Ученое православие: в Карелии открывается клуб «Наука и религия»

Председатель Объединения православных ученых протоиерей Геннадий Заридзе намерен создать в ПетрГУ клуб “Наука и религия”. Священник уверен, что Карелии необходимо просвещение, чтобы бороться с «современными европейскими ценностями»: однополыми браками, педофилией и эвтаназией.

Сегодня в Петрозаводском госуниверситете проходит конференция, посвященная христианским ценностям и научному познанию. На нее приехал известный в России священник, председатель Объединения православных ученых протоиерей Геннадий Заридзе, который намерен создать в карельской столице клуб «Наука и религия». Этот клуб будет филиалом его объединения.

 

На конференцию пришли представители духовенства, ученые и студенты ПетрГУ, а также члены правительства Карелии — вице-премьер Лариса Подсадник и министр национальной политики Сергей Киселев. По словам Ларисы Подсадник, такие конференции — это объединение очень многих ресурсов и многих умов. Вице-премьер зачитала приветственное слово главы Карелии Артура Парфенчикова, который планировал участвовать в конференции, но не смог из-за командировки.

«Республика» узнала у председателя Объединения православных ученых Геннадия Заридзе, чем будет заниматься клуб «Наука и религия» в ПетрГУ.

Геннадий Заридзе. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Геннадий Заридзе. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

– Почему вы решили создать клуб «Наука и религия» в Карелии?

– Карелия — край давнишний, который всегда был частью Российской империи, и я считаю, что здесь необходимо просвещение. Это не единственное место, где мы это делаем: у нашего Объединения православных ученых есть 34 филиала в городах России и 15 — за рубежом (Германия, Греция, Сербия, Прибалтика, Польша, Болгария и так далее).

Во всех этих филиалах мы проводим серьезные конференции, которые направлены на поиск морально-нравственных принципов, которые в человечестве были. Ведь сейчас что у нас навязывается современным европейским обществом? Однополые браки, инцест, педофилия, эвтаназия. И к чему мы придем? Это ж дикость! То бишь то, что пропагандируется там, совершенно не отвечает насущным вопросам нормального человечества. Такое впечатление, что люди больные все.

И причем эта патология возводится в степень — говорится, что это правильно, так и должно быть, нужно стремиться к этому. А к чему стремиться-то? Это было в языческом обществе, но пришел Христос, и всё исправилось: появились мораль и нравственность. И христианская цивилизация была основана на этих принципах морали и нравственности. А сейчас всё это выкидывается и дается совершенно деструктивная позиция. Когда идеалом считается то, что было на «Евровидении» три года назад – ни мужчина, ни женщина, а оно, что-то специфическое (речь идет о победителе Евровидения-2014 Кончите Вурст — прим. авт.), складывается впечатление, что всё это происходит в каком-то психиатрическом доме.

Ведь если человек говорит, что он Наполеон, его сажают в дурдом. А почему женщину, которая говорит, что она мужчина, туда не сажают? Я думаю, это похожие ситуации.

Или в первом классе на Западе, например в той же Германии, в первом классе детей спрашивают, кем они хотят стать — мальчиком или девочкой. Зачем спрашивать? Посмотрите и сами увидите, кто это — мальчик или девочка. Это большая проблема, ведь в эти гендерные игры, в эти извращения втягиваются дети. Более того, сейчас они пытаются провести закон, по которому ребенок сможет с 8-9 лет говорить, хочет ли он иметь какие-то сексуальные отношения со взрослыми. Это нормально? Это педофилия! Это вообще зачем? А я понимаю зачем — для разложения человечества и общества как такового, чтобы люди перестали понимать, что такое хорошо, а что такое плохо. Кстати, сейчас в детских садах уже не читают стишок «Что такое хорошо и что такое плохо». Мне не понятно, почему. Видимо, потому, что то, что плохо — уже хорошо.

– Вы хотите привлечь карельских ученых к православию?

Мыслящий человек всегда приходит к тому, что он считает не просто рациональным, а приемлемым в силу суждения. Многие лауреаты Нобелевской премии говорят, что начинали они с атеизма, с непонимания того, что существует бог и определенные законы, а к концу своих исследований, к концу своей жизни они понимали, что Бог есть – и становились верующими людьми. Это удел людей, которые не просто сознательно и честно занимаются наукой, а которые действительно скрупулезно изучают мироздание, изучают то, что создал бог.

Это вот как ребенок, который берет игрушку и изучает ее  где у нее моторчик, где колеса, может сломать, чтобы узнать, как она устроена. Так и ученые изучают мир.

Познавая мир, нужно понимать, что в мире создана очень сложная система. Например, живая клетка сложнее, чем компьютерная сеть. Это доказывается очень легко: из живой клетки, даже неплодной, возникает целое живое существо. Помните овцу Долли? Ее вырасти из неплодной клетки. А всё почему? Потому что в этой маленькой клеточке, которую видно только в микроскоп, есть вся информация обо всем существе — об эмбриональном развитии, развитии всех структур. А компьютерная сеть не может воспроизвести такой объем информации, она гораздо примитивнее. И это возникло само по себе, что ли? Ну извините: если человек мыслит так, то он логически мыслить не умеет. Некоторые просто засовывают голову в песок, как страусы. Ведь думать о Боге – значит, ограничивать себя в каких-то гадостях, которые человеку нравятся: ведь ему хочется еще погулять, попить, поблудить. А потом этот человек вваливается в ад, ведь получается, что он обманывал себя в течение своей жизни.

– Вы изучали многие религиозные явления, например, измеряли температуру Благодатного огня, а есть ли в Карелии какие-нибудь места или явления, которые вам как православному ученому хотелось бы изучить?

– Да, безусловно. Здесь очень много храмов находится на островах, в которые уже никто не ходит. Но ведь они сохранились, стоят уже столетия, а может, даже тысячелетия: здесь цивилизация давно находится. И эти храмы стоят целыми, они годны к службе, правда, народу нет, потому что население Карелии, к сожалению, не увеличивается. Но это явление очень интересное, эти храмы похожи на уникальные памятники в Кижах по своему строению. А ведь для Карелии это норма — тут полно таких памятников. Но само по себе явление не изучено ни исторически, ни археологически, ни с точки зрения элементарной архитектуры. Ведь мы не сможем сейчас воссоздать памятники из Кижей без единого гвоздя, а они могли.

Более того, в таких храмах ставилась маленькая печка, которой хватало на отопление в течение нескольких суток. Это вообще как? У нас сейчас таких технологий нет, а у древних людей они были. Во многом они были умнее нас, но мы этого еще не понимаем. Поэтому изучение этого пласта может дать большие открытия, которые можно было бы применять в науке и в жизни людей.

– Слышали ли вы что-нибудь про «Петрозаводский феномен» — про ряд аномальных явлений, которые произошли в конце 70-х?

– Да, слышал. Метеорит падал. Кто-то говорит, что метеорит, кто-то говорит, что НЛО. Но про версию с НЛО я скажу так: выдают больше желаемое за действительное, нежели на самом деле это было. И потому, мне думается, что если мы рассмотрим объективно происходящий процесс, мы дадим правильную научную оценку. Потому что она должна быть, ведь до сих пор ее нет. Если у нашего Объединения православных ученых будет возможность, мы этот феномен изучим.