Угроза «омикрона»: что ждать от нового штамма коронавируса?

В Карелию пришел «омикрон». Намного более заразный, чем его предшественники, новый штамм коронавируса уже вызвал взрывной рост заболеваемости. Как мы переживем эту очередную волну пандемии? Как болеют дети, которых пока не прививают? Что будет, если вслед за «омикроном» нас накроет эпидемия гриппа? На вопросы «Республики» ответила врач-эпидемиолог Людмила Рубис.

Людмила Рубис. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Людмила Рубис. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Людмила Рубис

Людмила Рубис — врач-эпидемиолог высшей категории, кандидат медицинских наук, доцент кафедры факультетской терапии, фтизиатрии, инфекционных болезней и эпидемиологии медицинского института ПетрГУ. Область научных интересов: эпидемиология инфекционных заболеваний, в первую очередь респираторных, инфекций, управляемых средствами вакцинопрофилактики, и природно-очаговых.

— Людмила Викторовна, в Карелии первый зарегистрированный случай заражения штаммом «омикрон» был завозной, зафиксирован у прибывшего из-за рубежа человека. Какова сейчас ситуация с распространением нового штамма в республике?

— К сожалению, сейчас мы видим, что в нашей республике началось распространение нового штамма и идет резкий подъем заболеваемости. Мы это видим даже по количеству вызовов в нашей поликлинике № 4 Петрозаводска. Увеличение числа вызовов началось еще на минувшей неделе в субботу. И уже утром в понедельник, всего за пару часов работы, почти в два раза превысило то количество обращений, которое мы обычно получаем в начале недели.

Такая ситуация и в детской, и взрослой поликлиниках. Она была ожидаема: мы наблюдаем, как с приходом «омикрона» резко выросла заболеваемость в европейских странах, США. Очевидно, мы уже тоже переступили этот порог и находимся в начале новой волны заболеваемости, масштабы которой будут точно не меньше, чем в других странах.

Людмила Рубис. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Людмила Рубис. Фото: «Республика» / Лилия Кончакова

— За счет чего «омикрон» настолько более контагиозный, то есть заразный, чем другие штаммы коронавируса?

— Вирусы мутируют постоянно. Но значение для популяции вируса имеют те мутации, которые позволяют ему как можно быстрее проникнуть в клетку. Он должен успеть это сделать до того, как наша иммунная система начнет с ним бороться. У штамма «омикрон» есть именно такие мутации в белке, которые позволяют ему быстрее проникать в клетки человеческого организма. Это существенно сокращает инкубационный период, то есть период с момента заражения до появления симптомов.

По данным специалистов, инкубационный период «омикрона» — 3-5 дней с момента заражения (при предыдущих штаммах этот период составлял от 7 до 14 дней в среднем).

Насколько «омикрон» заразнее «дельты»? Часть экспертов считает, что как минимум в два раза, часть говорит, что в пять раз. Некоторые ученые полагают, что штамм «омикрон» даже более заразен, чем корь.

— Но при этом есть расхожее мнение, что при заражении «омикроном» болезнь протекает легче, что вирус поражает только верхние дыхательные пути. Это так?

— Здесь надо учитывать важное обстоятельство. Выводы о поведении этого штамма мы в настоящий момент можем сделать исходя из его распространения в европейских странах или США, куда он пришел раньше, чем в Россию. Но не надо забывать, что в этих странах население прививается от коронавируса значительно активнее, чем у нас. Там очень большая прослойка людей получила уже и бустерные дозы, прошла ревакцинацию. Более легкое течение заболевания у многих людей может быть связано именно с тем, что сформирован искусственный иммунитет (или естественный постинфекционный иммунитет, как, например, в ЮАР, где была очень высокая заболеваемость предыдущими штаммами).

Но и в западных странах здравоохранение сталкивается с перегрузками в первую очередь из-за того, что часть людей остается не вакцинированными или не успели пройти ревакцинацию.

Я на днях беседовала с коллегой, которая работает в США. По ее словам, такой тяжелой ситуации с госпитализацией пациентов не было за все два с лишним года пандемии. Больные лежат в коридорах, и непривитые болеют очень тяжело, есть летальные исходы.

Эта тенденция очень тревожит. Если учесть, что у нас в стране значительная часть людей еще не привиты, а из привитых многие прошли вакцинацию достаточно давно, мы можем уже совсем скоро столкнуться с еще более тяжелыми последствиями.

