Препарат, применяемый для профилактики COVID-19, может помочь в разведении карельской форели

Дигидрокверцетин применяется также в медицине и ветеринарии, однако сотрудники КарНЦ РАН расширили возможное применение этого антиоксиданта.

Ученые КарНЦ РАН проверили доказали эффективность антиоксиданта нового поколения дигидрокверцетина для радужной форели. Исследования длились три года, ими руководила старший научный сотрудник лаборатории экологической биохимии Надежда Канцерова. Именно ей принадлежит идея использования дигидрокверцетина при разведении радужной форели, до этого его не рассматривали в качестве кормовой биодобавки.


Дигидрокверцетин — антиоксидант из отходов заготовки лиственницы. Разработан и изготовляется в России. Активно применяется в косметологии, медицине, ветеринарии (например, при разведении крупного рогатого скота). Этот препарат в соответствии с рекомендациями медицинской школы Вирджинии применяют медицинские работники для профилактики COVID-19.

«Радужная форель — достаточно чувствительная рыба ко многим стресс-факторам, например, к повышению температуры воды летом, к инфекционным заболеваниям, к голоданию. В Карелии бывают жаркие года, в 2010-м, к примеру, выживаемость радужной форели из-за жарких летних дней была очень низкой: почти 90% рыбы погибало. Наши исследования показали, что форель благодаря этой биодобавке лучше переносит подъем температуры воды.

Эффективность этой добавки была доказана уже на крупном рогатом скоте, на птицах. А вот на радужной форели мы первыми показали эффективность этой добавки», — рассказала Надежда Канцерова.

Старший научный сотрудник лаборатории экологической биохимии отметила, что исследования проводились совместно с двумя форелеводческими хозяйствами. По их итогу ученые дали им практическую рекомендацию. Вопрос о патентах пока что решается.

«Эти исследования были поддержаны Российским научным фондом. Работу мы начали три года назад, когда мы получили грант на нее. В июне мы грант завершили, успешно отчитались и получили продление проекта на два года. Сейчас для нас основная задача — исследование механизмов, важно понять, по какому принципу действует это вещество», — добавила Надежда Канцерова.