Только настоящее

В карельском языке нет будущего времени. Его выражают настоящим. А настоящее у языка точно есть, пока в Ведлозере есть дом, где он живет.

Дом карельского языка

Silmät — глаза. Фото: Николай Смирнов

— Ну-ка, читаем. Читаем-читаем, это легко, как по латыни. Ударение всегда на первый слог.

— Силмат?

— Силмят! Буква ä в конце. Есть в карельском такие буквы – ä, ö, ü. Дальше читаем.

— Лейби?

— Лейбю! Хлеб.

Нина Бармина показывает нам карточки, на обороте каждой из которых — рисунки. Я чувствую себя второклассницей, но Нину это совершенно не смущает. Говорит, в Дом карельского языка разные приходят: и девочки, и дедушки — и всех начинают учить с азов.

Параллельно Нина преподает карельский и финский в соседнем Крошнозере. По ее словам, сейчас она по-карельски даже думает: мало того, что по работе постоянно говорит, так еще и дома табу на русский: мама-карелка категорически против.

Но это редкость.

— Детей у нас и в школах учат, и в садах, однако этого маловато, нет активной языковой среды. Дети не получают дома подкрепления. Раньше было 3 часа в неделю, когда ввели ФГОСы — стало два часа в неделю. Сейчас второй часто ставят факультативом: нас перевели на пятидневку, когда была шестидневка — могли ставить больше часов.

Нина Бармина

Нина Бармина. Фото: Николай Смирнов

От фонетики переходим к грамматике:

— В карельском языке нет будущего времени. Вместо него настоящее: так и говорят: «Завтра я иду в кино». Зато несколько прошедших: перфект, имперфект, плюсквамперфект.

Есть ли будущее у самого языка — вопрос сложный. В Карелии, конечно, еще остаются люди, как Нина, думающие на карельском, но их немного. Даже в Ведлозере, где большинство жителей карелы, говорит по-карельски меньше половины. В основном пожилые люди.

Но настоящее точно есть. Оно здесь, в доме. Пока готов только первый этаж. В кухне и гостиной уже есть отопление. Здесь проходят занятия, в доме работает театральная студия, а с недавнего времени и клуб поклонников здорового образа жизни.

 

Театральная студия и клуб появились здесь недавно, благодаря гранту от Российского общества пенсионеров. Дом карельского языка получил 350 тысяч рублей. На эти деньги в течение года будут проводить бесплатные курсы карельского языка и рукоделия. В программе ткачество, вышивка и вязание одной иглой. Появится возможность привозить людей из окрестных деревень. Отдельный бонус — издание рабочей тетради для изучающих карельский язык в дополнение к карточкам.

— Финансы всегда были для нас проблемой, — рассказывает Нина. — Когда дом еще строился, и к бизнесу обращались, и волонтеров привлекали — очень много народу просто за идею работало. Но больше всего сами заработали. Проводили акции, ярмарки разные. Только калиток продали на 300 тысяч в прошлом году. В этом — еще не посчитали.

 

— Что вам еще напоследок рассказать? — Нина отклыдывает карточки. — Давайте еще научимся здороваться по-карельски: «Terveh!» А еще можно сказать: «Tervehteile!» Переводится как «здравствуйте вам!». И еще «спасибо» — совсем просто: «Passibo suuri!»: совсем как по-русски.