Фото: "Республика"/Лилия Кончакова

Фото: «Республика»/Лилия Кончакова

— Есть ли особенности течения заболевания у детей при заражении «омикроном»? Ведь их у нас пока не прививают, первые партии вакцины для подростков только начали поступать в регионы.

— Ситуация с заболеваемостью детей как той категории населения, которая не вакцинирована, действительно тревожная и показательная. Дети болеют, чаще болеют в тяжелой форме, некоторые — очень тяжело. Например, у маленьких пациентов наблюдаются бронхиолиты — поражение мелких бронхиол с симптомами дыхательной недостаточности. И, самое главное, мы пока не можем предсказать, каковы будут отложенные последствия перенесенного заболевания.

Так что расслабляться в надежде на то, что волну «омикрона» мы переживем легче, чем предыдущие волны коронавируса, нельзя.

— Некоторые эксперты утверждают, что, даже если спустя определенное время после вакцинации снижается титр антител, всё равно остается Т-клеточный иммунитет, то есть так называемые «клетки памяти». И они защищают организм. Почему же все-таки надо ревакцинироваться через полгода?

— Иммунный ответ организма — это сложный процесс. В его рамках друг с другом взаимодействуют самые разные типы клеток, у каждого из них своя функция. Есть инфекции, имеющие длительный инкубационный период. С того момента, как возбудитель проник в организм, до момента, когда он размножился и начал поражать органы, ткани, может пройти несколько недель, а то и дольше. И в этих случаях действительно для защиты организма может хватить «клеток памяти», клеточного иммунитета.

Другая картина при инфекциях с коротким инкубационным периодом. Особенно, повторю, когда, как при заражении «омикроном», он составляет всего несколько дней. В этом случае очень важно, чтобы наша иммунная система была готова сразу же, на первых подступах, отразить атаку вируса. А для этого нужно, чтобы у нас в крови, лимфе были антитела. Клеточного иммунитета будет недостаточно. Это не говоря уже о том, что массовые лабораторные анализы сегодня не дают возможности отследить уровень Т-клеточного иммунитета. Это дорогой, специфический анализ, который проводится в очень ограниченных случаях.

Вакцина Фото: "Республика"/Лилия Кончакова

Вакцина. Фото: «Республика»/Лилия Кончакова

Поэтому обязательно надо прививаться, а в период пандемического подъема заболеваемости, как сейчас, проходить ревакцинацию, чтобы при встрече с вирусом иммунная система была во всеоружии.

— И все-таки есть данные, сколько привитых людей заболевают, то есть имеют клинические симптомы проявления болезни?

— Могу привести данные по нашей поликлинике № 4, которые я лично проанализировала. Да, привитый человек может заразиться. И может в результате заражения заболеть. Но давайте посмотрим на соотношение.

  • Среди людей, которые получили только одну прививку, заболели 5,6%.
  • Среди тех, кто был вакцинирован двумя компонентами, клинические симптомы заболевания наблюдались у 4%.
  • Среди тех, кто получил три прививки (вакцинация двумя компонентами, а затем бустерная прививка) — только 0,8%).

При этом в подавляющем большинстве случаев если клинические проявления болезни и наблюдаются, то в нетяжелой форме. Это говорит о том, что вакцинация надежно защищает от заболевания.

— Надежду вселяет и то, что, по данным экспертов, наша вакцина «Спутник V» эффективно защищает и от «омикрона». Но возникает вопрос: учитывая высокую заразность нового штамма, не лучше ли ревакцинироваться обоими компонентами? Или достаточно однокомпонентной вакцины «Спутник Лайт»?

—  Как правило, для бустерной вакцинации достаточно одной прививки, то есть «Спутник Лайт». Но в некоторых случаях для надежного стимулирования иммунитета, очевидно, есть смысл ревакцинироваться двумя компонентами. Чаще всего речь идет о людях с иммунодефицитами, о пациентах, которые получают иммуносупрессивную (подавляющую иммунный ответ — прим. ред.) терапию в связи с имеющимся хроническим заболеванием.

Если говорить о нашей поликлинике, то четыре прививки (вакцинация двумя компонентами и ревакцинкация также в два этапа) получили 84 человека. В том числе некоторые наши врачи решили ревакцинироваться обоими компонентами «Спутник V».

«Спутник V» дает в 2,1 раза больше антител к «омикрону», чем вакцина Pfizer. Как сообщает РИА Новости, такие данные получены по итогам совместного исследования РФПИ, Центра им. Гамалеи и итальянского Национального института инфекционных заболеваний Lazzaro Spallanzani.

