ищут после работы вечерами и в выходные. Все организовано. Контролируемо. Поисковиков уважают, к ним прислушиваются. Но так было не всегда. Александр Анишин вспоминает, как в 2007 году впервые встретился с «людьми, которые копают».

— Они обратились в «Единую Россию» за помощью. Четыре человека: Илья Герасев, Виктор Комков, Валерий Крупышев и Виктор Шевченко. Легендарные по нынешним временам уже люди. Я приехал к ним на Виллагору, пообещал: помогу, чем смогу. Они позвонили потом, говорят, давайте фонд создадим. Название «Эстафета поколений» придумал отец Ильи Герасева. Так и начали работать.

Александр Анишин. Фото: ИА "Республика" / Леонид Николаев

Александр Анишин. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Про статус поисковиков

— Когда мы «Эстафету поколений» основали, то в Карелии даже не было уполномоченного органа по работе с поисковым движением. Я когда начал этим делом заниматься, то мне кроме «Здравствуйте, я из «Единой России» и сказать-то было нечего. Потом постепенно с поисковиками начал работать действовавший на тот момент комитет по делам молодежи и спорту. И уже при нем мы создали координационный совет поисковых отрядов Карелии, в состав которого вошли и чиновники, и силовики, и сами поисковики. Тогда все по-настоящему и задвигалось. Мне приходилось быть не столько спонсором, сколько взять на себя все организационно-правовые вопросы. Это сейчас поисковики — уважаемые люди, а тогда они для всех были просто черные копатели. Никто не разбирался, что они ищут: кости или награды. Статуса нет, поехал копать — значит, «черный».

Справка «Республики»

Карельский региональный общественный фонд содействия увековечению памяти погибших при защите Отечества «Эстафета поколений» в 2017 году отмечает 10-летний юбилей. Сегодня в фонде 9 поисковых отрядов — более 50 человек. С апреля 2013 года фонд является региональным отделением «Поискового движения России».

Про серьезных мужиков

— Мы поисковиков легализовали — фонд открыл КРОО (карельские региональные общественные организации), руководители которых уже официально вошли в правление «Эстафеты поколений». Мы собрали людей, стали организовывать захоронения на Виллагоре. Это большие деньги: копка могил, гробы, венки, солдатская каша, транспорт, реконструкция. Начали проводить торжественные мероприятия, школьников приглашать. Поисковики увидели, что они кому-то нужны, пошли к нам.

Мы начинали с двух ежегодных захоронений на «Кургане Славы» и церемонии закрытия «Вахты памяти» — она стала ежегодной: вручали благодарственные письма, подарки. Валентина Пивненко нам тогда помогла очень — привезла почетные грамоты от Государственной думы. Это людей вдохновило. Даже жены перестали ворчать: вот, опять пошел солдат копать. Увидели: муж большим делом занимается. Внутренний порыв важен. Но и признание общественности огромную роль играет. Мы стартовали с четырех человек, а теперь у нас 9 сильных отрядов. И это уже не только Петрозаводск, но и Прионежский, Кондопожский, Пряжинский, Сегежский и Медвежьегорский районы. Причем в отрядах не пионеры, которым бы только песен в лесу под гитару попеть. У нас серьезные взрослые мужики: они много читают, работают в архивах и только после этого идут и копают. Илья Герасев, с которым мы открывали фонд, — он в поиске, например, с самого детства. И сегодня уже стал профессиональным историком. У него в соавторстве с Ниной Столеповой вышли книга и фильм «Рубежи Петрозаводска». Больше Герасева по этой теме, наверное, никто не знает.

