Сгоревший старый дом

В этом году дому № 20 на ул. Володарского в Петрозаводске исполнился 91 год. Ветхим он официально значится с конца 70-х. Жильцы десятилетиями добиваются новых квартир. Но все, чего они добились от властей, — это туманной перспективы расселения в 2022 году. 7 октября в доме сгорели две квартиры. Два человека погибли. Остальные боятся лишиться жизни под завалами – сгоревший старый дом вот-вот развалится.

Аварийный дом на Володарского, 20

Аварийный дом на Володарского, 20. Фото: ИА "Республика"/Сергей Юдин

«Боимся не дожить до зимы»: с такими словами встретили корреспондентов «Республики» жильцы дома № 20 по ул. Володарского. Это одно из самых старых жилых зданий в столице Карелии – больше года назад он отметил 90-летний юбилей. В доме давно сгнил фундамент, прочие несущие конструкции трещат по швам. После трагического пожара 7 октября ситуация ухудшилась.

— Этот дом уже в 1979 году был под снос, когда я замуж выходила. Я здесь прожила 39 лет, — заявила жительница квартиры № 5 Любовь Калинина.

— Я здесь комнаты покупал для матери, но, судя по всему, я с этого уже ничего не получу. Пожар был прямо надо мной, квартиру полностью затопило, когда работали пожарные. Теперь там небезопасно жить – в любой момент может потолок рухнуть, — рассказал Евгений Логинов.

Люди требуют скорейшего расселения. Городские и республиканские власти обещали сделать это много раз. И обманывали. За прошедшие десятилетия у жильцов скопилась кипа документов, в которых чиновники городской администрации разных поколений записывали здание на Володарского, 20 под расселение и снос. А оно все стоит.

— Сколько же можно?! Две программы были, по которым нас должны были расселить. Сейчас мы попадаем в третью программу, и еще неизвестно опять – сбудется это или нет? Два раза уже не сбылось. Куда нам еще бежать, что нам еще делать? – спрашивает Любовь Калинина.

Любовь Калинина и Евгений Логинов

Любовь Калинина и Евгений Логинов. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Согласно обращению исполкома Ленинского районного совета народных депутатов Петрозаводска от 12 апреля 1988 года, дом должны были расселить в XIII пятилетке. То есть с 1991 по 1995 год. Еще одна упущенная чиновниками возможность улучшить жилищные условия людей – программа расселения аварийного жилья, действовавшая с 2008 по 2015 год. Городская власть также бездействовала – дом 1927 года постройки вообще не признавали аварийным.

Советский документ о расселении дома по Володарского, 20

Советский документ о расселении дома по Володарского, 20

— В 2015 году мэрия вообще добивалась разрешения на капитальный ремонт дома. Жильцы встали грудью – да вы что, тут вообще ремонтировать нечего! Здесь фундамент полностью сгнил. Долго ребята воевали. И только после этого кое-как, скрипя зубами, мэрия признала его аварийным, — сообщил Евгений Логинов.

Таковым он официально стал в мае 2017 года. Срок расселения – до 31 декабря 2022-го. Это означает, что здание попало во второй этап новой федеральной программы, финансирование которой еще только утверждается в Москве. В петрозаводскую очередь по этой программе дом попал под номером 120. Жильцы же настаивают, чтобы дом перенесли в первый этап программы, то есть в список тех зданий, которые признавали аварийными до 1 января 2012 года. То есть задним числом. Однако в мэрии им предложили только маневренный фонд (большинство квартир на Володарского, 20 – муниципальные).

— Теперь сидим и ждем, а что сделаешь? В мэрии нам предложили только маневренный фонд. Сразу сказали – пишите заявление. Но мы, конечно, не согласны, даже смотреть не стали, — заявила Наталья Воронова из квартиры № 1. — Туда заедешь и больше оттуда не выедешь, я так думаю. И нашим властям уже не доверяю. Нас просто забудут там.

С одной стороны, позиция жильцов вызывает вопросы – если дом элементарно небезопасен для жизни их семей, то почему бы не согласиться на переезд в маневренный фонд – пусть неухоженный, не очень чистый, но безопасный? При этом, правда, вспоминается состояние квартир и комнат маневренного фонда – грязь и далеко не всегда спокойные соседи. С другой стороны, невозможно принять бездействие властей: дом нужно расселять как можно скорее, это видно невооруженным глазом.

Проклятый старый дом

Проклятый старый дом. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

— Я ходил в мэрию сразу после пожара, 8-го числа, — рассказал Евгений Логинов. — Мне сказали, что это моя частная собственность и я за нее отвечаю. И мне вообще ничего не положено: ни маневренного фонда, ничего. По сути, я остался без денег и без квартиры. В нашей стране, я так понимаю, частная собственность вообще…. 30 лет пытается как-то на ноги встать, но до сих пор никакого конкретного законодательства не принято.

Жильцы понимают, что сдвинуть сроки расселения по федеральной программе практически невозможно, но надеются на помощь юристов, к которым обратятся в ближайшее время.

Хорошие карельские книги. Почти даром