Редкая профессия: как работает тифлокомментатор

Таких специалистов на всю Россию всего около 20. Один из них работает в Карелии. Александра Лавренова готовит комментарии к постановкам Национального театра, чтобы слепые люди могли в полной мере стать зрителями спектаклей. За год в театре адаптировали четыре постановки, сейчас идет подготовка к пятой.

Александра Лавренова. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Александра Лавренова. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Александра Лавренова – диктор, а с недавнего времени еще и тифлокомментатор Национального театра Карелии. Это редкая профессия – не только для республики, но и для всей страны: всего в России работают около 20 таких специалистов. Тифлокомментатор помогает незрячим людям более полно воспринимать театральные постановки: рассказывает о декорациях, описывает героев и действие на сцене.

Прибор для передачи тифлокомментариев. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Прибор для передачи тифлокомментариев. Фото: «Республика» / Лилия Кончакова

Заполняя паузы

Александра окончила специальный курс в институте «Реакомп» в Москве.

«Когда в театре предложили поехать учиться на тифлокомментатора, я сразу сказала, что хочу. Обучение длилось месяц. Когда я вернулась и начала готовить комментарии к первому спектаклю, я сидела, как школьница перед сочинением, и не понимала, с чего же начать. В целом работу тифлокомментатора можно описать так: что вижу, то и пою. Но все, что я вижу и пою, надо распределить в паузы между диалогами и монологами актеров. Я стараюсь не перекрывать речь актеров. Моим зрителям должно быть слышно все, что происходит на сцене, и я на это всегда опираюсь. А то, что неслышно, я должна рассказать», – объяснила Александра Лавренова.

Тифлокомментатор начинает работать со своей публикой еще до начала спектакля, чтобы успеть подготовить ее к действию.

«Нам важно, чтобы зрителям было комфортно и интересно. Надо понимать, что слепые все слышат , и они не глупые люди, они все понимают», – сказала Александра.

За год в театре подготовили тифлокомментарии к четырем спектаклям: «Сын-медведь», «Любовь и голуби», «Кадриль» и «Русское поле». Это постановки для детей и взрослых. Такой выбор сделан неслучайно, чтобы охватить как можно больше особенных зрителей. По словам специалиста, все эти четыре спектакля очень разные в плане тифлокомментирования.

Сцена из спектакля "Сын-медведь". Фото: из архива Национального театра Карелии

Сцена из спектакля «Сын-медведь». Фото: из архива Национального театра Карелии

«Я не могу сказать определенно, детский или взрослый спектакль сложнее комментировать. В постановке «Сын-медведь», казалось бы, много говорят. Актеры рассказывают все, что они делают, но в то же время там надо озвучить много описаний: костюмы, декорации, – говорит Александра. – Я очень пожалела, что у нас не получилось более подробно после спектакля изучить декорации. Вот декорации после последнего спектакля «Русское поле» нам разрешили посмотреть, выйти на сцену, все потрогать. Я считаю это важным, потому что это возможность закрепить услышанное, и мне интересно понять, правильно ли я донесла до них описание предметов в тифлокомментировании».

Оборудование и нюансы

На работу актеров тифлокомментирование никак не влияет, это для них просто новая форма существования на сцене, говорит Александра. Но есть свои нюансы. Например, перед спектаклем «Русское поле» актеры сильно волновались, потому что там есть очень громкие спецэффекты, взрывы на поле боя, а незрячие приходят в театр с собаками-поводырями. Артисты боялись, что собаки испугаются, начнут лаять и беспокоить других зрителей.

«Я тоже очень волновалась по этому поводу, предупредила владельцев собак, что будет шумно. Но меня успокоили, объяснили, что эти собаки обучены и не реагируют ни на какие шумы. И я прокомментировала, что во второй части постановки будут очень громкие спецэффекты. И те, кому это неприятно, могли в антракте уйти. Но никто не ушел и не испугался», – поделилась тифлокомментатор.

Олег Черепанов с собакой- поводырем на спектакле "Любовь и голуби". Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Олег Черепанов с собакой- поводырем на спектакле «Любовь и голуби». Фото: «Республика» / Лилия Кончакова

Для работы тифлокомментатора необходимо дорогое аудиооборудование, но какой-то специальной техники не существует.

«У тифлокомментирования есть очень много разных форм и проявлений. Наиболее распространённые из них предусматривают использование некого оборудования, которое ошибочно часто называют специальным оборудованием для тифлокомментирования. Почему ошибочно? Да потому, что такого оборудования попросту не существует. В России отсутствует такая спецификация, а для организации мероприятий с тифлокомментарием, не важно в кино, театре, на стадионе или где-либо еще, используются конференц-системы. То же самое оборудование, которое служит, например, для обеспечения синхронного перевода – стационарный или портативный передатчик и приемники с наушниками. Почему это важно знать? Стоимость такого оборудования довольно высокая. Цена комплекта хорошего качества может колебаться от 150 до 250 тысяч рублей», – уточнила Александра Лавренова.

