Пять лет с правом переписки

В ПетрГУ попытались свести в словесном поединке четырех кандидатов на пост уполномоченного по правам ребенка. Попытка не удалась: двое общественников добровольно выбыли из этой гонки. Главе Карелии придется выбирать между юристом и государственным деятелем, а остальным — думать, как расширить полномочия детского омбудсмена, если мы хотим от него реальных действий.

Журналисты, накануне пришедшие в ПетрГУ, откровенно ожидали, что заседание дискуссионного клуба «Диалог всех со всеми» содержательно будет напоминать название другого дискуссионного клуба петрозаводского вуза – «Тёрки». Собравшиеся общественность должна была обсудить и вынести свои рекомендации главе республики по четырем кандидатам на должность уполномоченного по защите прав ребенка, утвержденных главой республики.

Понятно, что на встрече ждали всех: и кандидатов, и пока еще действующего уполномоченного Оксану Старшову. Подискутировать на тему защиты прав детей собрались общественники, чиновники, люди в погонах. Но бурной дискуссии не получилось. Прежде всего потому, что не пришла Оксана Старшова. Хотя к ней, будем откровенны, накопилось очень много вопросов как к действующему пока детскому омбудсмену. Высказать ей претензии неоднократно порывались многие участники вчерашнего мероприятия. Но не давала тактичная модератор Наталья Вавилова.

Наталья Вавилова

Наталья Вавилова. Фото: «Республика» / Николай Смирнов

Дискуссия у дискуссионного клуба не получилась еще и потому, что участвовать в ней отказались два кандидата из четырех, добровольно выбывшие из гонки за право защищать детей в республике. Сначала об этом заявила председатель национально-культурной автономии белорусов Петрозаводска «Белая Русь», руководитель благотворительного фонда «Моя бабуля» Светлана Барташевич. Общественница указала на то, что впереди у нее работа над большими проектами, в том числе в сфере ЖКХ. А член общественной палаты Карелии Лариса Бойченко о своем решении уведомила письменно, документ зачитала ее коллега Наталья Вавилова.

Светлана Барташевич

Светлана Барташевич. Фото: «Республика» /
Николай Смирнов

После этих заявлений даже потенциальный градус дискуссии снизился ровно вдвое. Оставшиеся кандидаты — руководитель регионального исполнительного комитета партии «Единая Россия» Геннадий Сараев и член Общественной палаты Карелии, руководитель юридической службы по защите прав журналистов и блогеров Елена Пальцева – были готовы принять «весь огонь» на себя. Но единственные, кто говорил о задачах, проблемах и смысле работы детского омбудсмена и самой фигуре уполномоченного, были сами кандидаты.

Программы их в силу потенциальной работы с детьми достаточно похожи. Геннадий Сараев, поработавший замминистра образования республики и продолжающий трудиться в Карельском фонде развития образования, больше упирал на свой опыт и реализацию многочисленных программ. Елена Пальцева считает, что детский омбудсмен должен свободно играть на информационном поле, быть на короткой ноге с журналистским сообществом – не замалчивать проблемы детей и детства.

Оба, похоже, сошлись на том, что у уполномоченного по правам ребенка должны быть помощники, и по большому счету, это все наше общество целиком. Нельзя превращать детского омбудсмена в козла отпущения, если случается какая-нибудь беда, отметил Геннадий Сараев.

Геннадий Сараев

Геннадий Сараев. Фото: «Республика» / Николай Смирнов

А вот пришедших в дискуссионных клуб много больше интересовали другие вещи. А сколько каждому лет? А сколько детей? А верующий ли человек Елена Пальцева? Только по истечении половины отпущенного на дискуссию времени речь зашла о конкретных вопросах, имеющих для работы детского омбудсмена практическое значение. А именно то, что сегодня уполномоченный в своей работе обладает правом переписки с различными органами. И все. Нужно вмешательство МВД? Прокуратуры? Министерства образования? Межведомственной комиссии по отопительному сезону? Омбудсмен вправе лишь написать запрос и ждать ответа положенный месяц. Меж тем конкретное решение зачастую необходимо прямо сейчас, а не через 30 дней.

Более того, в суде детский омбудсмен не имеет практически никаких прав. Эту проблему необходимо решать на уровне законодательной власти республики. И решать прямо сейчас, если мы хотим, чтобы уполномоченный реально защищал права детей, а не просто получал зарплату из дефицитного бюджета. Пока омбудсмен в нашем регионе – это функционер с пятилетним правом переписки.

Елена Пальцева

Елена Пальцева. Фото: «Республика» / Николай Смирнов

Второй вопрос, который немного расшевелил аудиторию (по симпатиям к одному и второму кандидату она разделилась примерно напополам) – это вопрос «зависимости» или «независимости» от действующих властей. Одна половина клуба сочла, что вчерашняя и сегодняшняя власть в Карелии не слышит общественность, и потому новый омбудсмен должен быть максимально независим от нее (Елена Пальцева). Другая половина сочла проблему неактуальной и упирала на опыт (Геннадий Сараев).

Определенные итоги подвел заместитель главы Карелии по внутренней политике Владимир Любарский. Он заметил, что всем нам нужно учиться искусству дискуссии, иначе невозможно построить то гражданское общество, о котором мы много говорим. В том числе на вчерашнем заседании дискуссионного клуба. А решение, кого из двух кандидатов представить на утверждение в Заксобрание, глава Карелии примет уже сегодня.

Заседание дискуссионного клуба

Заседание дискуссионного клуба. Фото: «Республика» / Николай Смирнов

Абзац