Социум по-фински: что полезного стоит взять из опыта общественного устройства соседей?

Колумнист «Республики» Алексей Раумо о том, как финны создали себе комфортную жизнь, как организовали в общем справедливое государство и как принимают вызовы нового времени. Разбираемся, чему нам стоит поучиться у соседей, в рубрике «Взгляд из Хельсинки».

Давным-давно, еще при советской власти в 80-х, мне рассказали друзья из «финской» параллели в родной 17-й школе шутку: что такое Финляндия? Ответом было: это отколовшийся от Российской империи после революции кусочек здравого смысла. В те времена такие «шутки» не сильно приветствовались и рассказывались вполголоса, несмотря на «перестройку», однако такое шутливое определение запомнилось. Уже потом я осознал — оно вызвало бы недоумение и даже смех в самой Финляндии. Еще в начале 1920-х, сразу после «откола», Финляндия была страной очень и очень бедной, и даже в 1930-е годы это была глубоко аграрная страна. Подавляющее большинство финнов жили в бедности и не имели постоянных источников дохода. Со временем ситуация начала меняться и в первую очередь потому, что финны научились в целом системно и грамотно управлять собственной страной.

Памятник Александру II в Хельсинки. Фото из личного архива Алексея Раумо

Памятник Александру II в Хельсинки. Фото из личного архива Алексея Раумо

Сила в просвещении

Конечно, учились финны не с нуля: общественное устройство молодого финского государства опиралось на реформы Александра II, которые были проведены по всей Российской империи в 1860-1870-х годах. Для Финляндии эти реформы имели большое значение, как, впрочем, и в целом правление Александра II. Благодарные финны поставили на Сенатской площади Хельсинки памятник российскому императору.

Когда в России речь заходит о реформах Александра II, все сразу вспоминают отмену крепостного права, а в Финляндии эта реформа прошла мимо: крепостных не было. Но земская реформа 1864 года стала для Финляндии очень важной: благодаря ей в Финляндии формируются местные сообщества, которые генерируют самоуправление.

Еще одной новацией Александра II, последствия которой видны и поныне, была школьная реформа. До середины XIX века всё образование в Финляндии велось на шведском языке, однако после реформы Александра II повсеместно появились народные школы, и там преподавали на финском. Эта реформа школ совпала с этапом развития национального финского самосознания и стала его важной частью. Юхан Вильгельм Снелльман, философ и государственный деятель Финляндии XIX века, создатель Финляндского банка и финской национальной валюты, заявил тогда: «Сила нашей нации не в вооружении, а в просвещении».

Эти две важные реформы — земская и школьная — оказали огромное влияние на формирование Финляндии как самостоятельного государства.

Финнам удалось максимально развить заложенную при Александре II модель и сохранить ее, несмотря на все испытания XX века.

Прагматизм, опыт и конструктивная дискуссия

Подход финнов к решению приоритетных вопросов опирается на преодоление различий между государственными, общественными и личными интересами: ведь если поставить одни выше других, начнется серьезное социальное неравенство, с которым Финляндия старается бороться и пока справляется, хотя неизбежные глобальные вызовы нарастают на глазах.

Основная отличительная особенность Финляндии заключается в том, что в основе финского общества находится самостоятельная и сознательная деятельность граждан, а также их прагматизм и использование реальных и проверенных фактов и жизненного опыта. Жителям Карелии стоит присмотреться к этой практике повнимательнее.

В последнее время есть ощущение, что общественная дискуссия в Карелии, в частности, в социальных сетях и на страницах медиаресурсов в интернете, часто ведется на повышенных тонах, с искажением очевидных фактов и не несет достаточного позитивного посыла и конструктива, у некоторых участников присутствует определенное стремление к конфронтации и обострению ситуации. Такие тенденции можно и нужно переломить, стараться исповедовать здравый прагматизм, ощутить общность целей и важность приоритетов, начать внутреннюю и конструктивную коммуникацию. Здравый смысл должен возобладать во всем, это очевидно, других вариантов просто нет, при этом любую продуктивную дискуссию в пользу дела нужно только приветствовать. Следует четко понимать, что нужно самим разбираться в своих проблемах спокойно, эволюционно и компромиссно, оперировать только фактами и не забывать про реалии. Любую маниловщину и словарный запас дамы, обменявшей стул на ситечко, стоит в таких дискуссиях забыть навсегда.

Несмотря на то, что плотность населения в Финляндии невысока, и несмотря на легендарную финскую сдержанность и «дистанцию», люди не живут разобщенно. Финны объединяются в различные сообщества с друзьями, знакомыми, соседями, коллегами и единомышленниками. Финны в массе своей помогают друг другу, приводят вместе в порядок дворовые территории, организуют совместные мероприятия, субботники, походы, демонстрации и марши, собирают деньги на благотворительность и даже на ремонт дорог, ходят вместе в сауну.

