Школа разведчика

В Петрозаводске на Лососинском шоссе есть ничем не примечательный дом. В 40-е годы прошлого века в нем располагалась финская разведшкола, в которой противники готовили диверсантов и разведчиков. В новом выпуске рубрики «Экспонат» – рассказ о советском бойце, который внедрился в разведшколу противника и сдал СССР около ста шпионов.

Дом №6 по Лососинскому шоссе в Петрозаводске. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Дом № 6 по Лососинскому шоссе в Петрозаводске. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Дом № 6 по Лососинскому шоссе в Петрозаводске сейчас не представляет особенного интереса для горожан. Для всех, кроме сотрудников ФСБ. Немногие знают, что в годы Великой Отечественной войны здесь располагалась крупнейшая финская разведшкола, в которой противник готовил диверсантов и разведчиков.

Это здание — живой экспонат военного времени прямо посреди города. С этим зданием связана история человека, который внедрился в финскую разведку и снабдил советское командование бесценной информацией. В архивах ФСБ этот человек известен под несколькими именами — Терро, Александр Морозов или Степан Гуменюк. Благодаря ему советские власти узнали данные около сотни вражеских разведчиков и диверсантов. История разведчика Гуменюка — в новом выпуске рубрики “Экспонат» к 100-летию ФСБ Карелии.

Петрозаводская школа финской разведки, рисунок курсанта А.В. Анкудовича (1942) (фото из архива УФСБ РФ по РК)

Петрозаводская школа финской разведки, рисунок курсанта А.В. Анкудовича (1942) (фото из архива УФСБ РФ по РК)

«Экспонат» — цикл материалов о самой секретной службе республики. 19 апреля ФСБ Карелии отметит 100-летний юбилей. Мы идем в архивы, изучаем совсем недавно рассекреченные дела и личные вещи сотрудников, хранящиеся в музее ФСБ, — от курительной трубки до самодельного пистолета. У каждого предмета или документа — своя история. Расскажем самые интересные.

Финнам нужна разведка

В 1941-1945 годах между СССР, Германией и ее союзником Финляндией развернулась беспрецедентная тайная война — война спецслужб. Мощная разведывательная сеть финнов представляла нашей стране большую угрозу на севере. Она появилась в декабре 1941-го, когда война стала оппозиционной, и у финского командования остро стала проблема получения информации. Тогда финны решили создать несколько разведшкол как на своей территории, так и в оккупированной Карелии.

Цель — подготовка разведчиков для работы в тылу Карельского фронта. Всего Финляндия создала семь разведшкол, три из них были в Петрозаводске. Как рассказал доктор исторических наук, профессор ПетрГУ Сергей Веригин, самая крупная разведывательная школа была в Петрозаводске. Сначала она размещалась в районе пересечения улиц Гоголя и Горького, там был военный городок. После она перебралась на Лососинское шоссе в дом № 6.

Доктор исторических наук, профессор ПетрГУ Сергей Веригин. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Доктор исторических наук, профессор ПетрГУ Сергей Веригин. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

— После, опасаясь преследования советской контрразведки, эта финская школа переехала в пригород Петрозаводска и начала базироваться в трех местах — Мийнала, Каменный наволок и деревня Улялега. Разведывательные школы финны обычно формировали из военнопленных, которые, как правило, сдавались добровольно, — рассказывает Сергей Веригин.

Советское командование было очень обеспокоено деятельностью финских разведшкол. Оно решило организовать борьбу с ними сразу по нескольким направлениям. Первое — сбор данных, второе — внедрение своих агентов в финские разведшколы, третье — перевербовка финских разведчиков, четвертое — полное уничтожение разведшкол.

Книга Сергея Веригина о борьбе советской контрразведки против финских спецслужб (1939-1944). Презентация книги состоялась 5 апреля 2018 года. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Книга Сергея Веригина о борьбе советской контрразведки против финских спецслужб (1939-1944). Презентация книги состоялась 5 апреля 2018 года. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

— Надо отметить, что уничтожить петрозаводскую разведшколу советскому командованию не удалось. Самым эффективным способом борьбы с разведшколами оказалось внедрение. Яркий пример такой работы — деятельность советского разведчика Степана Дмитриевича Гуменюка, — отмечает Сергей Веригин.