Сейчас поисковик Илья Герасев работает на второй книгой. Она будет посвящена обороне Петрозаводска. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Сейчас поисковик Илья Герасев работает на второй книгой. Она будет посвящена обороне Петрозаводска. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Фильм «Рубежи Петрозаводска»:

Про рубежи Петрозаводска

— Именно «Эстафета поколений» доказала в итоге, что в Петрозаводске в годы Великой Отечественной войны было четыре рубежа обороны и что на них шли серьезные бои. Это стало последней каплей для присвоения Петрозаводску звания «Город воинской славы». Вы ведь знаете, что заявку подавали неоднократно, и в итоге город получил звание только на третий раз. Оно присуждается за мужество и массовый героизм, проявленные в боях по защите Отечества. Так вот, наша задача была показать, что в нашем городе эти мужество и героизм были. Не просто финны пришли, и мы им город отдали. Нет, в сентябре 1941 года на защиту Петрозаводска встали 30 тысяч человек. И месяц они финнов держали, дав возможность эвакуировать мирное население и предприятия вглубь страны. Половина из этих 30 тысяч погибла. Наш долг — увековечить их подвиг. Сделать так, чтобы люди о нем знали. Поэтому мы так боролись за «Город воинской славы»: на местности искали, в архивах работали, подняли хронологию, все доказали, книгу написали — добились звания.

Наступление финнов на Петрозаводск началось 4 сентября 1941 года. В боях за город участвовали сводные подразделения 7-й армии, возглавляемой Кириллом Мерецковым. Противник — Карельская армия под командованием Вяйно Котилайнена — продвигался к Петрозаводску по четырем главным дорогам. Именно на этих дорогах современные поисковики нашли четыре условных рубежа обороны карельской столицы. Подробнее о них можно прочитать в материале Евгения Лисакова «Четыре рубежа«. Краткое описание — на нашей интерактивной карте.

Про оборону Петрозаводска

— Нас тут всего три дивизии обороняло. А финская армия — 100 000 человек. Наши насмерть стояли. 313-я стрелковая дивизия для Петрозаводска сыграла огромную историческую роль. Если бы она сюда не приехала, то финны в городе были бы не 1 октября, а 5 сентября. Символично, что 313-я потом, в 1944-м году, наш город и освобождала. Ей даже звание присвоили — «Петрозаводская». Я сейчас пытаюсь решить вопрос, чтобы в честь этой дивизии в городе улицу назвали. При прошлом мэре, к сожалению, меня не услышали. Надеюсь, что Ирина Юрьевна Мирошник поддержит эту инициативу. У нас здесь воевали героические ребята. Зеленые, необстрелянные. А против них шли финские егеря с минометами. Считай спецназ. А наши — интеллигенты. Их родственники сейчас приезжают, рассказывают. Капитан Зеленский, например: профессорская семья, семикомнатная квартира в центре Свердловска. А он добровольцем на фронт ушел. Сел в поезд, сюда приехал и погиб. Его письма к жене звучат в фильме «Возвращение», который мы сделали с журналистом Анной Токаревой.

Про свидетелей войны

— Что заставляет поисковиков копать? Они понимают очень простую вещь: люди за нас воевали. А теперь лежат в земле. Нельзя их просто бросить. Вот и все. Поисковики — это особый народ. Они знают и чувствуют гораздо больше нас с вами. Пройдет время, не останется уже ветеранов, и на их место придут поисковики: они знают, что такое война — они своими глазами «видели», как человек бежал, как упал, как лежал. Они понимают, кто трусил, а кто был героем. И именно они останутся единственными свидетелями, способными честно о войне рассказать. В Карелии поисковики высочайшего уровня. Приезжают к ним финские коллеги, мол, родственники просят найти солдата-финна, район такой-то. Наши едут и находят. Да еще и с личными часами — отправляют на родину. Или самолет подняли в районе Ведлозера — выяснили, что в Карелии был свой Гастелло — украинец, капитан Николай Белых. А высота 168,5 — это же только благодаря поисковикам мы узнали, что в Карелии была своя Брестская крепость. Три недели держать высоту в полном окружении!

Про способы поиска

— Практически на каждом бойце есть что-то железное: медальон, гильза, пуля, пряжка. Поисковики идут в лес с миноискателями: ищут, где «звенит». Могут просто копать. Или искать штыками, но это высший пилотаж. Вот был, например, бой. Погибли 5 человек. Их скидали в яму, присыпали землей. Если с них сняли все, то они не «звенят». Их можно найти только щупом. Боец, убитый во время боя — бежал, выстрелил, упал — называется верховой. Он «звенит», его можно поднять. У нас верховых много.