Население Финляндии почти такое же, как в Санкт-Петербурге: пять с половиной миллионов человек, а в финских общественных организациях суммарно около 20 миллионов членов: почти 75% финнов являются членами различных объединений и всего около 30% из них имеют членство в одной организации, а подавляющее большинство состоит в двух, трех и даже в пяти различных обществах. Автор и сам состоял и состоит в десятке разных общественных организаций на протяжении десятилетий: где простым членом, где в правлении, а кое-где и председателем. Везде, конечно, нужно участвовать с определенной отдачей, это приветствуется и поощряется — иногда просто рукопожатием, а иногда и чем-то более существенным. Дилетантов и клоунов финны тоже могут послушать и даже иногда посмеяться, люди все разные, однако совсем не факт, что их инициативы пройдут обсуждение социума.

Алексей Раумо в качестве председателя профсоюзной организации инспекторского управления встретился в парламенте Финляндии с депутатом Яаной Пелконен. Фото из личного архива автора

Алексей Раумо в качестве председателя профсоюзной организации инспекторского управления встретился в парламенте Финляндии с депутатом Яаной Пелконен. Фото из личного архива автора

Как общественные решения становятся государственными?

Важный вопрос в этом контексте, безусловно, состоит в следующем: как общественные решения становятся государственными?

Общественные организации передают свои предложения и в письменном виде, и через СМИ, и даже по радио. После этого соответствующие ведомственные институты начинают проработку и исследование по всем перспективам и рискам, связанным с внедрением такой общественной инициативы. Подобный подход в Финляндии стараются применить к любым инновациям, иногда не кажущимся особенно серьезными.

Приведу простой пример. В 90-х годах в Финляндии появился новый массовый вид народной физкультуры — ходьба с палками. В России ее называют скандинавской ходьбой, я бы называл ходьбой финской, ведь ее финны и придумали.

Скандинавская ходьба. Фото: "Республика" / Любовь Козлова

Скандинавская ходьба. Фото: «Республика» / Любовь Козлова

Как же ходьба стала всенародной и массовой? Одна из крупнейших общественных организаций в области физкультуры и спорта Suomen latu («Финская лыжня» ) и стала инициатором общественного движения любителей ходьбы с палками.

Далее Институт физической культуры и спорта имени Кекконена (президент Финляндии с 1956-го по 1981-й год, в молодости легкоатлет) в течение многих лет проводил исследования. После этого институт рекомендовал этот вид физической активности в качестве реабилитационного и оздоровительно-спортивного тренинга на каждый день.

Потом уже парламент Финляндии не просто рассмотрел и заслушал отчеты и рекомендации института — была создана специальная группа из депутатов парламента, она персонально и занялась системной ходьбой с палками.

Подключились, конечно же, и фирмы, производящие палки и аксессуары для ходьбы.

Потом и люди вышли массово на улицы, и вот я вижу в центре Хельсинки людей с «лыжными» палками лет 20 или более тому назад. Потом появились пешеходные дорожки. Университеты и институты начали готовить специалистов. По всей стране начался активный спрос на здоровый образ жизни, так как, в отличие от лыж, ходить с палками можно и нужно в любое время года и в любом возрасте.

Вот только один пример принятия коллективного решения на государственном уровне.

Пять китов социальной сферы Финляндии

Хотел бы рассказать вкратце о пяти основных направлениях деятельности в социальной сфере в Финляндии.

Первое и главное — обеспечение базовых жизненных потребностей человека. Этим занимается Ведомство народных пенсий (КЕЛА), которое обеспечивает всем без исключения гражданам Финляндии и легально проживающим в Финляндии иностранцам социальную поддержку, предоставляя пособия или пенсии.

Второе направление — это политика занятости. При капитализме люди время от времени остаются без работы, и это понятно, есть, конечно, социальная несправедливость и в Финляндии, пусть и не такая разительная, как в других странах, это естественно. Финская политика занятости реагирует на все эти вызовы по мере сил, впрочем, не всегда эффективно. В Финляндии очень серьезной проблемой является «долгосрочная» безработица. Под этим подразумеваются так называемые длительно безработные, трудоустройство которых маловероятно, а таковых в Финляндии насчитывается уже около 165 тысяч. В Финляндии, как и во всем мире, исчезают рабочие места, не требующие особой квалификации. Если в 1987 году на рабочем рынке Финляндии было занято 450 000 мужчин и 420 000 женщин без образования, то сейчас этот показатель составляет 160 000 мужчин и 80 000 женщин, соответственно, число неквалифицированных работников уменьшилось на 630 000 человек. Это очень серьезный вызов для общества и сейчас, и в будущем, причем не только в Финляндии.