Из Гуменюка в Морозова

Степан Гуменюк. Фото из архива ФСБ Карелии

Степан Гуменюк. Фото из архива ФСБ Карелии

Степана Гуменюка готовил к заброске в финскую разведшколу особый отдел НКВД Карельского фронта, а именно начальник отделения зафронтовой разведки Семен Холево и начальник Особого отдела фронта Алексей Сиднев. Примечательно то, что при подготовке Степана Гуменюка командование решило не менять его биографию. Гуменюк в начале войны служил в Беломорском гарнизоне, а до войны отбывал наказание за растрату в исправительно-трудовом лагере, освободили его незадолго до начала боевых действий. Такой факт укладывался в легенду о том, что Степан Гуменюк был обижен советской властью, ненавидел сталинский режим и поэтому решил перейти на сторону противника.

В начале марта 1942 года Гуменюк под видом изменника родины с белым платком перешел линию фронта, где его арестовали финны. Сначала Степан Дмитриевич попал в концлагерь — там он работал как обычный военнопленный. Но Гуменюк четко придерживался легенды (и своей биографии). Финнов, очевидно, заинтересовало то, что он служил в Беломорском гарнизоне, где находился штаб Карельского фронта. Тогда начальник Петрозаводской финской разведшколы майор Рейно Раски и преподаватель капитан Мармо решили завербовать Степана Гуменюка. Гуменюк получил псевдоним — Александр Морозов.

Степан Дмитриевич подписал документы о сотрудничестве с финской разведкой, которое подразумевало получение определенных льгот и наград. В документе также было прописано, что в случае дезертирства, предательства и прочего нарушения клятвы Гуменюка расстреляют.

Мнимая диверсия

После подписания документов о сотрудничестве Степана Гуменюка ожидала трехмесячная подготовка в Петрозаводской разведшколе: изучение топографии, военного и взрывного дела, прыжки с парашютом. В это время школа располагалась на базе второй разведроты четвертого разведбатальона Финляндии в деревне Косалма.

После подготовки Гуменюк получил первую разведывательно-диверсионную задачу от финнов, состоящую из двух частей. Александр Морозов, во-первых, должен был узнать, чем в это время занимался штаб Карельского фронта, где именно располагались войсковые части, а также какое настроение было у населения. Вторая часть задания — подорвать здание штаба Карельского фронта.

Церемония награждения курсантов Петрозаводской школы финской разведки, 1943г, берег оз. Шотозеро. Фото из Военного архива Финляндии

Церемония награждения курсантов Петрозаводской школы финской разведки, 1943 г., берег озера Шотозеро. Фото из Военного архива Финляндии

Церемония награждения курсантов Петрозаводской школы финской разведки, 1943г, берег оз. Шотозеро. Фото из Военного архива Финляндии

Церемония награждения курсантов Петрозаводской школы финской разведки, 1943 г., берег озера Шотозеро. Фото из Военного архива Финляндии

Финский самолет доставил разведчика на место — Степан Гуменюк спрыгнул с парашютом под Беломорском и благополучно приземлился. Вместе с данной финнами бомбой он отправился в штаб Карельского фронта, где встретился со своими начальниками — Семеном Холево и Алексеем Сидневым. Своим руководителям Александр Морозов дал очень ценную информацию: где сконцентрированы финские войска, что знают финны о месторасположении советских войск, также Гуменюк дал фамилии и приметы агентов Петрозаводской разведшколы и рассказал, в какие места финское командование планирует их забросить. Кстати, после этой информации советское командование решило передислоцировать штаб Карельского фронта.

Далее командующий Карельским фронтом Валерьян Фролов решил инсценировать диверсию, которую финны поручили совершить Александру Морозов». Легенда была такой: Гуменюк не смог подорвать здание штаба и поэтому по собственной инициативе решил уничтожить склады боеприпасов.

Склады начали гореть на третий день пребывания Гуменюка в Беломорске. Разумеется, все снаряды оттуда убрали, но пожар из-за большого количества дымовых шашек получился эффектным. На место сразу прибыли военные и оцепили склады. Позже красноармейцы пустили слух, дескать, пожар — дело диверсантов.

В этом доме в Улялеге в 1942-1943 гг. располагалась школа финской разведки. Фото из архива Сергея Веригина

В этом доме в Улялеге в 1942-1943 гг. располагалась школа финской разведки. Фото из архива Сергея Веригина

Советское командование поручило Степану Гуменюку еще глубже внедриться в финскую разведку и продолжать сбор данных, поэтому 29 июня 1942 года бойцу пришлось вернуться к финнам.

