Сунский прецедент

В истории промышленной Карелии произошло удивительное событие: впервые общественность добилась того, что горнодобывающая компания прекратила разработку карьера и добровольно покинула месторождение. Если кратко – «партизаны» победили. Сунский бор сохранен. Что дальше?

Одна из острых тем, по которой Карелию легко узнавали в последнее время журналисты и их зрители/читатели, была проблема карьера в Сунском бору. Жители маленькой деревни Суна у одноименной реки в Кондопожском районе протестовали против разработки компанией «Сатурн Нордстрой» песчаного карьера «Южно-Сунское» в их любимом лесу. Причем настолько любимом, что небольшая группа активистов, которых теперь все знают как «сунских партизан», с июня прошлого года круглосуточно дежурила в лесу, не давая технике войти в бор. Подключились экологи и археологи: на территории бора нашли два краснокнижных вида растений и стоянки древнего человека.

Спор за бор перешел в острую стадию конфликта промышленников и местных жителей, потом — в судебную: сначала Петрозаводский суд частично удовлетворил требования местного населения, Верховный суд Карелии встал на сторону промышленников, а позже гендиректор компании и вовсе добился того, что все судебные издержки ему покроют «партизаны». Республиканская и местная власти неоднократно сводили стороны за одним столом в попытке найти компромисс, «Сатурн Нордстрой» под давлением «партизан» замораживал разработку на несколько недель.

Но окончательную точку в конце прошлой недели поставил врио главы Карелии Артур Парфенчиков:

«Было принято решение на альтернативной основе о добровольном инициировании процедуры прекращения права пользования недрами на месторождении Южно-Сунское.

17 марта 2017 года в адрес Министерства по природопользованию и экологии Республики Карелия от директора ООО «Сатурн Нордстрой» И.А. Федотова поступило заявление о прекращении права пользованиями недрами, что в дальнейшем повлечет расторжение договора аренды лесного участка».

Встреча Артура Парфенчикова и Александра Русанова

Фото: facebook.com

Общая заслуга

— Да, на самом деле мы написали заявление, мы отказались от разработки Сунского месторождения. Этот проект мы развивать больше не будем. Об этом мы говорили еще в конце прошлого года. Конечно, мы понесли убытки, порядка десяти миллионов, и я это все могу подтвердить на бумагах, — комментирует Игорь Федотов. — Мы будем работать по другим объектам. Безусловно, будем искать какую-то альтернативу: найти новое месторождение нелегко, но уходить мы из Карелии, конечно, не собираемся, — отметил бизнесмен.

Игорь Федотов

Игорь Федотов. Фото: Николай Смирнов

Правда, сами защитники бора пока не торопятся верить в свою победу – после стольких испытаний, говорят они, мы вначале должны увидеть официальные документы.

— Мы находимся в состоянии ожидания, — говорит Нина Шалаева. — Информацию о том, что Сунский бор пилить не будут, мы получили, но нам необходимы официальные доказательства. Мы уже обжигались, когда тщетно верили, что с бором ничего не случится. Поэтому дежурства продолжаются. Сейчас, например, моя очередь – я в лесу. Конечно, если после этой информации с Сунским бором ничего не произойдет, это будет общей заслугой: и волонтеров, и «партизан», и правительства – за то, что услышало нас и помогло отстоять бор.

— Большая ошибка считать, что бор защитил один человек, эта заслуга общая: и «партизан», и волонтеров, и союза по правам человека. Большая заслуга и Артура Парфенчикова, — заявила Татьяна Ромахина. — Игорю Федотову мы тоже очень благодарны – он принял волевое решение. Это большой поступок. Сейчас дежурства в Сунском бору продолжаются: у нас были слишком хорошие учителя. Пока мы не увидим официальных документов, мы из леса не уйдем.

Татьяна Ромахина рассказывает о конфликте членам президентского Совета по правам человека. Фото: ИА "Республика"

Татьяна Ромахина рассказывает о конфликте членам президентского совета по правам человека. Фото: ИА «Республика»

«Партизаны» рассказывают, что когда увидят официальное подтверждение своей победы на бумаге, организуют субботники – уничтожат следы своего десятимесячного пребывания в лесу.