Я до того, как поиском начал заниматься, ходил по лесу, смотрел — ложбинки кругом. А теперь понимаю — окопы это, а не ложбинки. «Курган Славы» в Виллагоре весь в окопах. Мы его как памятник воссоздали в историческом виде. А высоту 168,5, наоборот, трогать не стали — оставили все практически так, как нашли. Там весь холм в ячейках для стрельбы стоя. Эти ячейки — страшное дело. В окопе тебя ранили — можно помочь, перевязать. Патроны закончились — кто-нибудь тебе пачку кинет, ты набил и дальше стреляй. А тут сидишь с этой норе. Один. Недаром говорят: на миру и смерть красна.

Про родственников

— Вторая суббота сентября теперь — официальный День обороны Петрозаводска. Его выбрали потому, что уже 10 лет подряд «Эстафета поколений» проводит памятные мероприятия на Виллагоре именно в этот день. К нам приезжают родственники найденных бойцов, мы передаем им медальоны, личные вещи — все это становится семейными реликвиями. Родственников мы ищем по всей стране. Тут целая команда работает. Люди приезжают в Петрозаводск, мы, как правило, приводим их на место, где погибли их близкие. Конечно, многие в шоке. Их можно понять. Я сам не всегда справляюсь с эмоциями. Мне запомнилась история бойца Хватова. Я тогда впервые увидел, как нашли медальон. Настолько был под впечатлением, что тут же позвонил журналистам.

Медальон развернули, прочитали. Солдата звали Илья Хватов. С ним было еще 5 человек. Финны их окружили. И разве эти ребята знали, что мы их спустя 70 лет найдем? Могли бы винтовки побросать, сдаться, отсидеться в плену — был бы шанс выжить. А они встали спина к спине и бились до последнего. Там кругом все в гильзах. Вот благодаря таким Хватовым мы войну и выиграли.

Меня эта история поразила. Но на этом дело не закончилось. Солдата нашли накануне 9 Мая. Связались с родственниками. А внучка его говорит: я его только что отпела. То есть мама ее сколько лет боялась заказать отпевание, думала, вдруг в плен попал, вдруг не погиб. А тут посчитали, что уже точно в живых нет, и перед Днем Победы отпели. А на следующий день им звонят: нашелся.

Про детей

— Приехала к нам девушка из Москвы. Сама уральская. Впечатлилась, вернулась на следующий год и подняла бойца. Так что в поиск люди по-разному приходят. Есть и такие, кто с детства копает. Мы сейчас, например, проводим школу поисковика. Знаете, для меня лично главная миссия в том, чтобы молодежь знала, в какой стране живет. Читаю я лекцию на историческом факультете ПетрГУ, спрашиваю, где в Петрозаводске была война? Ни одной руки! И это историки. Я им говорю: люди умирали, чтобы вы в этих аудиториях могли сидеть. А вы об этом даже не знаете! Зато про Навального все могут рассуждать.

Поэтому мы и возим детей на памятники рубежей Петрозаводска автобусами, стрельбы устраиваем, флаг поднимаем. Чтобы задумались, что такое война, чтобы гордились своей страной. Мы благодарны мэру Ирине Мирошник за то, что сейчас фильмы, которые мы снимаем о рубежах Петрозаводска, ушли в школы. Ирина Юрьевна сама педагог и понимает, насколько важно для детей смотреть такие вещи. К нам, кстати, сейчас в «Эстафету поколений» приходит много молодых ребят. У нас есть даже отдельное молодежное крыло — «Феникс».

Своей главной целью фонд «Эстафета поколений» считает поиск и достойное захоронение солдат, погибших в Карелии в годы Великой Отечественной войны, а также охрану и увековечивание их памяти. Сегодня «Эстафета поколений» проводит в школах так называемые уроки мужества, в том числе и в районах, занимается исторической реконструкцией, выпускает фильмы, книги и даже собственный ежегодный журнал.

Про войну

— Война — это страшная работа. Говорю как человек, который был в армии. Я до службы читал «Как закалялась сталь» и не понимал, как это они жили в бараке, узкоколейку строили, мерзли, голодали. В кровати лежишь с книжкой — хорошо тебе.

