Сила искусства: в Карелии проверили, как арт-технологии влияют на состояние детей

В двух десятках школ и детсадов Карелии на занятиях теперь включают музыку. Не простую — терапевтическую: она помогает расслабиться, эмоционально разгрузиться. А дошкольников, кроме того, учат импровизации в движении — это развивает фантазию и дает внутреннюю свободу. В карельские образовательные учреждения пришел проект системного использования арт-технологий. О результатах первого этапа «Республика» поговорила с его авторами.

Воспитанники детского сада №112. Фото: из архива детского сада

Воспитанники детского сада №112. Фото: из архива детского сада

Укладываешь группу в детском саду на тихий час, а дети раз — и сразу засыпают. Или так: начинаешь урок у первоклашек, а они спокойно сидят за партами — не балуются и не шумят после перемены. Как добиться таких результатов? С помощью волшебства, не иначе.

Но в некоторых школах и детсадах Карелии весной и правда наблюдали что-то похожее: дети засыпали быстрее обычного, легче переключались с одной деятельности на другую, дисциплина на занятиях улучшилась.

Эти изменения — первые результаты проекта по использованию арт-технологий, который инициировала старший методист Центра развития образования Людмила Фрадкова. К его апробации в начале года подключились двадцать образовательных учреждений республики.

Что делали

Арт-технологии в образовании — инструмент известный: они помогают нестандартно подать материал, подключить творческие способности детей. Но эти методы обычно используют эпизодически, на отдельных занятиях. А Людмила Фрадкова предложила ввести их в учебный процесс системно, на регулярной основе.

Основными направлениями стали музыка и движение. Композитор Ирина Смирнова специально для проекта написала два цикла музыкальных произведений, каждое из которых имеет свой уникальный эмоциональный оттенок и настраивает на определенный лад. А хореограф Александр Козин придумал набор упражнений, в основе которых — танцевальная импровизация: работа с образом, с определенной физической задачей, взаимодействие с пространством и другими людьми.

 

Всё это педагогам предложили ввести в повседневную работу с детьми. Музыку, например, можно было включать на переменах, для расслабляющих пауз, в качестве фона во время выполнения заданий или сигнала для переключения на другой вид деятельности. Упражнения на движение могли стать своеобразной физкультминуткой между занятиями или основой для танцевального этюда.

Чего ждали

Задач у проекта было несколько. Во-первых, авторы хотели доказать, что арт-технологии оказывают терапевтический эффект, влияют на эмоциональное состояние детей. Эта сфера действительно уязвима: и школьники, и дошкольники устают от режима, ранних подъемов, нагрузок на занятиях. На всё это накладывается сложный карельский климат, а в последнее время еще и стресс из-за пандемии коронавируса.

Во-вторых, и детей, и педагогов хотели раскрепостить, увести от стереотипов и научить свободе самовыражения. Именно поэтому, кстати, для проекта не стали брать готовую музыку и упражнения, а придумали новые, основанные на импровизации.

«Мы предложили школам и садам восемь недель прожить в таком режиме: четыре недели использовать арт-технологии, четыре недели — не использовать, чтобы отследить разницу. Кто-то взялся пробовать всё, что мы предлагали, кто-то осторожно выбрал несколько подходов, — рассказывает Людмила Фрадкова. — Педагоги следили за тем, что происходило с детьми, заполняли таблички наблюдений, отмечали положительные и отрицательные моменты».

Что получилось

Педагогов в ходе проекта никак не ограничивали: они сами выбирали, в каких группах и классах внедрять методику, какие формы работы использовать. И практически все остались довольны результатами.

В детском саду в Ильинском, например, к проекту подключили младшую и среднюю группы. Детям включали музыку, когда они рисовали или лепили, готовились к дневному сну.

«Мы заметили, что дети стали спокойнее и самостоятельнее, меньше отвлекались. У одного ребенка из младшей группы, который всегда боялся нарисовать неправильно, появилась уверенность в своих силах, — написали воспитатели, подводя итоги апробации. — В средней группе дисциплина на занятиях улучшилась, дети научились расслабляться — спокойно лежали на полу, представляя себе разные картинки».

А вот так арт-технологии применили в школе в Коткозере. О своей работе педагоги рассказали в видеоролике на композицию Ирины Смирновой «Бабочка», в основе которой — народная карельская мелодия:

В школах проект внедряли в самых разных классах, от младших и до выпускных. Педагог Григорий Сузи из 17-й гимназии, например, включал музыку на уроках в 11-м классе. Ученикам это помогало отдохнуть, переключиться, восстановить силы для дальнейшей работы.

«В начале эксперимента я опасался, что использование музыки приведет к потере времени на изучение материала. Но если делать это регулярно, то можно внести коррективы в построение урока, сделать его более насыщенным, в том числе за счет увеличения работоспособности после прослушивания музыки», — поделился педагог.

Курс по танцевальной импровизации от Александра Козина пока ввели только в детских садах. Воспитатели освоили программу во время курса повышения квалификации и стали использовать упражнения на занятиях.

«Одно из упражнений, которые с ребятами делали, это составление группового коллажа, — говорит Александр. — Есть пустое пространство и куча каких-то предметов, которые участники упражнения выкладывают по очереди, как им хочется. Возникает определенная архитектура пространства, которая не сюжетна, но рождает в нас определенные картинки, образы.