Национальный театр подал заявку в фонд Алишера Усманова, выиграл грант на приобретение 20 пар специального оборудования: передающее устройство и наушники.  На замену всего оборудования в театре (наушники и передающий плеер) потребуется порядка 12 млн рублей.

Услуга тифлокомментирования спектаклей Национального театра Карелии реализовывается в рамках программы «Особый взгляд» благотворительного фонда «Искусство, наука и спорт».

Экспертная группа

Олег Черепанов  – инвалид по зрению, но, несмотря на это, он любит театр, не пропускает ни одну адаптированную постановку и входит в экспертную группу при подготовке тифлокомментариев к спектаклям Национального театра. Вместе с ним Александре Лавреновой помогает поэт, актер Леонид Авксентьев. Он тоже инвалид по зрению. По словам незрячих людей, 30–40% спектакля для них просто остается недоступными без тифлокомментирования.

Олег Черепанов. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Олег Черепанов. Фото: «Республика» / Лилия Кончакова

«Вот в спектакле «Русское поле» героиня Полина на мостках то белье стирает, то сидит там. И часто в постановке употребляется это слово «мостки».  А ведь кто-то из незрячих даже не представляет, что такое мостки. Не был он в деревне, на озере, не знает ничего также ни про колодец, ни про пугало. Возможность выйти на сцену и изучить декорации –  это классно. В следующий раз посещение этого спектакля будет еще полнее. Ты уже сможешь представить полностью сцену. И это очень важно. Это находка, потому как не каждый театр пустит бродить слепых по сцене», – рассказал Олег Черепанов.

В детском спектакле «Сын-медведь» много символики. Тифлокомментатору нужно все обыграть: мост, дорога, дом Бабы-Яги. Спектакль «Любовь и голуби» построен на диалогах и монологах. Это легче с точки зрения тифлокомментирования.

«Монологи и диалоги незрячий сам поймет. А вот, например, узловой момент спектакля «Любовь и голуби», когда из голубятни улетают голуби, – незрячему надо пояснять, – уверен Олег Черепанов. – Дом опустел, хозяин ушел. И вдруг где-то над потолком какой-то шорох, звук. Если бы не было комментирования, то это прошло бы мимо, мы бы ничего не поняли. А там красивая анимация, когда голуби вылетают из голубятни, машут крыльями, и тогда этот звук нагружается определенным смыслом. И потом голуби возвращаются в голубятню, хозяин возвращается домой, счастливый финал. Объяснять такие моменты просто необходимо».

Спектакль "Сын-Медведь". Фото: Национальный театр РК / Мария Курило

Спектакль «Сын-Медведь». Фото: Национальный театр РК / Мария Курило

В спектакле «Русское поле» Александра Лавренова подробно описывает главную героиню Полину. Сцены, где она общается с Михеевым, который флиртует с ней, они о чем-то спорят, что-то обсуждают.

«Там есть сцена, когда Полина идет с коромыслом. Это коромысло символично. В это время Александра комментирует, описывает: у Полины напряглись мышцы ног, выпрямилась спина. Это, как у Набокова, его герой любуется Лолитой, когда та играет в теннис. Он наслаждается каждым ее поворотом, взглядом, наклоном. А во второй части спектакля: разговор перед боем, солдаты говорят о женщинах. Каждый вспоминает свою возлюбленную. Михеев обнимает ствол пулемета, вспоминает Полину, это тоже символика. Но это ведь тоже было бы нам недоступно, Александра все это хорошо обыгрывает. И складывается такая более-менее полная картина», – поделился зритель.

Леонид Авксентьев с супругой. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Леонид Авксентьев с супругой. Фото: «Республика» / Лилия Кончакова

Сейчас Александра Лавренова при подготовке спектаклей консультируется с двумя экспертами и коллегой из музея ИЗО. Олег Черепанов предложил устроить более широкое обсуждение спектаклей с тифлокомментариями, пригласить на него и других незрячих зрителей, чтобы Александре было легче понимать, для кого и с кем она работает.

По замыслу Черепанова, который работает в Национальной библиотеке Карелии в отделе для слепых, к премьерам можно выпускать специальные тактильные книги. Чтобы знакомить особенных зрителей, особенно детей, с постановками перед походом в театр. Тогда они будут приходить на представление подготовленными.

«Я вообще думаю о том, что нужно написать грант, чтобы купить хороший 3D-принтер. И тогда можно будет распечатывать объемные макеты сцены и декораций к постановкам. Эти тактильные копии позволят незрячим подготовиться к спектаклю. И потом еще из этих макетов устроить в театре выставку», – поделился планами Олег Черепанов.

Сейчас Национальный театр Карелии готовит комментарии к пятому спектаклю, на который пригласят особенных зрителей. Пока Александра держит название постановки в секрете, но уже во всю к ней готовиться.

Возможно, в ближайшее время для незрячих зрителей Карелии будут записывать спектакли с комментариями и выкладывать в интернет, как это уже делают в Тюмени и Казани.

Александра Лавренова. Фото: "Республика" / лилия Кончакова

Александра Лавренова. Фото: «Республика» / лилия Кончакова