Спаслись от бомб: семья беженцев из Донецкой области получила гражданство и квартиру в Карелии

У многодетной семьи Богдановых из Макеевки до 2014 года было всё — большая квартира, высокооплачиваемая работа, стабильность. Но вскоре всё это забрала война. Недавно семья получила российское гражданство и квартиру — новым домом для мамы с пятью детьми стала Карелия. Что пришлось пережить Богдановым за последние годы — в материале “Республики”.

«Падающие бомбы я видела только раз — вдалеке, из окна. Но слышала их всегда. Они падали очень часто — вдали. Но окна в нашем доме тряслись от этого постоянно. Мне тогда, в 2014 году, было 10-11 лет, я училась в четвертом классе. Мы — я с сестрами — при бомбежке всегда бежали к маме и прижимались к ней, чтобы она нас защитила. Когда бомбы падали близко к нашему дому, поступал сигнал, и мы все бежали в бомбоубежище, в подвал. Там и ночевали. Очень хорошо это помню», — рассказывает Татьяна Богданова. Сейчас ей 16.

Татьяна с мамой и сестры в прошлом году получили российское гражданство, а несколько месяцев спустя правительство Карелии выделило им деньги на покупку квартиры. Теперь они живут в гарнизоне Бесовец. Говорят, что скучают по родной Макеевке: там остались пожилая бабушка, старшие брат и сестра, а также другие родственники и школьные друзья.

Старшая Татьяна мечтает стать певицей. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Старшая Татьяна мечтает стать певицей. Фото: «Республика»/Сергей Юдин

Мать семейства, Лидия, рассказывает, что, когда они приехали на правах беженцев в Карелию, в республике часто были грозы. Грома девочки боялись — бежали к матери и прижимались: от грома тоже тряслись окна.

Прежде чем приехать в Карелию, семье Богдановых пришлось беженцами ездить по регионам России.

Война

«У нас в Макеевке была большая благоустроенная трехкомнатная квартира, в ней мы жили вшестером — дочки и мы с мужем Николаем. В 2014 году нас начали бомбить. Дети постоянно спали одетыми и обутыми, в прихожей всегда стояли собранные рюкзаки, потому что по первому сигналу мы собирались и уходили в бомбоубежище. Помню, однажды несколько ночей мы провели в подвале. А вскоре вопрос стал ребром: «Град» попал в ближайшие дома, — рассказывает Лидия. — После этого военные начали использовать фосфорные бомбы — это те, которые падают горящими, а потом начинают поля гореть».

Лидия и Ира Богдановы. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Лидия и Ира Богдановы. Фото: «Республика»/Сергей Юдин

Мы решили собирать вещи, но у нас не было стопроцентной гарантии, что мужа можно будет провезти. Были такие случаи, что автобусы с людьми уезжали, но до места не доезжали: их расстреливали.

Помню, что на границе наши украинцы вывели мужчин из автобуса и начали над ними издеваться: кого-то, например, заставляли траншеи копать. А после взяли в руки автоматы и приказали мужчинам танцевать».

Поиск дома

Лидия рассказывает о своем пути из Макеевки в Карелию. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Лидия рассказывает о своем пути из Макеевки в Карелию. Фото: «Республика»/Сергей Юдин

Позже семье Богдановых удалось добраться на автобусах до Ростова-на-Дону, там, как признается Лидия, им пришлось провести очень тяжелые четыре ночи на железнодорожном вокзале. «Дети спали на сумках, пока нам не выделили матрасы. Тогда у нас самой маленькой была Жасмин, ей больше всего повезло: она в колясочке спала».

После этого МЧС распределило многодетную семью в лагерь «Чайка» в Калугу. Все Богдановы с теплом и любовью вспоминают директора этого лагеря Ольгу Васильевну.

«Она над нами тряслась как мама-наседка: очень много помогала — и одеждой, и подгузниками. Лагерь «Чайка» был летним, и когда на улице начало холодать, мы стали болеть бронхитом — всех беженцев перевели в лагерь «Белка». Потом муж узнал, что у него есть дальние родственники по сестре, которые проживают в Карелии».

Гостеприимная Карелия

Дальние родственники супруга Лидии проживали в поселке Пяльма. Сюда семью Богдановых и доставили.

«К сожалению, родственники мужа оказались пьющими людьми. Нам тогда помог мэр поселка Николай Васильевич Перунинский: он выделил нам небольшое жилье — 15 квадратных метров. В этой квартирке мы и жили вшестером. В 2017 году родилась Ника. Так нас стало семеро», — вспоминает мать семейства.