Сначала финские начальники не поверили, что Александр Морозов взорвал склад боеприпасов, и решили произвести аэрофотосъемку. Она показала, что склады действительно сгорели. Начальник Петрозаводской разведшколы Рейно Раски настолько положительно оценил работу Гуменюка, что ставил его в пример остальным финским разведчикам. Степан Гуменюк за мнимую диверсию в Беломорске получил от финнов медаль «За заслуги» второй степени.

Проблемы со связью

Степана Гуменюка после возвращения из Беломорска зачислили в штат Косалмского разведотряда на правах финского солдата. Там он почти год работал банщиком и собирал информацию о членах разведки.

В 1943 году Александра Морозова забросили на территорию СССР в районе Сегежи в составе группы из восьми человек. Из-за того, что Гуменюк был не один, он не смог прийти к своим настоящим начальникам и передать собранные сведения.

Кроме того, эта финская разведгруппа попала в поле зрения советских контрразведчиков. Началось преследование: один из финских разведчиков был убит, остальные ушли. У убитого финна красноармейцы нашли список разведгруппы, в котором был и Морозов. Так Семен Холево и Алексей Сиднев поняли, что Степана Гуменюка не раскрыли противники. Это была первая весть о том, что их сотрудник жив и продолжает выполнять поставленные задачи.

Диверсанты после пяти дней рейда по советскому тылу, Рукаярви, Карелия, 30 мая 1942 г. Фото из Военного архива Финляндии

Диверсанты после пяти дней рейда по советскому тылу, Рукаярви, Карелия, 30 мая 1942 г. Фото из Военного архива Финляндии

После этой провалившейся операции финны больше не отправляли Александра Морозова в советский тыл. Наш разведчик, чтобы себя не раскрыть, не выходил на связь со своими начальниками. Косвенную информацию о нем советское военное руководство получало из показаний пойманных финских разведчиков. Они описывали Александра Морозова как человека, которого их руководство ставит другим диверсантам в пример.

Терро, или Вернуться нераскрытым

Летом 1944 года после активного наступления СССР финские войска начали отступать. В первую очередь противник вывел все разведшколы. Финны берегли своих агентов: Гуменюк в конце июня 1944 года в составе 12 выпускников разведывательных школ (их финское командование признавало наиболее ценными кадрами) оказался в районе Йоэнсуу.

Когда начались мирные переговоры СССР и Финляндии, Александра Морозова направили в Оулу. Там он в начале осени 1944 года вел разведку передвижения немецких войск. В связи с перемирием советские власти потребовали от Финляндии выдачи всех военнопленных, особенно тех, кто им служил. Чтобы этого не допустить, Степану Гуменюку и его сослуживцам вручили финские документы. Так Степан Гуменюк стал Терро. В декабре 1944 года Косалмское разведотделение расформировалось. Морозову вручили медаль за службу, и он самостоятельно устроился по финскому паспорту на службу в пограничную охрану в районе Петсамо.

В мае 1945 года после учебы в пограншколе в Хельсинки Степан Гуменюк нашел возможность посетить Союзную Контрольную Комиссию, которую возглавлял советский генерал-полковник Андрей Жданов. 16 мая Гуменюка тайно на самолете вывезли в Ленинград.

Доктор исторических наук Сергей Веригин сообщил, что существует еще одна версия возвращения Гуменюка на родину. По финским документам, Степан Гуменюк, он же Терро, был передан СССР 11 ноября 1944 года.

Вернувшись в Ленинград, Гуменюк представил в военную контрразведку ценные сведения о деятельности разведывательных органов противника. Он сообщил об известных ему официальных сотрудниках разведки, а также о тех разведчиках, кто уже был заброшен или готовился к заброске в СССР.

Таким образом, Степан Гуменюк указал около ста человек, работавших во вражеской разведке. Это 21 кадровый сотрудник, 22 человека из числа обслуживающего персонала, 27 агентов, 21 член диверсионно-разведывательных групп.

Финны узнали о том, что Степан Гуменюк был советским разведчиком, спустя несколько лет. По мнению Сергея Веригина, это произошло после легализации Гуменюка — в 50-60-х годах. До этого времени финские военные власти считали, что отдали СССР своего ценного кадра.

После войны Степан Гуменюк свою историю не скрывал: приходил на встречи со школьниками и рассказывал им о войне.

Хорошие карельские книги. Почти даром