— В 2020 году отмечалось, что на фоне пандемии коронавируса практически полностью исчез вирус гриппа. Но в период эпидемического подъема 2021 года грипп вернулся. Как вы это объясняете?

— На мой взгляд, объяснение простое. В 2020 году подавляющее большинство государств закрыли границы, внутри стран принимались серьезные ограничительные меры. Вирусы гриппа не циркулируют в человеческой популяции постоянно. Их распространение, в отличие от нового коронавируса, имеет сезонный характер. Из-за того, что перемещение людей между континентами и странами было серьезно ограничено, традиционного сезонного подъема заболеваемости гриппом не произошло.

В 2021-2022 годах, когда многие страны ослабили ограничительные меры и открыли границы, грипп вернулся и начал распространяться по миру. И сейчас мы уже по информации из Европы видим, что там эпидемический подъем. В нашей стране, по данным Роспотребнадзора, примерно в половине регионов эпидпорог по заболеваемости ОРВИ и гриппом тоже уже превышен.

Людмила Рубис. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Людмила Рубис. Фото: «Республика» / Лилия Кончакова

— Европейские эксперты всерьез опасаются твиндемии — то есть того, что эпидемия гриппа наслоится на пандемию коронавируса.

— Это обоснованные опасения. Эпидемия гриппа у нас, как правило, приходится на конец января — начало февраля. Что будет, если люди начнут болеть одновременно и гриппом, и «омикроном»? Любая система здравоохранения, не только в нашей стране, с такой повышенной нагрузкой будет справляться с большим трудом. Ведь количество врачей и медработников не безгранично. Это первое. Второе: мы не можем сейчас предсказать, как будут протекать микст-инфекции, то есть если пациенты начнут одновременно заражаться гриппом и «омикроном».  Нельзя исключать, что течение заболевания окажется более тяжелым.

— Но сейчас от гриппа прививаться уже поздно, это надо было делать осенью?

— Вы знаете, каждый год есть люди, которые умудряются прививаться от гриппа в январе, феврале и даже в марте. Что на это сказать? На формирование иммунитета требуется около двух недель. Поэтому, конечно, делать это надо было раньше. Но если вы всё же решили сделать это сейчас, то после прививки надо хотя бы постараться до минимума ограничить контакты с другими людьми, посещение общественных мест.

Проверка соблюдения ограничительных мер в Петрозаводске. Фото: "Республика"/ Максим Смирнов

Проверка соблюдения ограничительных мер в Петрозаводске. Фото: «Республика»/ Максим Смирнов

— Собственно, эти рекомендации остаются более чем актуальными для всех в связи с угрозой распространения «омикрона».

— Безусловно, сейчас они особенно актуальны. Мы достаточно спокойно прошли период новогодних праздников, поскольку доминирующим на тот момент был штамм «дельта», который уже довольно давно циркулирует в популяции. Но сейчас нам угрожает новый штамм, с которым большинство населения еще не сталкивалось. И нужно стараться уменьшить риски распространения инфекции мерами неспецифической профилактики: как можно меньше бывать в общественных местах без насущной на то необходимости. Носить маски, и при этом обращать внимание не только на то, как мы их носим, но и как храним. Вот, скажем, человек надел маску правильно, она закрывает нос, всё хорошо. А потом снял и сунул в карман, где и ключи, и телефон, и деньги… Потом вытащил и вновь надел. И что толку от такой защиты? Кроме того, у нас все же очень слабо развита практика дезинфекции рук. Далеко не везде в общественных местах есть санитайзеры, кожные антисептики стоят слишком дорого. Их надо делать более доступными для людей и в целом внедрять культуру соблюдения правил санитарной безопасности.

Людмила Рубис. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Людмила Рубис. Фото: «Республика» / Лилия Кончакова

— Людмила Викторовна, в завершение главный вопрос: можно ли все-таки спрогнозировать, когда завершится пандемия? Виден ли свет в конце тоннеля? 

— Очень бы хотелось поддержать идею, что наступление «омикрона» — это и есть последняя волна пандемии. Но я не берусь этого утверждать, нельзя исключать появления новых мутаций. Наша главная задача — сделать инфекцию вакциноуправляемой, контролируемой. Человечество уже прошло немалую часть этого пути, создав вакцины, которые позволяют значительно снизить количество тяжелых форм заболевания и летальных исходов. Но пока вирус не побежден, и успокаиваться рано.