Николаю и Лидии пришлось подрабатывать везде, где можно.

«Официально было сложно устроиться: по закону мы как беженцы должны были работать только по профессии и только по месту прописки. Даже в Пудож переехать было нельзя: слишком много нужно было собрать бумаг. Сначала нам помогали люди — жители поселка: они собрали 40 тысяч, чтобы мы оформили разрешение на временное проживание. Потом в течение года эти деньги отдавали», — рассказывает Лидия.

Старшие дочери Татьяна и Алина. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Старшие дочери Татьяна и Алина. Фото: «Республика»/Сергей Юдин

Позже Лидия написала в соцсети Артуру Парфенчикову. Именно он, как считают в семье Богдановых, помог им получить гражданство.

«Уверена, это именно его заслуга, потому что мы 3,5 года не могли его получить. Нас должны были еще в 2017 году депортировать, поскольку срок РВП (разрешение на временное пребывание — прим. авт.) заканчивался. Нужно было ехать снова на границу с Украиной, пробыть там сутки, а после начинать всё снова. Артур Олегович помог — нам пошли на уступки, и мы, не покидая Карелию, получили вновь временное убежище, потом получили РВП, а затем вступили в программу по переселению соотечественников.

Российское гражданство мы получили 2 сентября 2019 года. Я сразу же написала Артуру Парфенчикову и поблагодарила его. А он, в свою очередь, рассказал о программе, которая позволяет получить многодетным семьям средства на покупку квартиры. Я обратилась в соцслужбу в Пудоже. Нашелся продавец квартиры в гарнизоне Бесовец».

Семья Богдановых на кухне в новой квартире. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Семья Богдановых на кухне в новой квартире. Фото: «Республика»/Сергей Юдин

«Скучаем по родне и солнцу»

В семье Богдановых сейчас пять детей: старшая Татьяна учится в 10-м классе, Алина — в седьмом, Ира — первоклассница, Жасмин пойдет в школу только в следующем году. Младшая Ника готовится в детский сад.

Отец семейства, Николай, до сих пор вынужден проживать в поселке Пяльма Пудожского района: гражданство ему получить пока что не удалось, поскольку официально он был прописан в Днепропетровске, а не в Донецкой или Луганской области. Войны в его городе не было, а значит, для получения гражданства ему нужно идти совсем другим путем, не таким, каким шли его гражданская жена и дети. Сейчас карельские власти пытаются ускорить этот процесс.

Карелии многодетная семья очень благодарна. Девочек огорчает только наша погода. Все скучают не только по родному дому и родне, скучают еще и по солнцу.

Двухлетняя Ника Богданова. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Двухлетняя Ника Богданова. Фото: «Республика»/Сергей Юдин

«Честно говоря, нам было очень тяжело привыкнуть к карельскому климату: у вас очень большая влажность, солнца практически нет, у детей начали суставы болеть. Ну и, конечно, с продуктами на севере совсем не так, как у нас дома: там, например, мы по орехам ходили пешком, даже не поднимая, а тут они — на вес золота, — признается Лидия. — Конечно, мы ждем, когда всё наладится, когда все помирятся: мы бы очень хотели вернуться».

А еще Лидия расстраивается потому, что в соцсети некоторые люди ополчились на ее семью из-за того, что им досталась квартира.

 

«Пишут, что беженцам достается всё, а своим, местным, — ничего. Но ведь это не так: программа по поддержке малообеспеченных многодетных семей работает для всех, просто нужно потрудиться, чтобы в нее попасть — разобраться во всем, документы собрать. Очень неприятно читать такие злые комментарии. Люди ведь не понимают, что у нас было всё — хорошая жизнь, большая квартира, дети ходили в школу и садик, у нас с мужем были высокооплачиваемые работы. А потом война всё забрала. Понимаете? Думаю, нам вряд ли можно завидовать».

Как рассказал уполномоченный по правам ребенка в Карелии Геннадий Сараев, в 2019 году в республике помощь получили 18 многодетных малообеспеченных семей, и только одна из них родом из Донецкой области. На приобретение жилья этим 18 семьям региональное правительство потратило 24,5 млн рублей.

Семья Богдановых. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Семья Богдановых. Фото: «Республика»/Сергей Юдин

«Многодетство» — проект «Республики» о проблемах семей в Карелии. О том, как эти проблемы лучше решать, мы говорим с уполномоченным по правам ребенка Геннадием Сараевым — с реальными примерами. Если вы хотите задать свой вопрос омбудсмену, пишите нам на электронную почту rk@karelia.ru c пометкой «Многодетство».