 

Еще мы, например, работали со скоростями: медленно двигаться, чуть быстрее, совсем быстро. Это творчество через физическую задачу: вокруг меня другие люди, и чтобы быстро двигаться и ни с кем не сталкиваться, мне нужно успевать регистрировать события и принимать решения. И всё это через игровую форму».

Что говорят психологи

Результаты апробации оценивали не только с помощью наблюдений и анкет, но и с помощью тестирования. Методики предложили специалисты из института педагогики и психологии ПетрГУ.

Для детских садов выбрали методику Николая Фетискина — мимические маски, выражающие разные эмоции: безразличие, радость, скуку, восторг и др. Детям предлагали выбрать маску, которая отражает их чувства в данный момент. Школьники проходили другие тестирования — цветовой тест Люшера, заполняли опросники. Но цель была та же самая — определить настроение, эмоциональное состояние ученика.

Результаты тестов обрабатывали в институте педагогики и психологии. Процесс пока не завершен, но какие-то выводы можно сделать уже сейчас.

«Сегодня можно говорить о тенденции, что есть некоторые изменения в психическом состоянии: изменяется общий эмоциональный фон в положительную сторону, работоспособность детей повышается, — говорит кандидат психологических наук Лидия Теплова. — Должна отметить, что эти сдвиги бесспорны у дошкольников, у школьников 6-8 классов и у старшеклассников, но в то же время статистический анализ показал, что эти изменения не значимы. Это был первый этап апробации, и думаю, что в дальнейшем стоит эксперимент проводить чище: замерять результаты чаще, а диапазон сделать поменьше. Сейчас в проекте взяли слишком большой охват, и мы не уверены, что замеры всегда делались правильно».

Анкеты, заполненные учениками четвертого класса. Фото: Людмила Фрадкова

Анкеты, заполненные учениками четвертого класса. Фото: Людмила Фрадкова

Людмила Фрадкова признает, что участников апробации действительно было много: поначалу проект запустили в девяти школах и девяти детсадах, в процессе подключились еще два учреждения. И в этом был определенный риск. Но организаторы пошли на него сознательно.

«Меня все отговаривали от настолько серьезного масштаба проекта, говорили, что можно взять один сад и одну школу и с ними отработать методику. И где-то я даже была согласна, потому что всю жизнь занимаюсь наукой и знаю, что результат тем достовернее, чем локальнее площадка. Но на тот момент мы считали, что самое главное — облегчить стрессовое состояние детей и взрослых, в котором мы все оказались из-за пандемии коронавирусной инфекции. Поэтому мы предложили поучаствовать в апробации всем желающим», — объясняет Людмила Исааковна.

Что дальше

Не так давно участники апробации встретились, чтобы обсудить итоги первого этапа. А еще — планы на будущее: в следующем учебном году проект получит продолжение, его дополнят новыми направлениями. Людмила Фрадкова собирается выступить на августовских педсоветах и рассказать о нем как можно большему количеству педагогов, чтобы расширить этот опыт на новые школы и сады.

Ирина Смирнова и Александр Козин тоже не планируют покидать проект. Наоборот, они уже думают над тем, как улучшить свои программы. Александр, например, собирается провести семинар для школьных учителей, чтобы и они могли использовать инструменты танцевальной и контактной импровизации. Это будет полезно не только детям, но и самим педагогам.

«Запустить тело в пространстве свободно — это большая задача для педагога, потому что он является для детей таким своеобразным транслятором, — говорит Александр. — И вопрос в том, как самому стать легким и свободным, быть уверенным в том, что предлагаешь, не бояться погружения в мир неизвестного. Это внутренняя задача, с которой педагогам нужно поработать и которая им самим поможет раскрепоститься, выйти из рамок».

Для Ирины Смирновой самым приятным стало то, что и детям, и педагогам действительно понравилось слушать музыку. Композитор предложила участникам апробации сделать отчет о своей работе и создать видеоролик на одну из мелодий, а потом выбрать лучшие работы.  Ирина Смирнова была приятно удивлена тому, как точно многие педагоги прочувствовали визуальные возможности интерпретации музыки.

Одно из двух Гран-при получило видео «Гармония»: жюри оценило и задумку, и технику исполнения.

А самой Ирине очень понравился ролик «Вода»: что-то такое она и представляла, когда сочиняла эту мелодию.

На собрании для участников проекта Ирина устроила небольшой сюрприз — сыграла на фортепиано несколько импровизаций. И это стало толчком для новой идеи:

«Было приятно слышать, что живая музыка понравилась педагогам больше, чем запись, — говорит Ирина. — Я хочу предложить на будущий год в школах и садах устраивать концерты — просто приходить и играть самой или с коллегами. Трудно представить, чтобы целый детский сад или школа пошли в филармонию, но легко представить, что мы пришли к ним.

Музыка дает ощущение гармонии и счастья. Это то, чего мы часто не можем получить в повседневной рутине, зажатые рамками общества. И те несколько минут, когда ты слушаешь музыку, гармонизующую твое душевное состояние, помогают тебе жить и существовать».