Накануне вечером стало известно, что Минприроды Карелии досрочно прекратило действие лицензии на разработку карьера в Сунском бору. Об этом сообщили в пресс-службе главы республики.

Дурная слава

Точка в этой громкой истории поставлена. Но эта точка легко превращается в запятую, если задаться вопросом: а что дальше? Создан прецедент, небывалый для промышленности Карелии, не только горнодобывающей. Каковы последствия для экономики республики?

— Возможности дохода в бюджет от этого объекта мы лишаемся. Того же НДФЛ, — рассказал «Республике» вице-премьер по экономике Юрий Савельев. – Но это даже не главное: сейчас по принципу «сарафанного радио» информация разойдется, возникнут вопросы у других инвесторов. Никто сейчас не может гарантировать, что эта ситуация не повторится.

Юрий Савельев

Юрий Савельев. Фото: Николай Смирнов

В Минприроды Карелии подчеркивают: все документы ООО «Сатурн Нордстрой» получило на абсолютно законных основаниях. Об этом неоднократно говорил и генеральный директор горнопромышленной фирмы Игорь Федотов. Критики фирмы упирали на тот факт, что участок выделили без публичных слушаний, но, как заявил первый заместитель министра по природопользованию и экологии республики Алексей Павлов, по закону при разработке песчано-гравийных карьеров они и не требуются. В частности, потому что разработка таких карьеров не связана с взрывными работами.

— Думаем, что опыт сунских жителей теперь может использоваться – только уже по всей России. Но ведь песок Карелии нужен. У нас треть территории – это озера. А представьте, если в этом месте газопровод пойдет? Отказываться от газа? — задается вопросом Алексей Павлов. Но сам же на него отвечает: чтобы избегать таких ситуаций в дальнейшем, нужно больше работать на первичном уровне.

Алексей Павлов и его коллега из Минприроды Сергей Шарлаев на совещании по Сунскому бору

Алексей Павлов и его коллега из Минприроды Сергей Шарлаев на совещании по Сунскому бору. Фото: ИА «Республика»

Еще один нюанс: часть леса разработчики успели вырубить, и остается открытым вопрос о его восстановлении. По закону высадить деревья должны были после разработки карьера — но ее уже не будет. В правовой коллизии теперь будут разбираться специалисты Минприроды, а «партизаны» уже заявили, что сами высадят новые сосны вместо вырубленных.

Победили все

Гордиев узел разрублен, и руководитель региона ясно объяснил, почему это было сделано именно так.

— Все процедуры по оформлению лесного участка с целью недропользования были проведены в соответствии с законом, вот только голос людей, для которых Сунский бор – это неотъемлемая часть их истории и образа жизни, никто не услышал, — сказано в обращении Артура Парфенчикова.

— Я считаю, что если предприниматель принял такое решение, значит, это решение продуманное, — отметила бизнес-омбудсмен республики Елена Гнётова. — Я давно говорила о том, что есть смысл подумать о замене участка, и о том, чтобы разрабатывать карьер в ином месте, поскольку решение этого конфликта уже не виделось, он с каждым днем все углублялся и углублялся. Я считаю, что сегодня это наиболее верное решение.

Елена Гнетова. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов.

Елена Гнетова. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Сегодняшние власти Карелии учтут опыт сунского противостояния и будут выслушивать мнения всех сторон в таком вопросе, как промышленное использование земель.

«Правительство считает необходимым создать межведомственную комиссию по недропользованию при правительстве республики с целью выработки в рамках действующего законодательства дифференцированного подхода для включения участков недр местного значения в перечень для целесообразности открытия новых горных предприятий в том или ином районе республики и снятия социальной напряженности», — сказано в обращении врио главы Карелии.

— В этой истории нет проигравших, мы все победители, — считает Нина Шалаева.

Сунский бор. Фото: ИА "Республика"

Сунский бор. Фото: ИА «Республика»

Хорошие карельские книги. Почти даром