В армии я попал в Южную группу войск. И у нас были зимние учения. На улице холодно, но светло. В палатке тепло, но темно. Печку топить, лес кругом, удобств никаких — тяжелые условия. Но ведь не убьют же при этом. А на войне… Вот если бы сейчас была война, многие пошли бы добровольцами? Мне кажется, мы что-то потеряли начиная с 90-х. Если ты ненавидишь свою страну, презираешь ее, то с тобой и воевать не надо, ты так всё сдашь. Поэтому каждый человек сегодня должен заступаться за свою Родину. Права или не права — это моя страна. Американская, кстати, поговорка. А у нас сегодня свою страну принято ругать и к патриотизму относиться с иронией. А что такое патриотизм? Что стоит за «патриотическим воспитанием»? Так вот эти люди, которые здесь погибли, они и стоят. Их жизни, их судьбы. Этими людьми мы должны гордиться. И с них брать пример.

Про деньги и статус

— Поисковое движение практически умерло в 90-е годы и сегодня активно возрождается. Роль государства в поисковой работе растет с каждым днем: финансирование, грантовая поддержка. Если раньше мы все делали на спонсорские средства: «Курган Славы» — это, например, исключительно вложения меценатов, то сейчас частные деньги — это совсем небольшая часть нашего бюджета. Так, памятник «Высота 168,5» был создан в основном за счет президентского гранта.

Сам факт, что президент уделил внимание карельскому военному мемориалу, для республики много значит. Неслучайно на высоте 168,5 уже побывали и Сергей Нарышкин, и Александр Бречалов, и Рашид Нургалиев, и Валентина Пивненко. Бывший глава Александр Худилайнен нам в свое время здесь очень помог. А Артур Парфенчиков, я считаю, вообще определил особую роль этого памятника для истории страны, когда в июне этого года собрал здесь почти сотню ведущих поисковиков со всей России. Для статуса поискового движения Карелии это событие было одним из важнейших за последние десятилетия.

Местом встречи с представителями "Поискового движения России" Артур Парфенчиков выбрал высоту 168, 5 - первый рубеж обороны Петрозаводска

Местом встречи с представителями «Поискового движения России» Артур Парфенчиков выбрал высоту 168,5 — первый рубеж обороны Петрозаводска

Конечно, сегодня в текущей работе мы не можем обойтись без спонсорской поддержки. Сложно ли мне ходить с протянутой рукой? А что делать? Сказать поисковикам: деньги закончились, я вас обманул, расходитесь? Просить всегда было трудно. Но сейчас люди стали гораздо охотнее помогать. Мы раскачали ситуацию — закончился период безвременья. В 2007 году к нам в Виллагору приезжали от силы 20 человек, а сейчас — по две тысячи. Машины все время стоят. Один раз мы приехали на субботник, а там свадьба. Девчонка наша выходила замуж за москвича. Говорит, специально привезла его посмотреть — пусть гордится, что у него жена из Карелии.

В серии материалов, посвященных поисковому движению Карелии, «Республика» рассказывала о людям, для которых героические войны XX века длятся до сих пор — до последнего захороненного бойца. Мы поговорили с председателем Союза поисковых отрядов Карелии Александром Осиевым, поучаствовали в субботнике у памятника «Сулажгорские высоты», съездили на один из рубежей обороны Петрозаводска — высоту 168,5 — и приняли участие в «Вахте памяти», проходившей в поселке Видлица. Мы записали видеоинтервью с Ильей Герасевым. Он один из самых уважаемых людей в поисковом сообществе. Коллеги называют его просто – «настоящий поисковик». А еще мы встретились с карельскими школьниками, участниками военно-спортивной игры «Победа». Главный редактор информагентства «Республика Карелия» Мария Лукьянова провела для них журналистский конкурс «С «лейкой» и блокнотом», а журналисты  постарались разобраться, зачем все-таки современные дети играют в патриотические игры. Разговор с депутатом Петросовета Александром Анишиным, основателем и председателем общественного фонда «Эстафета поколений», завершил нашу поисковую серию. Но тема поиска погибших солдат в Карелии на этом не исчерпывается — следите за обновлениями хэштега  #поисковоедвижениекарелии.
Абзац