Хельсинки. Вид на Сенатскую площадь. Фото из личного архива Алексея Раумо

Хельсинки. Вид на Сенатскую площадь. Фото из личного архива Алексея Раумо

Интересно, что именно местные органы самоуправления, то есть муниципальные организации, предоставляют разнообразные услуги населению, которое нуждается в трудоустройстве. Это и трудовые мастерские для взрослых и молодежи, и предоставление работы в коммунальных учреждениях, и содействие в трудоустройстве в компании и на предприятиях, которые работают в рамках соглашений с местным советом депутатов. Для этих целей у муниципальных  советов есть свой денежный фонд и соответствующая программа. Логичен ли такой подход и применим ли этот опыт, например, в Карелии? Думаю, что вполне: ведь на местах, непосредственно в тех городах и поселках, где проживает нуждающийся в работе житель, наверное, виднее?

Здесь необходимо желание вникать в потребности людей непосредственно на местах, для этого и существуют муниципальные органы управления, их первостепенная задача — быть ближе к людям, понимать их и налаживать максимальное взаимодействие с ними. Об этом на последней прямой линии, которую освещали и финские СМИ, говорил президент России Владимир Путин, и не просто говорил, а сам работал по факту за этих местных руководителей. Мои финские коллеги с удивлялись: как у российского руководителя такого уровня хватает и времени, и терпения на решение прямых задач мэрии далекого сибирского городка или приморской школы?

Нужно признать: в Карелии за последнее время сделаны здесь значительные шаги, местная власть становится ближе к людям. Самый наглядный пример — это столица республики, где новый мэр города Владимир Любарский начал свою деятельность с очень правильных шагов: открыл деятельность городской администрации для горожан, лично активно участвует в коммуникации с жителями города в социальных сетях, присутствует на всех мало-мальски значимых мероприятиях в городе. Такой подход можно только приветствовать, а этот опыт столицы республики — всемерно распространять.

Виктор Дмитриев и Владимир Любарский. Фото: "Республика"/Лилия Кончакова

Владимир Любарский с руководителем морского центра «Полярный Одиссей» . Фото: «Республика»/Лилия Кончакова

Следующее направление — жилищная политика. В Финляндии, в теории, нельзя жить в ветхом доме, таков закон.

Нельзя, чтобы в доме были сырые подвалы, потому что появляется плесень. Все здания, в которых была обнаружена плесень, подлежат сносу или капитальному ремонту, чтобы плесень больше никогда не появилась. Нужно честно признать, что таких домов много, это связано с ошибками при строительстве и несоблюдением строительных стандартов, это опять же издержки глобализации и капиталистического общества.

Вспомним на секунду квинтэссенцию «Капитала» Карла Маркса: «Капитал боится отсутствия прибыли или слишком маленькой прибыли, как природа боится пустоты. Но раз имеется в наличии достаточная прибыль, капитал становится смелым. Обеспечьте 10%, и капитал согласен на всякое применение, при 20% он становится оживленным, при 50% положительно готов сломать себе голову, при 100% он попирает все человеческие законы, при 300% нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы». Сложно не согласиться с выводами великого философа и экономиста, еще сложнее что-либо противопоставить этому порядку вещей. Строительные магнаты по всему миру — живое подтверждение этих выводов, и Финляндия тоже не исключение.

Следующее — здравоохранение, ведь медицина и социальная политика тесно переплетены. Согласно Конституции Финляндии, государство обязано обеспечить каждого гражданина необходимой социальной и медицинской помощью и содействовать укреплению здоровья населения. Это тоже закон. Понятно, что система работает так: население платит государству очень высокие налоги, социальные и прочие взносы, а государство и местные бюджеты расходуют эти средства на обеспечение населения всеми необходимыми услугами, в том числе и в области здравоохранения. О налогах в Финляндии и в других местах и об эффективности их использования мы поговорим позднее более подробно.

В Финляндии, как и во всей Европе, стареющее население, и очень большое значение приобретают социально-оздоровительные услуги. Здесь Суоми также оказалась впереди многих. В стране в последние десятилетия открылось большое количество домов ухода за престарелыми и пожилыми людьми, и их количество постоянно растет.

Социум Финляндии, местные сообщества и движения активны, и они системно и ежедневно включены в решение злободневных и важных вопросов жизни: от материнского пакета и отпуска по уходу за ребенком для отца до сухой уборной и мостков для стирки белья. Словом, социальная политика Финляндии — это в целом политика здравого смысла. Есть финская поговорка, звучащая  так: «Катящийся по земле камень мхом не покрывается» — аналог русской «Под лежачий камень вода не течет».

Разница, однако, есть. В подходе. Как правильно заметил на недавнем совещании по проблемам развития Сегежского района глава Карелии Артур Парфенчиков: «Кое-кому надо менять идеологию». Разговор, если мне не изменяет память, шел о фермере, его продукции и возможностях фермера продать эту продукцию без препон и преград. Причем посыл был стратегическим: мы для людей, а не наоборот.

Считаю, что глава принципиально прав: смысл существования любого работающего за деньги граждан управленца от муниципального служащего до министра — внимательно слушать и слышать людей и работать в их интересах. Причем буквально.

По-другому больше не получится.